четверг, 24 мая 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Андрей Пионтковский: Нужно просто убить Дракона Путин из гаранта безопасности превратился в угрозу. «Элиты» растеряны и напуганы нависшей над ними перспективой конфискации «русского триллиона»

Выборы без конкуренции – это не выборы. Владимир Путин уже 18 лет у власти. Он боится конкуренции, поэтому его главный соперник, Алексей Навальный, не допущен на выборы. Но такие выборы – обман. Мы объявляем забастовку избирателей с требованием допустить Навального до выборов:

  • не идем голосовать и призываем других не идти;
  • объясняем, как власть опять нас обманывает;
  • проводим 28 января всероссийскую акцию протеста;
  • обучаем тысячи наблюдателей;
  • фиксируем нарушения на выборах, пресекаем фальсификации;
  • доказываем всему миру, что выборы Путина ненастоящие, а сам он нелегитимный президент.

Это листовка штаба Алексея Навального – призыв к всероссийской акции протеста 28 января, открывающей «забастовку избирателей». Хорошая листовка, но она неизбежно несет отпечаток перехода движения Навального от одной стадии и стратегии протестных действий к другой.

Справедливое требование допустить Навального до выборов сыграло громадную роль в мобилизации сторонников этого политика, завоевании им новой аудитории по всей стране, создании организационной структуры в регионах. Короче, в превращении Навального в федерального политика. Тактически оно полностью себя оправдало. В городе появился Ланцелот. Он скрупулезно выполнял на первом этапе битвы правила поединка, составленные Драконом, прекрасно понимая, что в решающий момент тот обязательно передернет карты, снова публично себя дискредитировав. 6 января решение ЦИК о недопуске Навального к выборам юридически вступило в силу.

Борьба за допуск к официальным «выборам» Дракона исчерпала себя. У сформировавшегося в ходе ее массового общественного движения органически появилась другая и единственная достойная задача – убить Дракона. Политически, разумеется. Именно так я понимаю результирующий призыв листовки: доказываем всему миру, что выборы Путина ненастоящие, а сам он нелегитимный президент. По существу, это программа бессрочного гражданского неповиновения нелегитимной власти.

У ряда уважаемых граждан города (разумеется, ничего общего не имеющих с администрацией Дракона) обнаружился целый набор претензий к личности Ланцелота: они не согласны с некоторыми его политическими высказываниями, опасаются, что из него может получиться дракон даже еще более худший, чем нонешний дракоша, к которому худо ли бедно, но все уже как-то привыкли.

Эти совершенно естественные и законные в демократической среде вопросы не совсем своевременны накануне 28 января. У меня тоже есть разногласия с Навальным, которые я никогда не скрывал и о которых охотно готов поговорить на следующий день после отстранения от власти в России нелегитимного режима. А пока у меня нет для уважаемых коллег других Ланцелотов, за которыми, как в марте и июне прошлого года, выйдут на улицы ста городов России десятки тысяч молодых и не очень молодых людей, неравнодушных к судьбе своей страны.

Что касается опасности появления нового дракона, то какие бы дурные задатки ни приписывались Навальному, они заведомо не будут реализованы. Еще во времена Координационного совета оппозиции единодушно было сформулировано, что задачей мирной антикриминальной революции является не замена плохого царя/дракона Путина на хорошего царя/дракона Навального, а ликвидация должности царя/дракона, то есть радикальное изменение многовекового политического строя России. Насколько мне известно, Навальный всегда разделял этот тезис, что нашло отражение и в опубликованной им программе.

Вопрос, который действительно актуален сегодня, звучит так: удастся ли массовому протестному движению выполнить свою миссию – доказать всему миру и прежде всего своему народу, что выборы Путина ненастоящие, а сам он нелегитимный президент, и ликвидировать в стране институт Дракона? Кстати, те безобразия, которые были совершены действующим «президентом» в ходе текущей кампании, отягощают, разумеется, список его политических преступлений, но далеко не исчерпывают перечень доказательств его нелегитимности. Фундаментальным его преступлением является вопиющее попрание Конституции РФ, которому он с особым цинизмом предается с 6 мая 2012 года. В Конституции сказано (и по этому поводу были уже разъяснения Конституционного от 05.10.98 и Верховного от 25.09.01 судов), что «одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков подряд» (статья 81/3 Основного закона РФ). Если торчащая перед нами почти два десятилетия физиономия – одно и то же лицо, то у этого лица два срока подряд закончились 14 мая 2008 года. Самый популярный лозунг массовых антипутинских акций – «Путин – вор!». Вор – слово многозначное в русском языке, и Путин – не только крупнейший коррупционер. С марта 2012 года он является самозванцем, нарушившим конституционные ограничения по срокам нахождения во власти.

Наглядный опыт десятков антиавторитарных революций во всем мире учит, что ключевым условием их успеха является сочетание двух факторов: массовый протест на улице и реальный раскол «элит». Нужен Ланцелот, способный повести за собой людей, нужны бургомистры, готовые в критический момент сдать Дракона. Вспомним события 2011–12 годов. Тогда демонстрации в Москве собирали до 200 тысяч человек. Этого было бы достаточно для серьезных изменений в стране, если бы после митингов какие-то «башни Кремля» обозначили свою поддержку хотя бы части требований демонстрантов. Если бы что-то промямлил тот же Медведев или так называемые либеральные члены правительства (будущие улюкаевы), то, уверяю вас, на следующий день на улицах было бы уже 500 тысяч. Подтянулись бы сомневающиеся и осторожные. И такая демонстрация, в свою очередь, усилила бы раскол в элитах.

Это саморазвертывающийся процесс. Мы видели его в действии во многих странах. Но в 2012-м не было ни малейшего признака раскола российских «элит». Все башни остались верны Путину, потому что боялись массового протеста больше, чем путинских силовиков-опричников. Путин рассматривался «элитами» как политическое прикрытие, без которого режиму не на чем больше было держаться, как гарант сохранности их огромной собственности как в России, так и за рубежом.

Сейчас ситуация коренным образом изменилась. Путин из гаранта безопасности превратился в угрозу для их активов. «Элиты» растеряны и напуганы нависшей над ними перспективой конфискации «русского триллиона». Они думают сегодня о будущем, о том, как бы перекраситься, как использовать протестное движение, может быть, попытаться его возглавить или присягнуть какому-нибудь новому дракону, чтобы сохранить все по-старому внутри страны и спасти хотя бы часть авуаров в заморских общаках. Короче, о чем угодно, только не о путинской судьбе.

Условия для мирной антикриминальной революции в России сейчас более благоприятны, чем когда-либо прежде. Тем более, что становится скандально очевидным полный износ персоналистского бренда. Про коммунистических драконов справедливо говорили в 80-е, что за 70 лет они от демонов Октября сократились до мышей. Но Константин Устинович Черненко не заливал на ночь льдом кремлевское кладбище, чтобы играть на нем в потешный хоккей-поддавки с членами политбюро.

Мадам Памфилова заметила среди клиентов своего заведения претендентов с чудинкой. Покойный Борис Немцов за два дня до своей гибели выразился гораздо более определенно о нашем пожизненном путинденте. Избавление страны от правящего режима становится неотложной общенациональной задачей. Нынешний «избирательный» балаган не имеет к ее решению никакого отношения. Интересно, сможет ли кто-то из участвующих в нем персонажей оказаться в последний момент на правильной стороне российской истории. Для этого он должен сделать два важных шага. Разумеется, снять в определенный момент свою кандидатуру и призвать сторонников игнорировать «избирательный» фарс. Но сначала – максимально использовать имеющуюся у зарегистрированных кандидатов процедурную возможность.

По странному недосмотру действующий Закон о выборах президента России предоставляет им весомый юридический инструмент, в статье 84/4. Решение Центральной избирательной комиссии Российской Федерации о регистрации кандидата может быть отменено Верховным судом Российской Федерации по заявлению иного зарегистрированного кандидата, если будет установлено, что решение было принято Центральной избирательной комиссией Российской Федерации с нарушением требований, предусмотренных пунктом 2 статьи 39 настоящего Федерального закона. Кандидат Путин В. В. был зарегистрирован с грубым нарушением требований пункта 2 статьи 39. Он, очевидно, не обладает пассивным избирательным правом с 2008 года (см. статью 81/3 Конституции РФ). Об этом обстоятельстве многие годы пишут независимые блогеры, но зарегистрированный кандидат в президенты cпособен настоять на публичном обсуждении незаконности регистрации господина Путина в Верховном суде РФ с открытыми прениями юридических сторон. Что серьезно усилит в общественном сознании убедительность аргументов о нелегитимности самозванца.

В целом, мы живем уже в немного другой России. Будущее впервые за долгие годы не расписано за нас манипуляторами-политтехнологами, будущее открыто и зависит от нашей решимости и наших усилий. Бургомистры никуда не денутся и постараются свести изменения в жизни страны к косметическим. Посмотрите хотя бы на украинских бургомистров. Сегодня нужно просто убить Дракона.

Андрей Пионтковский / Радио Свобода
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

двадцать + четыре =