воскресенье, 28 ноября 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Андерс Аслунд: Как Кремль атакует судебную систему США Россия использует Интерпол, чтобы получить поддержку правоохранителей в странах Запада в преследовании диссидентов и жертв рейдерских захватов

Американцы негодуют из-за вмешательства Кремля в избирательную систему США. К сожалению, это лишь верхушка айсберга. Россия также пытается захватить судебную систему США в коррупционных целях, для экспроприации и политических репрессий, хотя этому и уделяется недостаточно внимания, пишет Андерс Аслунд для The Hill (перевод – Новое время).

С тех пор, как в 2000-х Владимир Путин стал президентом, незаконный захват частных активов и компаний Кремлем – норма. Правящие элиты регулярно используют российские правоохранительные органы и суды для собственного обогащения.

В годовых докладах Госдепартамента США и Freedom House подчёркивается, что российская судовая система зависима от влиятельной исполнительной власти.

Дело Сергея Магнитского – это самый известный пример того, как российское государство использует суды в поддержку своей клептократии. Благодаря сговору, российские налоговые и правоохранительные органы обманом отобрали у российских налогоплательщиков $230 млн – это крупнейшее налоговое мошенничество в истории России. Для этого использовали Hermitage Capital – компанию Билла Браудера.

Когда Магнитский, адвокат по делам налогообложения Браудера, выявил мошенничество и уведомил соответствующие органы, Hermitage и Магнитского обвинили в том, что это была махинация с их стороны. Затем Магнитского арестовали: он умер в следственном изоляторе в возрасте 37 лет.

С тех пор российские власти неоднократно обращались в Интерпол с просьбой объявить Браудера в розыск, чтобы преследовать его и других жертв. Интерполом нередко злоупотребляют. И хотя его главная цель – обеспечить межгосударственную координацию правоохранительных органов, организация часто не контролирует и не перепроверяет те запросы и уведомления, которые передает.

Россия злоупотребляет красными бюллетенями Интерпола, чтобы получить поддержку международных правоохранительных органов, в том числе и правоохранительных органов США, в преследовании политических диссидентов и жертв рейдерских захватов.

Российские судебные инстанции также используют и американскую судовую систему. Делается это с помощью федеральных законов США об обнаружении, согласно которым, иностранная сторона может использовать федеральные суды Америки для принудительного обнаружения любого лица, находящегося под юрисдикцией США.

Российские власти неоднократно применяли этот закон против ЮКОСа и его дочерних компаний после того, как конфисковали нефтяной гигант у Михаила Ходорковского и других акционеров.

Совсем недавно агенты российского государства участвовали в двух федеральных судебных делах в Нью-Йорке: в 2016 году пытались ограбить активы Жанны Буллок и ее инвестиционной фирмы RIGroup, а в 2018 году – разграбить личную собственность банкира Сергея Леонтьева, бывшего акционера Пробизнесбанка.

Россия пытается заполучить информацию, которую использует для уголовных обвинений и разработки вымогательских схем против лиц, бежавших в США за защитой, безопасностью и верховенством права.

Российское правительство и его партнеры разработали аналогичные стратегии по использованию федеральных и государственных судов, чтобы те проверяли и признавали фиктивные решения российских судов; по использованию свода законов США о банкротстве от имени фиктивных кредиторов, связанных с РФ, и по соблюдению незаконных требований и распоряжений, выданных коррумпированными российскими судьями.

Хотя американским судьям разрешено рассматривать доказательства, которые ставят под сомнение законность иностранного судебного решения, они справедливо не решаются этим пользоваться: это значило бы усомниться, придерживается ли другая страна принципа верховенства права.

Чтобы выявить все это, необходим глубинный анализ, выходящий за рамки возможностей большинства судов. Следовательно, судебные органы США плохо подготовлены к защите от вторжения россиян.

США постепенно начинают реагировать на российское вторжение в их суды. В 2017 году Соединенные Штаты наложили санкции на двух российских бизнес-юристов Юлию Майорову и Андрея Павлова, которые неоднократно представляли российские правительственные учреждения в Соединенных Штатах.

После того, как Конгресс принял «Всемирный закон имени Магнитского об ответственности за нарушение прав человека», США наложили санкции и на Артема Чайку, сына генерального прокурора России, который использовал должность своего отца, чтобы вымогать взятки и получать контракты в обход конкурентов.

Необходимо сделать нечто большее, чтобы не допустить российского беззакония за границей. Юридическому комитету палаты представителей Сената необходимо расследовать компьютерные атаки на американские суды, а затем провести слушания для изучения угрозы, которую они представляют, – чтобы разработать законодательство, которое поможет блокировать будущие атаки.

Департаменту юстиции и Госдепартаменту нужно рассмотреть вопрос о создании совместной рабочей группы для координации с судами США, где жертвы беззакония коррумпированных правительств могут представить свои доказательства.

Государственный департамент уже готовит ежегодные доклады об иностранных судебных органах, которые можно использовать для защиты целостности судов США.



Поделитесь.





Новости партнеров