четверг, 13 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Дмитрий Орешкин: Реальная сила Владимира Владимировича Россия представляет собой такого себе мерина. Который понемножечку работает, не надрывается, в силу известных причин детей не производит, а самое главное – послушен

Россия готовит ответные санкции США. Среди всего прочего, власти хотят запретить ввоз американских лекарств и продуктов. Готовы ли россияне пойти на такие жертвы?

Во-первых, их никто не спрашивает. После выборов россияне переживают депрессию и острое нежелание участвовать в каких-то публичных акциях. Согласно недавнему опросу Левада-центр (а это все-таки лучшая российская служба), лишь 10% россиян теоретически допускают возможное участие в протестных акциях. Остальные 90% – не готовы и не хотят. Это самый высокий уровень политической апатии за последние восемь лет.

Нельзя сказать, что люди недовольны. Можно сказать, что они не знают, что делать. Не знают, за что бороться, а поэтому и не собираются.

Предполагаемые российские санкции – это, конечно, удар по собственному населению. Особенно, когда дело касается лекарств: не нужно объяснять, почему американские лучше, чем китайские. Другой вопрос, что первые дороже, но ради спасения жизни люди как-то находят эти деньги.

Теперь у них не будет американских лекарств. Ясно, что американцы и их фирмы не сильно пострадают от потери российского рынка, который и без того не был таким уж обширным. А вот россияне пострадают.

Что касается запрета на ввоз сигарет и напитков, то это тоже не будет большим шоком. Прежде всего, это все-таки дорого, а люди предпочитают что-то подешевле. Большинство этого просто не заметит. Они продолжат покупать отечественные сигареты и водку, которая раз в пять дешевле, чем какой-то американский виски. Ну а те, которые очень сильно любят тамошний бурбон, всегда могут купить его в любом Duty Free.

Контрсанкции – очевидный пиар. И пиар правильный – люди его с удовольствием потребляют. Более того, они считают, что нужно было ответить США пожестче: лучше нанести ядерный удар.

Это типично советская способность – выбирать обитание в виртуальной реальности взамен материальной. Кремль это хорошо понимает, а поэтому смело позволяет себе такого рода вещи.

На самом деле, от санкций пострадает ерундовая часть что российской, что американской экономики. И это не так уже значимо для населения, но очень медийно – мол, «а мы все-таки по ним как-то ударили».

Большинство людей просто стараются не обращать на это внимание, так же, как и не думать о том, в чем реальная сила Владимира Владимировича. Какой удар он нанес Сирии, как он защитил Башара Асада от США, как он сдерживает американскую агрессию и т.д.

Рационально об этом думать нельзя – иначе ты просто не увидишь никаких побед. Поэтому россияне стараются думать иррационально – «но, наверное, где-то там мы все-таки им ответили».

Это типичная ситуация для России, и она вполне объективна.

Именно так обстоят дела в стране. Поэтому говорить о том, что кровавый режим Путина рухнет со дня на день – чем любят заниматься никоторые российские политологи, как правило, проживающие за рубежом, – это просто наводить тень на плетень.

Режим консервативен, он не способен к развитию, да и не стремится к этому. А вместе с ним от мировых процессов отстает Россия. Но режим это нисколько не волнует: он контролирует власть, ситуацию и идеологию. А значит все в порядке, чему свидетельство – победа Путина на выборах.

Радости это никому не приносит, но и разочарования тоже: такой себе брежневский СССР в миниатюре.

А вот запрет Telegram многих беспокоит. Но только то меньшинство, которое этим мессенджером пользовалось. Каких-то 5-10% населения. Они раздражены, озабочены, фрустрированы. Они понимают, что страна идет в тупик.

Но их позиция тоже типична для брежневской ситуации 70-80-х годов, времена так называемой кухонной оппозиции. Такие люди просто не ходят что на выборы, что на демонстрации, в которых разочаровались. И, в общем-то, правильно: проку от этих демонстраций ноль.

Эти люди просто вычли себя из процесса, режима и государства. Сначала ментально, а молодежь все более реально – просто уезжают отсюда и точка.

В таком брежневском застое СССР существовал минимум 15-20 лет, пока не развалился. Но до развала еще нужно дойти. Пока таких оснований нет: нефть дорожает, а рубль хоть и дешевеет, что даже укрепляет режим. Ведь таким образом последний получает лишние деньги.

Да, наверное, запрет Telegram кого-то зацепил. Тем не менее, это не жизненно важная услуга. Не то, что способно консолидировать, вызвать протест или политические акции. Покричать, посмеяться, позлословить в соцсетях – и не более.

На самом деле, в данной ситуации Россия представляет собой такого себе мерина. Который понемножечку работает, не надрывается, в силу известных причин детей не производит, а самое главное – послушен.


Дмитрий Орешкин / Новое время
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

одиннадцать − шесть =