воскресенье, 26 января 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Мендель, «Боинг» и президент: Как Украина «потеряла» Зеленского Сейчас Зеленскому нужно хотя бы пару недель не допускать новых провалов в коммуникациях с обществом. Вот только Мендель ему такого подарка не сделает

Реакция Владимира Зеленского на крушение самолета авиакомпании МАУ ранним утром 8 января в Иране стала его первым крупным коммуникационным провалом на президентском посту. Причем в этот раз речь идет не только об условных 25% украинцев, которые, как выразился сам Зеленский, его «не воспринимают». Для них все президентство Владимира Александровича – это сплошной коммуникационный провал. История с тегеранским крушением «Боинга» и экстренным возвращением Зеленского на родину, затянувшимся на целые сутки, сопровождалась информационными «зашкварами», которые явно увидели и осознали даже сторонники Зе-президента. Этот провал ему профессионально постаралась обеспечить его пресс-секретарь Юлия Мендель.

«Не беритесь коммуницировать ненужный хлам»

Можно было бы спорить, причем тут Мендель, но она сама не далее как 3 января похвасталась тремя годами работы в сфере коммуникаций и поделилась правилами для коммуникационщиков, которые выработала за это время.

Правила эти очень креативны. Например: «Не беритесь коммуницировать ненужный хлам… Коммуникация ненужного хлама или пустоты – это обман». Поэтому если общество видит отсутствие коммуникации от Зеленского по какому-то важному злободневному вопросу – можно не сомневаться в том, что Мендель считает этот вопрос (ну или имеющиеся у Зеленского ответы на него) ненужным хламом.

Вот еще одно прикольное правило: «Не надо оправдываться… Информационные атаки в большинстве абсурдны и не логичны. Поэтому стоит объяснять, почему они не логичны, открывая реальность, а не оправдываться. Оправданиями не победить». Придерживаясь этого правила, Мендель ставит Зеленского в вилку: если информатака на него нелогична, нужно объяснять, почему она нелогична; если же не повезло и информатака вдруг оказалась логичной – тогда нужно сцепить зубы, молчать и терпеть, пока тебя бьют и над тобой измываются, ибо главное – не выглядеть оправдывающимся.

Подготовка провала

Вдоволь потешив свое самолюбие изложением собственного коммуникационного опыта, Мендель не забыла упомянуть о Зеленском. Она заверила, что «украинский президент превращается в одного из самых влиятельных людей в мире», и пообещала, что в 2020-м «нам, украинцам, стоит ожидать еще больше приятных новостей».

Однако первая же новость о Зеленском, случившаяся после этого, оказалась скорее шокирующей, чем приятной. 5 января СМИ разузнали, что Зеленский с семьей отдыхает в Омане, и предъявили фото украинского президента в пятизвездочном отеле Al Bustan Palace Ritz-Carlton Hotel. Лишь после этого президентский офис удосужился сообщить, что «Зеленский находится в Омане, куда он отбыл вместе с семьей рейсовым самолетом за собственные средства. Там в ближайшие дни у главы государства запланированы встречи на наивысшем уровне».

Однако ни одной встречи на наивысшем уровне у Зеленского в Омане так и не произошло. Да и вообще это был не визит в Оман, а поездка в Оман – именно такую терминологию использовал офис Зеленского. В связи с этим у общества возникло множество вопросов. Тем более что добрые люди сразу же напомнили о том, как Зеленский до президентских выборов высмеивал Петра Порошенко за отдых на Мальдивах и подчеркивал: «Президент не может отдыхать, когда в стране идет война».

На вояж Зеленского в Оман бурно отреагировали соцсети, высмеяв его в фотожабах. Вдобавок вызвала сомнения официальная цель поездки. Быстро, словно вирус, в соцсетях распространилась версия о том, что Зеленский срочно отправился в Оман не только и не столько для отдыха, сколько ради того, чтобы вывезти якобы спрятанные в тамошних банках сотни миллионов долларов Игоря Коломойского.

Убедительность этой версии придавали не только офшорная слава Омана и выдающаяся специфика бизнес-методов Коломойского, но и упорное молчание офиса Зеленского, который в соответствии с советами Мендель предпочитал делать вид, что не замечает вопросов общества, лишь бы только ни в чем не оправдываться.

«Срочное возвращение», затянувшееся почти на сутки

В 7:43 утра 8 января Зеленский на своей фейсбук-страничке сообщил о крушении самолета МАУ после взлета из аэропорта Тегерана. В 8:32 Мендель уведомила: «Это так страшно… Президент срочно возвращается в Киев». В 8:56 сам Зеленский известил: «Вылетаю в Киев».

После этого весь день вплоть до позднего вечера общество ждало, когда же президент вернется. Соцсети следили за самолетами, вылетающими из Омана, и гадали, в каком из них может быть украинский президент. С обеда в аэропорту «Киев» в Жулянах томились съемочные группы различных телеканалов, заинтригованные слухами о том, что Зеленский прилетит на самолете главы политсовета ОПЗЖ Виктора Медведчука. Но офис Зеленского в ответ на все вопросы о том, когда и на каком самолете вернется президент, упорно молчал.

Хуже того, на съемочную группу «5 канала» было совершено нападение. Об этом канал сообщил в 22:13. Соцсети отреагировали на это репликами о том, что возвращаются времена Януковича. Президентский офис по-прежнему молчал.

Программа «Схемы: коррупция в деталях» сообщила, что Зеленский вернулся в Украину из Омана чартерным рейсом, который приземлился в аэропорту «Киев» в 2:37 ночи 9 января. Съемочная группа «Схем» зафиксировала, как после приземления самолета к нему подъехал автомобиль Mercedes-Benz Vito, который направился на Банковую и через 15 минут заехал на территорию президентского офиса. В здании включили свет на этаже, где находится кабинет президента. А в 3:29 президентский сайт известил, что под председательством Зеленского началось рабочее совещание по вопросам, связанным с катастрофой самолета МАУ в Тегеране.

О том, когда и каким образом Зеленский вернулся в Украину, и что он делал в Омане почти сутки, на Банковой так и не дали официальной информации. В соцсетях этот заговор молчания, естественно, объясняли вовсе не тем, что Мендель профессионально подставила Зеленского своими методами коммуникации. А тем, что Зеленскому понадобились почти сутки для возвращения в Украину якобы из-за того, что его задержала необходимость завершить спасение оманских сбережений Коломойского.

Ступени провала

Этот коммуникационный провал усугубился тем, в Украине не был своевременно объявлен траур по погибшим. Это было сделано только утром 9 января, через сутки после трагедии.

А то, что Зеленский сделал 8 января в связи с трагедией, вызывало недоумение. В 10:21 он объявил: «Дал поручение Генеральному прокурору открыть уголовное производство насчет катастрофы самолета МАУ в Тегеране. Должна быть создана следственная комиссия из представителей силовых и профильных ведомств, ответственных за гражданскую авиацию». Вот только отдавать поручения генпрокурору не входит в компетенцию президента. Даже если он хвастался, что это на 100% его генпрокурор.

По возвращении в Украину Зеленский углубил свой коммуникационный провал еще на три ступени. Во-первых, оказалось, что экстренное ночное совещание на Банковой проигнорировали ближайшие члены его команды – руководитель его офиса Андрей Богдан и глава СБУ Иван Баканов. Последний, к слову, был замечен в это время на горнолыжном курорте во Франции. Это вызвало подозрения в том, что данное совещание – не более чем пиар.

Во-вторых, после того совещания он записал видеообращение, которое завершалось довольно странными словами: «Эта страшная история должна научить всех нас — и каждого гражданина Украины, и каждого мирового лидера — ценить человеческие жизни». Зеленский и вправду считает, что украинцы не ценят человеческие жизни? И решил использовать этот трагический повод для того, чтобы выдвинуть украинцам такое обвинение?

А в третьих, утром 9 января в аэропорту «Борисполь» (это базовый аэропорт МАУ) зачистили зал от людей, чтобы Зеленский смог возложить цветы к фотографиям погибших в авиакатастрофе в Иране. Это дало повод новым разговорам о том, что у Зеленского все фальшиво, в том числе и его якобы открытость перед людьми, и его скорбь по погибшим в авиакатастрофе.

И это не считая провалов масштабом поменьше, вроде свечек торчащих из головы президента и его пресс-секретаря на траурных аватарках в «Фейсбуке» или надписей «Поддерживаю рынок земли» на тех же аватарках.

Что будет дальше? Возможно, постепенно все забудется и рассосется. Но для этого нужно хотя бы пару недель, а лучше несколько месяцев не допускать новых провалов. Вот только Мендель такого подарка Зеленскому не сделает. И дело здесь не столько в самой Мендель, по поводу коммуникационных рецептов которой можно иронизировать сколько угодно, сколько в несколько менее публичном, но куда более важном человеке, ответственном за связи главы государства с общественностью – Кирилле Тимошенко. Разработанная им стратегия коммуникации Зеленского с народом, построенная на замалчивании неудобных вещей и коротких «месседжах-видосиках», идеально сработала во время избирательной кампании, но начала серьезно пробуксовывать уже во время президентства. Однако вряд ли на Банковой захотят и смогут отказаться от стиля своего общения. А это значит, что суперспециалисты по коммуникациям и дальше будут «терять президента» где-то в песках Омана.


Юрий Вишневский / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров