среда, 8 апреля 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Изменения в Кабмине: Какие «суперновые» лица появятся в правительстве Гончарука Кадровая революция в Кабмине предоставит Банковой козыри в торгах за голоса в преддверии ключевых голосований в Раде

Президент поручил премьеру разделить ряд министерств – через считанные месяцы после их недавнего слияния. Эксперты же предполагают, что «небольшая  кадровая революция» в Кабмине предоставит Банковой козыри в торгах за голоса в преддверии ключевых голосований в Раде.

Тезис о «разводе» министерств, не исключено, так и не прозвучал бы из президентских уст, если бы не скандал с «пленками Гончарука», в котором голос, похожий на голос премьер-министра, в компании министров и руководства Нацбанка озвучивает смешные и не очень вещи, которые свидетельствуют о понимании экономических процессов высшими должностными лицами государства. Если на записях – действительно их голоса (никто из «подозреваемых» аутентичность своего голоса не признал, и это тоже много о чем говорит).

После обнародования данного разговора состоялась другая встреча – президента с премьером, на которой последний, вопреки ожиданиям недоброжелателей, услышал, что получает «второй шанс» продемонстрировать свои таланты, по крайней мере, до 4 февраля, когда Кабмин отчитается в парламенте. Однако с определенными условиями. В числе которых и «небольшая реформа правительства» – наставления главы государства о том, как и чем в дальнейшем должен заниматься Кабмин и как именно он должен выполнять поручения Зеленского.

В частности, Владимир Зеленский заявил о желании разъединить, вернув в первоначальное состояние, ряд министерств: Министерство экономики, Министерство культуры, Министерство по делам ветеранов и некоторые другие. Реализацию этого своего намерения президент поручил премьеру.

Напомним, министерства были объединены в конце лета 2019 года, в процессе формирования вновь избранной властью нового правительства. О замысле сократить количество министерств Зеленский говорил с лета. Кроме прочего, речь шла о возможности слияния министерств экономики и финансов, Минсоцполитики и Министерства здравоохранения. В конце концов, во время «ночного голосования» в ночь с 29 на 30 августа Верховная Рада соединила Минэкономики с Министерством аграрной политики, объединила Минветеранов и Министерство временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц, а также создала «монстра» – Министерство культуры, молодежи и спорта Украины в составе Минмолодежи, Минкультуры и Министерства информационной политики. Еще одним «гибридом» стало Минэнерго, к которому «прицепили» Министерство экологии.

Отстаивая целесообразность объединения, новоизбранный премьер Гончарук говорил, что Министерство экономического развития должно формировать политику роста экономики страны, поэтому Министерство агрополитики вошло в его состав. А объединение Минэкологии с Минэнерго на базе первого произошло потому, что для правительства защита экологии является приоритетом, а в мире увеличивается тренд на чистую энергию.

И эти решения были раскритикованы оппонентами власти, экспертами и практиками. Говорили, что объединение энергетики и экологии в одном «флаконе» – это готовый конфликт противоположных интересов, что неперевариваемой «кашей» является микс из проблем ветеранов и переселенцев и вопросов восстановления разрушенного войной Донбасса и тому подобное. Недальновидной называли ликвидацию аграрного министерства, особенно накануне провозглашенной земельной реформы (которая до сих пор так и не началась, и все глубже вязнет в болоте политического популизма). Однако недовольство оппозиции властью игнорировалось – пока не пришло время уже Зеленскому сказать фактически то же самое.

На самом деле этого стоило ожидать, ведь культура, молодежь и спорт и информационная политика государства – действительно непонятное сочетание. Как и вопрос топлива и защиты экологии и другие, которые объединили «легким движением руки» Банковой, так и не объяснив логику таких действий. Стало ли объединение правильным шагом – утверждать однозначно сложно, для этого необходимо понимать, желательно с цифрами, какие задачи ставились перед новообразованными ведомствами и как они сейчас выполняются. Если судить, к примеру, по словам Зеленского, то исполнение не очень его удовлетворяет.

Но понятно, что будет происходить сейчас, после того, как президент дал команду «расставаться». На «вкусные» должности, которых станет больше, когда министерства будут разделены, начнутся «сафари» бизнес-политических групп влияния. Твердой «валютой» в торгах за кресла могут стать голоса лояльных депутатов во время голосования в Верховной Раде по важным решениям. Да, интересно будет наблюдать, кто в ВР «внезпано» поддержит земельную реформу (поговаривают, 300 голосов за ее начало Банковая, благодаря кадровой щедрости, уже предполагает в своем кармане) и чья креатура после этого исторического голосования сядет в кресло аграрного министра. Кто займет кресло главы Минэкологии, о нюансах предыдущей деятельности которого не писал только ленивый журналист-расследователь. Кто станет новыми главами областных госадминистраций в ключевых регионах. И так далее по общему списку планов Банковой и аппетитов ее контрагентов. Поэтому обществу стоит присмотреться к процедуре отбора на должности. Будет много интересного.

Есть у общественности и «второй фронт»: открытый вопрос дальнейшей работы в нынешнем статусе некоторых руководителей тех министерств, которые не планируют ни к кому присоединять. Кто-то из них и дальше, несмотря на президентские предостережения, продолжает жаловаться на маленькую зарплату – как глава Министерства образования и науки Анна Новосад, которая заявила, что ее зарплаты в размере 36 тысяч грн не хватило бы на то, чтобы содержать ребенка. Некоторые министры уже стоят на выходе, как глава Министерства развития общин и территорий Алена Бабак, заявление об отставке которой поддержал комитет Рады и которая пока продолжает выполнять свои обязанности.

Кадровое перетряхивание власти (по высказыванию одного соседнего президента, которого любят украинцы – «перетрахувание») – вещь естественная и нормальная, даже полезная, чтобы министры и чиновники не застаивались. Однако в нынешней ситуации, разделению министерств должно предшествовать объяснение нынешних проводников реформ, почему идея по объединению провалилась. А кто-то должен был бы и поплатиться должностью за провал реформаторских планов.

Также актуальны не кулуарные договоренности, а как и положено власти новых лиц – открытое и публичное внедрение понятных критериев отбора новых министров. Именно это обещали на выборах обществу. Кстати, работа в грантовых организациях типа BRDO, откуда вышли сам премьер, глава «Укроборонпрома» Айварас Абромавичус и группа министров, – таким уж самодостаточным критерием являться не может. Сейчас во власти нужны не теоретики: их место на университетской кафедре, в неправительственных экспертных центрах, а люди, которые достигли реальных результатов на предыдущих местах работы. Хотя это и определенная проблема, потому что не все с такой историей захотят работать в правительстве, где зарплаты действительно несопоставимы с доходами в том же бизнесе.

Однако служба государству имеет свои преимущества, на которые найдется достаточно ценителей. Граждане же должны увидеть не только критерии кадрового отбора, но и систему требований к тем, кого выберут по этим критериям. Речь о результатах работы «слуг» – то, что сейчас модно называть английской аббревиатурой KPI (Key Performance Indicators) – ключевые показатели эффективности руководителя и его ведомства. Четких KPI не хватает нынешним министерствам и многим ведомствам и их руководителям. Введение таких показателей снизило бы уровень политической коррупции и повысило бы эффективность работы государственного аппарата. Да и за своими словами и публичными поступками чиновники следили бы, чтобы не уподобляться героине «За двумя зайцами», которую «осрамили на весь Киев, на всю улицу»…


Игорь Петренко / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров