среда, 22 января 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Ускользающая капитуляция: Как переговоры в Париже усилят пророссийское крыло на Банковой Нормандские переговоры, которых так сильно и откровенно добивался Зеленский, не решат его главных проблем. Ни с его падающим рейтингом, ни с внутриполитическим хаосом в команде власти

К первым переговорам Зеленского с Владимиром Путиным в нормандском формате украинцы подошли с явно завышенными ожиданиями. Причем как сторонники «народного президента», которые ждали как минимум радикального продвижения к миру, так и его противники, которые всерьез побаивались капитуляции. В итоге не произошло ни первого и не второго, хотя все зависит от того, кто и как будет трактовать ожидаемо достаточно расплывчатые формулировки итогового парижского коммюнике.

Ни «зрады», ни «перемоги»

Помимо самого факта разблокирования нормандского формата в озвученных лидерами четырех государств результатах переговоров, достаточно сложно найти что-либо принципиально новое. «Приверженность безальтернативности Минских соглашений» за последние пять лет уже стала затертым клише. Обмен пленными в формате «всех на всех» зафиксирован еще в первых минских договоренностях, что не мешало Путину долгие годы эту договоренность игнорировать. Соглашение о прекращении огня на линии соприкосновения также далеко не первое, и пока российская сторона не дает оснований верить, что обстрелы полностью прекратятся с 31 декабря, а договоренность о круглосуточном мониторинге ситуации на линии фронта ОБСЕ вместо 12-часового не выглядит гарантией соблюдения перемирия. На имплементацию формулы Штайнмайера украинская сторона письменно согласилась еще в Минске на стадии подготовки к нормандской встрече.

Что же касается наиболее сложных и болезненных вопросов о контроле за украинско-российской границей на оккупированной части Донбасса и проведении местных выборов в ОРДЛО, то здесь Путин и Зеленский продемонстрировали диаметрально противоположное видение. Все как и при предшественнике Зеленского – Петре Порошенко.

Некими принципиальными шагами вперед можно назвать разве что решение в течение трех месяцев развести войска еще на трех участках линии соприкосновения и договоренность провести следующую нормандскую встречу через четыре месяца уже «для организации местных выборов».

Сегодня все говорят, что «красные линии» Зеленским не перейдены, с чем в общем и целом можно согласиться, но не нужно при этом забывать, что на самом деле все пресловутые «красные линии» находятся не в Париже. Они по большей части расположены на улицах Грушевского и Банковой в Киеве. Все теперь зависит от того, как Зеленский и его команда будут готовиться к следующей нормандской встрече и в каком виде попытаются ввести в украинское законодательство формулу Штайнмайера, особый статус для ОРДЛО и будет ли такой особый статус закреплен в Конституции и в каком виде. Все попытки Зеленского выйти через четыре месяца к вопросу организации местных выборов гарантированно встретят сопротивление как со стороны оппозиционных «Слуге народа» политсил, так и со стороны групп влияния в самой президентской партии.

Что теперь делать оппозиции

В оппозиции итоги нормандской встречи встретили в общем и целом со сдержанным оптимизмом, если не считать отдельных политиков и партий, чью реакцию скорее можно назвать «несдержанным пессимизмом».

В Движении сопротивления капитуляции, которое с воскресенья проводило акцию протеста на Банковой, констатировали, что в Париже Кремлю «не удалось заставить Украину быстро капитулировать», и свернули свой протест, но пообещали, что не позволят имплементировать формулу Штайнмайера, сразу же анонсировав очередную акцию на день рассмотрения в парламенте законопроекта об особом статусе ОРДЛО. При этом «протестанты» отдельно подчеркивают, что это именно они напугали Зеленского Майданом и не позволили сдать Украину Путину.

В ЕС позитивно восприняли информацию о возможном обмене пленными и об отсутствии пересечения «красных линий», но не скрывают опасения, что тактика мелких уступок Путину со стороны Зеленского продолжится, в частности, в вопросе имплементации формулы Штайнмайера и особого статуса, обещая и дальше «следить и контролировать».

В «Батьківщине» хоть и подписались под совместным меморандумом оппозиции о недопустимости капитуляции, результат парижских переговоров пока вообще стараются не комментировать, видимо, продолжая придерживаться своей стратегии концентрироваться на социальных вопросах, а не внешнеполитических.

Что же касается «Голоса», то там, воздерживаясь в целом от персональной критики позиции Зеленского в Париже, продолжают гнуть свою линию о том, что «Минские соглашения – путь в никуда», особый статус недопустим в любом виде, а конфликт на Донбассе правильнее всего заморозить и забыть о реинтеграции до лучших времен.

Националисты, Олег Ляшко, представители «Народного фронта» и другие сторонники «радикальной» непарламентской оппозиции ничего позитивного в результатах саммита не увидели, считая произошедшее очередной, пусть и небольшой, победой Путина, который продолжает постепенно склонять Украину все к новым уступкам, что приближает его к цели впихнуть оккупированные территории в Украину на своих условиях.

Таким образом, ситуация выглядит так, что результатами нормандской встречи, несмотря на предварительный общий сдержанный оптимизм, могут в итоге оказаться разочарованными все стороны. Те, кто хочет увидеть признаки капитуляции, их обязательно увидят и если не сегодня, то на стадии внесения изменений в законодательство в парламенте. Те же, кто рассчитывал на быстрый мир любой ценой, также не могут быть удовлетворены, что никак не поможет президенту остановить падение своего рейтинга. При этом самое сложное для Зеленского еще впереди.

В вопросе имплементации формулы Штайнмайера и особого статуса у президента остаются некоторые возможности для маневра. С одной стороны, можно пойти по проторенной дорожке Порошенко, ограничившись формальным продлением действия нынешнего закона об особом статусе, который с самого начала был выписан так, что не может вступить в силу. И этот факт не изменит даже вписывание в этот закон формулы Штайнмайера, ведь, согласно закону, все особенности местного самоуправления начинают работать только после полной деоккупации региона и установления украинского контроля над границей.

С другой стороны, Зеленский уже анонсировал написание нового закона. И если власть попытается пойти по этому пути, подготовив документ, который может удовлетворить Путина, обвинений в «зраде» и новых протестов Зеленскому будет не избежать. При этом к новым протестам украинцев будет подталкивать любая оппозиция Зеленскому. И умеренные, и радикальные оппозиционеры сконцентрируются на поиске «зрады» в попытках мирного урегулирования на Донбассе, хотя бы просто потому, что по природе своей заинтересованы в максимальном снижении рейтинга президента, а «слуги народа» четко показали, что делиться властью с кем бы то ни было они не намерены.

Усиление пророссийского крыла в «Слуге народа»

Относительно успешные переговоры в Париже, тем не менее, вряд ли помогут преодолению внутренних кризисов в партии власти. С одной стороны, себе в актив поездку в Париж может записать помощник президента Андрей Ермак, который в последнее время не только замкнул на себе внешнеполитический вектор политики Зеленского, но и стал серьезным центром влияния во внутренней политике, распространив свое влияние на ряд народных депутатов из монобольшинства «Слуги народа». Именно Ермак готовил встречу в Париже, и если бы она закончилась полным отсутствием каких бы то ни было договоренностей, у Зеленского появились бы основания разочароваться в Ермаке и отдалить его от себя. Однако относительный успех встречи если не укрепил позиции Ермака, то уж точно не ослабил, и он как минимум получит время и возможности укрепить позиции своей пророссийской группы в окружении президента.

Еще одна условно пророссийская группа, связанная с «другом» Игоря Коломойского Андреем Портновым, восприняла парижские результаты достаточно сдержанно, но с некоторым скепсисом, попытавшись перевести результаты переговоров против своего главного сегодняшнего врага Порошенко. Дескать, на больший результат рассчитывать было нельзя, поскольку Зеленский связан подписанными бывшим президентом «кабальными Минскими соглашениями». И эта группа будет и дальше раскачивать ситуацию, утверждая, что настоящий мир на Донбассе может быть возможен только после того, как состоится окончательный реванш над силами Майдана.

При этом парижская похожесть позиции Зеленского с тем, что раньше делал Порошенко, даст крылу Коломойского-Портнова новые аргументы для дальнейшего запугивания Зеленского наличием в его политсиле агентов-порохоботов. Именно влиянием агентов Порошенко в «Слуге народа», о которых в последнее время все чаще вспоминают Дубинский, Бужанский и их товарищи, можно будет объяснить отсутствие быстрого решения вопроса войны на Донбассе, а в качестве рецепта у Коломойского будут предлагать изгнать всех неудобных ему порохоботов из правительства и руководящих органов партии.

Противовесом этим условно пророссийским группам в «Слуге народа» могут стать разве что реформаторы-соросята, и без того находящиеся в открытом конфликте с группой Коломойского и в скрытом с группой Ермака. Именно борьба этих групп за влияние на Зеленского и фракцию «Слуги народа», похоже, и определит судьбу договоренностей в Париже – будет ли Зеленский и дальше идти шагами мелких уступок Путину или окончательно упрется в «красные линии».


Виталий Дяченко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров