среда, 8 апреля 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Последствия боя под Золотым: Как Россия испытала Зеленского на прочность На протяжении практически года своего президентства Владимир Зеленский производит впечатление человека, которому можно плевать в глаза, а он будет делать вид, что идет дождь. Поэтому в Кремле решили, что настало время «пощупать за вымя» новую украинскую власть

Как известно, во вторник, 18 февраля, в 5 часов утра российские войска атаковали украинские опорные пункты возле Золотого, в результате чего завязался тяжелый бой с применением всех видов оружия, включая артиллерию калибра 152-мм, минометы 120-мм. Противник на широком фронте обстреливал боевые порядки 72-й и 93-й механизированных бригад в районе участка разведения Золотое – Орехово – Новотошковское протяженностью около 30 км, а на одном из опорных пунктов даже происходил ближний бой с российской штурмовой группой.

Сейчас, когда страсти немного улеглись, можно спокойно разобрать – что же случилось, почему это произошло, как завершилось и как могло закончиться.

Очевидно, что КГБист Путин достаточно долго изучал своего нового украинского коллегу и не мог не заметить, что украинская власть имени Владимира Зеленского реагирует на сложные внешние ситуации-раздражители совершенно не так, как это делалось во времена президентства Петра Порошенко. У многих складывается впечатление, что Зеленский и его команда стараются никого не обидеть и всем понравиться – даже агрессору, который шестой год держит под оккупацией украинскую территорию.

Это проявляется во многих моментах. Прежде всего, в последовательном нежелании называть Россию вооруженным агрессором и оккупантом в своих выступлениях и заявлениях на внешней арене. Также к этому можно отнести и параноидальное желание добиться мира с врагом, который ежедневно открывает огонь по украинским позициям.

Но все эти вопросы касаются одной и очень специфической темы – войны на Донбассе. Поэтому подобное поведение еще можно было как-то замаскировать под определенную «стратегию», которой президент вынужден придерживаться для решения ситуации в пользу нашего государства (не смотря на то, что предыдущий президент вел себя диаметрально противоположно и имел не худшие последствия). Однако на многое пролила свет ситуация по сбитому украинскому самолету около Тегерана, когда буквально весь мир напрямую обвинил в этом Иран, в то время как только украинская власть нерешительно отмалчивалась или придерживалась нейтральной риторики.

Проще говоря, на протяжении практически года своего президентства с таким поведением Владимир Зеленский начал производить впечатление человека, которому можно плевать в глаза, а он будет делать вид, что идет дождь. Поэтому, судя по всему, в Кремле решили, что настало время «пощупать за вымя» новую украинскую власть.

Выбрали для этого наблюдательный пост «Баня» на расстоянии нескольких километров севернее Золотого, который давно досаждал боевикам «ЛНР», мешая им прямой наводкой обстреливать окрестные населенные пункты. Именно по нему и был нанесен основной удар и в нем состоялся ближний бой с российской штурмовой группой. Однако поскольку атака на один блокпост не вызвала бы слишком ощутимого резонанса и внимания верховного главнокомандующего, россияне решили расширить масштаб «артиллерийской пристрелки» до нескольких десятков километров.

Но, случилось то, что случилось – украинскими военными на тактическом уровне было принято решение нанести удар в ответ, причем, из всего имеющегося вооружения – даже из запрещенных «Минском» 120-мм минометов и ствольной артиллерии. В итоге, хоть и не без человеческих потерь (официально – один украинский воин погиб; неофициально – пишут о четырех), но атака боевиков была отбита, и они запросили режим прекращения огня. Правда, упомянутый наблюдательный пункт силы ООС вынуждены были покинуть, и теперь он контролируется боевиками «ЛНР».

А Владимир Зеленский, снова едва не умудрился все испортить, назвав атаку российских боевиков «провокацией, которая не изменит мирный курс на прекращение войны». То есть, по сути, президент Украины дал понять, что украинская армия отбила атаку, но не благодаря, а скорее даже вопреки его позиции.

Хорошо, что хоть начальник Генерального штаба Украины Руслан Хомчак осмелился противоречить президенту: «Сегодня была не провокация… Это – война. И для тех, кто воюют, там каждый метр для воюющей стороны, он дорогой». Как говорят: хотя бы так.

Таким образом, россияне провели своеобразную разведку боем и выполнили для себя одновременно две задачи: захватили наблюдательный пункт, который им мешал, плюс на практике проверили – на какой ответ способны сегодня украинцы в случае обострения ситуации.

Отдельно можно отметить использование силами ООС ствольной артиллерии, которая должна была бы быть отведена глубоко в тыл. Учитывая то, что дальность стрельбы пушек и гаубиц, которые находятся на вооружении ВСУ, составляет 25-30 км, а до позиций боевиков иногда 250-300 метров, то при нормальной корректировке огня отвод артиллерии на определенное расстояние критичным не будет. Другое дело – ее применение. Интересно, не начнутся ли «тихие санкции» со стороны высшего командования в отношении тех командиров, которые на месте принимали решение о применении арты.

В целом же этот случай дал всем нам понять, что украинская армия, которую фактически с нуля создавали в течение последних пяти лет, сейчас является довольно решительной и боеспособной, и никакое разведение сил ее морально не сломало (при том, что ближайшее разведение сил произошло как раз в Золотом – вполне вероятно, что это также повлияло на выбор места российской атаки). Ведь если бы в Кремле увидели нерешительность или беспомощность украинской армии, то уже сегодня мы бы не наблюдали затишья на фронте, а наоборот – новые вспышки враждебной активности и на других участках линии разграничения.

Вместе с тем, все мы очередной раз убедились, что президент Зеленский продолжает находиться в своем амплуа добряка-миротворца, который пытается всем понравиться, и именно поэтому с каждым месяцем все больше не нравится никому. Видимо, Украине во время войны необходим немного другой президент – и речь в данном случае не столько о персоналиях, сколько о поведении верховного главнокомандующего.


Руслан Рудомский / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров