среда, 23 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Молчание Брюсселя: Кто выиграет в газовой войне Украины и России Газовые переговоры между Киевом и Москвой ожидаемо затягиваются и движутся в сторону очередной «зимней газовой войны»

Вчерашние трехсторонние переговоры ЕС, Украины и России в Брюсселе относительно транзита газа вполне предсказуемо закончились отсутствием каких-либо конкретных договоренностей. Более того, никакая конкретика относительно объемов прокачки и срока заключения контракта даже не обсуждалась – по данным источников российских СМИ, обсуждались только «правовые вопросы». К числу которых, очевидно, относилась готовность России заключать с «Нафтогазом» контракт в соответствии с действующими газовыми директивами ЕС.

Спикер российского президента Песков, который позавчера определил подобный результат как единственно возможный, оказался пророком. Или скорее просто человеком, хорошо осведомленным с тактикой «Газпрома».

Наконец, о твердом намерении обеих сторон отстаивать свои интересы в этой дискуссии до конца, много чего говорил и масштаб приготовлений. Вроде рекордных 19 миллиардов кубометров газа, предусмотрительно закачанных в хранилища «Нафтогазом». Ну, или «Северного потока-2», старательно строящегося «Газпромом», несмотря на все климатические и бюрократические препоны суровых северных морей.

Позиция обоих участников спора сейчас проста и понятна. «Газпром» делает все возможное, чтобы подписать с «Нафтогазом» короткий – желательно годичный – контракт на транзит в сегодняшних объемах. После чего похоронить украинскую ГТС либо полностью прекратив прокачку по ней, либо же используя ее как резервный канал на случай пикового зимнего потребления или каких-то неполадок в системе из двух «северных» и одного «турецкого» потоков.

Взамен украинская сторона предлагает подписать десятилетний контракт на прокачку как минимум 60 миллиардов кубов ежегодно – с большей возможностью прокачки в случае необходимости. Эту позицию поддерживают и представители ЕС. «Цена вопроса» – прибыль украинской ГТС в размере 2-3 миллиардов долларов США.

К этому спору «Газпром», на самом деле, подошел не в лучшей форме. Вследствие ожесточенного сопротивления Дании, России не удалось достроить «Северный поток-2». Благодаря польскому судебному иску «Газпром» потерял – по крайней мере, временно – возможность на полную мощность использовать немецкий газопровод Opal, куда «стекает» Северный поток» – что скоро приведет к вынужденному сокращению прокачки. Не удастся до конца 2019 года запустить и «Турецкий поток» – поскольку возникли задержки со строительством наземного участка газопровода через Болгарию. Судебные преграды на строительство были сняты вчера вечером – но строительство завершится вряд ли раньше конца 2020 – весны 2021 года.

Все это дает украинской стороне фактическую уверенность в том, что Россия рано или поздно будет вынуждена искать компромиссное решение, и согласится подписать контракт больше, чем на год.

Но нет сомнения и в том, что случится это событие не сегодня и даже не на назначенной на следующий месяц следующей трехсторонней встрече.

Чтобы ослабить поддержку Украины со стороны представителей ЕС, которые сейчас выступают с нами практически единым фронтом, Москва будет затягивать время до конца года – чтобы в Брюсселе зримо представили себе сценарий, по которому Украина и Россия не договорятся, а Европа останется без газа. Для большего драматизма реальный контракт будет, скорее всего, подписан где-то в январе следующего года.

Поэтому какими бы ни были перипетии этих явно некоротких и непростых переговоров, результат их, в общем, предсказуем. Рано или поздно стороны каким-то образом договорятся. Будет это трех- или пятилетний контракт, или какие-то гарантии сохранения транзита в будущем – пока сказать нельзя.

Но нет сомнения и в том, что «Газпром», вложив колоссальные средства и колоссальный политический ресурс в строительство «потоков», рано или поздно их запустит, и будет вести переговоры с Украиной с позиции силы.

Очень желательно, чтобы к тому моменту в «Нафтогазе» имели какое-то достаточно четкое представление относительно будущего нашей ГТС в случае, если российский транзит таки прекратится – или, по крайней мере, станет слишком незначительным и нерентабельным.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров