воскресенье, 20 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Зима для Зеленского: Возможен ли в Украине третий Майдан Владимир Зеленский пытается «не будить зверя» в украинцах. Грандиозных «косяков» общество с его стороны пока не увидело. Но определенные действия президента уже вызывают настороженность

Глава Офиса президента Андрей Богдан в недавнем интервью BBC, говоря об открытости Зеленского и его охране, признал, что определенные намерения по дестабилизации ситуации в стране есть у нескольких политсил: «существуют два противоположных по идеологии, но общие целями крыла украинского политикума, которые пытаются дестабилизировать ситуацию в стране и очень мечтают об ухудшении положения действующей власти».

Но потом сказал о массовых акциях как таковых: «Опять же, исходя из социологии, массовые акции протеста против действующей власти невозможны, — заявил Богдан. — И наоборот, зачинщики таких массовых мероприятий могут наткнуться на активную позицию активных граждан и получить совершенно обратную реакцию в отличие од того, что они ожидают».

На самом деле, первый неприятный сигнал относительно возможных протестов президент Владимир Зеленский получил во время празднования Дня Независимости, когда ветераны АТО провели альтернативный марш. Хоть тогда никаких проявлений нетерпимости участники мероприятий не продемонстрировали, стало наглядным существование «другой» части общества. Части, которая пока что не готова к активности и протестам, но все же потенциально способна объединяться и действовать.

С того времени немало «зеленых» каналов в Телеграм стабильно разгоняют месседж о подготовке националистами акций протеста на декабрь. Вожаками, по словам этих информаторов, должны стать оппозиционеры калибра Порошенко, а поводом для акций — открытие рынка земли или даже грязные выборы мэра столицы. Об этих страшилках мы еще подробно поговорим после.

В то же время усилия команды президента, направленные на получение как можно большей популярности лидера в народе, являются эффективными. Социологические замеры свидетельствуют, что уровень доверия к президенту (77,3%) не только не уменьшился со дня выборов, а даже имеет тенденцию к росту. Такая же ситуация и с его ближайшими соратниками — Разумковым и Гончаруком. Тогда как потенциальные лидеры протестных явлений из оппозиции выглядят на этом фоне несколько маргинализированными: и Порошенко, и Медведчук, и Тимошенко явно проигрывают Зеленскому и Ко по уровню поддержки общества. Разве что Вакарчуку доверяют 40% украинцев, но какой из него лидер протестов, наверное, представляет каждый из нас.

Но фактор политической популярности — далеко не единственный из тех, которые влияют на протестные настроения. Наоборот, как показал предыдущий Майдан, популярность оппозиционных лидеров значит совершенно мало. Главное — наличие гнева в сторону власти.

Зеленский пытается никоим образом не будить зверя в украинцах. И надо отдать ему должное, грандиозных «косяков» общество с его стороны пока не увидело. «Все, что мы делаем, мы делаем на основании социологических исследований. Мы ничего не делаем, пока не убедимся, что общество этого требует», — заявил в недавнем интервью соратник Зеленского Андрей Богдан. И эта цитата ярко иллюстрирует устремления Зеленского на максимальное сохранение и приумножение своего реноме народного любимца.

Но ведь и времени прошло сравнительно немного. И впереди ряд непопулярных решений, которые сейчас в команде Зе пытаются камуфлировать под нейтральные или отсрочивать их принятие.

В то же время определенные действия президента уже вызывают настороженность. И хоть они пока не усматриваются как повод для массового недовольства, но вскоре перетекание из лагеря сторонников в лагерь скептиков может приобрести определенный масштаб.

Критические точки

Какими же на сегодняшний день являются критические точки, где может сконцентрироваться негатив, способный вызвать общественное недовольство с риском перерасти в массовый протест?

Рынок земли и приватизация являются традиционно довольно чувствительными темами для украинского народа — телезрителей и избирателей много лет убеждали, что земля осталась единственным богатством и ее продажа американцам и китайцам — чуть ли не лишение Украины государственности и собственного генетического кода. Аналогичные постулаты политики выдвигали и относительно большой приватизации крупнейших государственных предприятий вроде «Укрзализныци».

В то же время для команды Зеленского вопрос открытия земельного рынка и отмены запретительного списка на приватизацию является вопросом принципиальным и уже практически решенным. В то же время такая однозначная позиция пока не повлияла на уровень доверия к Зеленскому. Но не факт, что электорат не возмутится, когда решение проведут через парламент, а Тимошенко, возможно, даже Медведчук начнут расшатывать и хайповать на этом.

Притеснения предпринимателей и заемщиков и новые налоги. Инициативы финансового крыла «Слуги народа» в сфере прозрачности налогообложения с введением тех же кассовых аппаратов для ФОПов, применение новых налогов и сборов, разнообразие способов забирания ипотечных квартир и другие драконовские меры в чувствительном секторе так называемого среднего класса могут сильно снизить градус любви к президенту.

Может ли это вылиться в массовый протест? Следует учитывать то, что в Украине есть опыт проведения так называемого Налогового майдана. Когда правительство Азарова в 2010 году начало закручивать гайки, на Майдан Независимости вышло несколько десятков тысяч предпринимателей. Впоследствии их угомонили, сделав ряд несущественных уступок, но несколько неприятных мгновений и Янукович, который тогда только вступил на должность президента, и руководитель его первого правительства Николай Азаров все-таки пережили. И даже применение ими репрессивных мер в отношении активистов налогового протеста не обезопасило их клику от свержения через три года Революцией достоинства, двигателем которой, как известно, был в значительной степени тот же самый «мидл».

Объятия с Путиным. Потепление в отношении украинцев к возможным сценариям прекращения войны на востоке еще не означает, что общество спокойно воспримет проявление взаимной симпатии между Зеленским и Путиным. А идет именно к тому, что будущая встреча в «нормандском формате» может закончиться дружеским похлопыванием и даже примирительными объятиями.

Для многих в Украине это станет адекватным их ожиданиям развитием событий. Но будут и те, кто сожмет кулаки. Тем более, что в ожидании такого сценария, по данным отдельных источников, уже активизировались определенные радикальные организации. Насколько эти акции могут быть массовыми, говорить рано. Так или иначе, им не хватает лидера. Но то, что разного рода неадекватные действия возможны, на этой неделе продемонстрировал АТОвец Белько, захватив мост Метро в Киеве и угрожая его взорвать, потому что надо останавливать капитуляцию, хотя его еще и девушка бросила.

Выборы в Киеве, к которым побуждает президентская команда, также рискуют стать определенным фактором нестабильности. Ведь они уже не воспринимаются как необходимый инструмент прихода к власти Зеленского — он в воображении электората уже получил максимум полномочий. А свержение Кличко и захват Киева выпадают из перечня жизненно необходимых и выглядят скорее как попытка устроиться с комфортом в бизнес-классе, тогда как ты еще не заработал даже места в эконом-классе.

Поэтому есть риск, что киевляне воспримут это как посягательство на их собственность. А Кличко они при всех его недостатках воспринимают как своего парня. Возможно, именно с подсчетом таких рисков и связано то, что у Зе перестали педалировать ситуацию с увольнением Кличко и заняли выжидательную позицию. В то же время законопроект «О столице» предусматривает досрочные выборы в Киеве 8 декабря. Если власть получит Киев и поддержку киевлян, то поставит крест на любых Майданах в перспективе. Потому что именно от киевлян обычно зависит успешность массовых акций протеста.

Отопительный сезон, который обычно сопровождается бешеной нагрузкой на бюджеты украинских домохозяйств, традиционно является животворной почвой для выращивания протестных настроений. Направлять гнев электората, который ближе к концу года начнет получать платежки за отопление, против тех, кто сидит в теплых кабинетах, — навыки, которыми филигранно владеют лидеры многих украинских партий. Как тех, которые уже задекларировали свою оппозиционность, так и тех, которые пока демонстрируют условную лояльность к власти.

Со своей стороны владельцы кабинетов на Банковой понимают этот аспект и стараются как можно качественнее подготовиться к сезону. Уже отрапортовали о закачке чуть ли не «под завязку» газовых хранилищ и даже объявили об уменьшении цены на газ — с тем, чтобы дожить до весны без катаклизмов.

Атака на Ахметова. Риск окончательно испортить отношения с главным украинским олигархом сначала не сильно пугал команду молодого президента. Ахметову на Банковой в глаза говорили, что намерены его «раскулачить» путем демонополизации в тех отраслях, где он имеет свои контрольные пакеты. Результатом таких неосторожных действий стало то, что Ринат Леонидович все чаще стал поддаваться негативным эмоциям.

Когда же на Банковой поняли, наконец, что тыкать в медведя палкой и при этом не иметь в другой руке противотанкового ружья, — дело не слишком умное, медведь уже окончательно проснулся и потерял способность не замечать атак на себя. На Банковой понимают, что контроль над третью украинской экономики дает возможность устроить социально-экономический апокалипсис.

Несмотря на отдельные попытки Коломойского зайти на территорию Ахметова, как то в Запорожье с губернатором Туринком и критикой мэра Энергодара от Ахметова, господина Музыки, а также подвинуть Кличко, за которым стоят Левочкин с Ахметовым, некоторое смягчение действий ОП относительно олигарха заметно. Во-первых, был разогнан по лояльным каналам месседж о том, что Ахметов, мол, уже решил все конфликтные вопросы с Зеленским и Коломойским, и к нему и его людям уже претензий нет. Во-вторых, «Метинвест» недавно смог купить «Днепровский коксохимический завод», что некоторое время тормозил Антимонопольный комитет. В-третьих, суд в Днепре отпустил на поруки людей Ахметова, Александра Вилкула и Дмитрия Колесникова, которых начала было кошмарить Генеральная прокуратура по извлеченным из нафталина делам многолетней давности.

Такие шаги в сторону потепления со стороны Зеленского и Коломойского могут быть попыткой на некоторое время установить мир с Ахметовым. Но это вовсе не означает, что этот мир надолго. Зеленский четко говорит, что монополий не будет. В ОП пытаются уменьшить тарифы на электричество и тепло, что невозможно сделать без договоренностей с олигархом. В то же время ОП следит за партийцами от «Слуги народа», потому что подозревает олигархов в скупке нардепов.

Учитывая полный контроль над силовиками, а также создание нового силового органа — Службы финрасследований — и поддержку западных союзников (США) и доноров идеи деолигархизации страны, команда президента может пойти в атаку на крупный бизнес. Главная задача с Ахметовым для них – сделать это так, чтобы не было очень больно экономике. С этим пока есть определенные трудности. А устраивать походы шахтеров на Киев Ахметов умеет. И СМИ у него есть.

Возможен ли Майдан

Учитывая наличие определенного количества критических точек, в Офисе президента пытаются их просчитать и предотвратить — протестные процессы предвидят и к ним готовятся.

То есть у Зеленского рассчитывают, что предотвратить восстание можно контрвосстанием сторонников президента. Но господин Богдан, когда говорит о возможности контракций электората Зеленского в защиту своего избранника, несколько преувеличивает способность пассивного электората Зе к таким действиям. А с другой стороны, слова темпераментного Богдана говорят, что вопрос гипотетического сталкивания лбами украинцев с украинцами не исключается из возможных сценариев самозащиты власти. И это несколько настораживает.

Плюс к тому соратник президента отметил, что правоохранительные органы отслеживают все процессы и не допустят эскалации.

Главное, что сейчас теоретический «третий Майдан» натолкнется на ряд препятствий.

1). Телевизор рассказывает украинцам, что в стране все замечательно. А без негатива из телевизора общество не увидит необходимости что-то менять. Поэтому запроса на протест пока нет.

2). Западная политика в отношении Украины строится на поддержании курса новой власти. Этот курс предусматривает сохранение всего того, что делала власть прежняя, только с требованиями дальнейшей борьбы с коррупцией и олигархами. Соответственно, акции протеста и их лидеры не будут поддержаны Западом.

3). Немало потенциальных лидеров протеста оппозиции будут иметь немало других хлопот. Тот же Порошенко отбивается от потока дел, которые штампует скандальный юрист Портнов. Тимошенко пока выжидает, но сотрудничает с властью. Лидеры националистов не очень популярны, а знаменитые антикоррупционеры калибра Найема или работают в спайке с властью, или маргинализированы. Бесспорно, лидеры протеста могут родиться в самом протесте, впрочем акции скорее будут иметь маргинализированный характер, если вообще будут.

4). Самая крупная и мощная протестная сила сегодня – это ветераны АТО, а также националисты, которых раньше использовала власть, а сейчас они были выброшены на обочину новой командой. Если отслеживать информационные каналы, связанные с ОП, то из этих категорий уже делают своеобразное пугало для народа, чтобы избежать возможной поддержки действий этих категорий в массах на случай акций.

Поэтому вероятность протеста в Украине сегодня достаточно низкая. Впрочем, из новейшей истории Украины нам уже известно, что концентрация даже сверхусилий силовиков далеко не всегда является способом предотвратить проявления народного гнева.


Антон Коломойцев / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров