среда, 23 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

ЧП для доллара: Нажмет ли Трамп на «ядерную экономическую кнопку» Обострение мировых валютных войн станет еще одним сигналом нашему Нацбанку девальвировать гривну

Противостояние между президентом США Дональдом Трампом и ФРС относительно курсовой политики обостряется. На днях хозяин Белого дома снова повторил свой тезис об «очень сильном долларе и очень слабом центральном банке». И пообещал поработать с «обеими проблемами». Впрочем, даже если ФРС не пойдет на уступки Трампу, у того есть достаточно рычагов, чтобы обесценить «зеленый». Как это может быть сделано и что принесет Украине политика слабого доллара?

Зачем США топить свою валюту

У Трампа есть достаточно веских оснований лоббировать ослабление национальной валюты. Начнем с колоссального дефицита торгового баланса. В прошлом году, по данным министерства торговли США, он увеличился на 12,5%, до $621 млрд достигнув максимума с 2008 г. Рекордный дефицит торговли зафиксирован с основными партнерами — Китаем, Мексикой и Европейским Союзом.

До сих пор Соединенные Штаты боролись с этим злом введением торговых ограничений. В прошлом году Вашингтон уже реализовал несколько этапов повышения пошлин на импорт товаров из Китая и других стран мира. Сначала это были пошлины на солнечные батареи и стиральные машины, позднее — на сталь и алюминий. Затем были введены пошлины на $250 млрд китайского импорта.

Однако эффект от этих мер оказался недостаточным. В июне дефицит торгового баланса сократился на 0,3%, до $55,2 млрд по сравнению с маем, свидетельствуют данные министерства торговли США. Хотя опрошенные ранее Reuters аналитики в среднем прогнозировали сокращение торгового дефицита в июне до $54,6 млрд. А хуже всего то, что отрицательное внешнеторговое сальдо с Китаем в первый месяц лета, наоборот, увеличилось, достигнув пятимесячного максимума.

Белый дом не намерен отказываться от дальнейшего закручивания гаек китайским импортерам. Во всяком случае, Трамп уже анонсировал введение с сентября 10%-ной пошлины на товары из Китая с общим объемом поставок в $300 млрд ранее не попавшие под санкции.

Но главным оружием должно стать ослабление доллара, что поддержит американский экспорт: если доллар подешевеет, зарубежным покупателям будет выгоднее приобретать американские товары. Результатом должно стать увеличение производства, снижение торгового дефицита. Но не только это.

В основе стремительного роста торгового дефицита с Китаем лежит импорт продукции американских компаний (а также японских, корейских и европейских), но произведенной за пределами Штатов. В свое время они вынесли большую часть производства в Китай, чтобы сократить производственные издержки. И теперь основную часть добавленной стоимости от создания таких товаров получает уже не американская, а китайская экономика. Так что идея Трампа заключается еще и в том, чтобы вернуть производство в страну. Таким образом будет решена еще одна проблема — создание новых рабочих мест и дополнительные доходы для бюджета от налогов.

Еще одна не менее серьезная проблема Штатов — непомерные долги. По состоянию на август нынешнего года госдолг США превысил отметку в $22 трлн. Сумма огромная и психологически сложная для восприятия обычными американцами, тем более что она постоянно и стремительно растет. США имеют самый крупный размер госдолга в мире. Для сравнения: размер госдолга Японии, второй по величине, составляет на данный момент около $12 трлн.

Конечно, слабый доллар не сможет обнулить триллионный долг США. Но как минимум может остановить его рост или поспособствовать сокращению. Девальвация доллара будет означать раскручивание инфляции, то есть частично за счет этого может финансироваться бюджетный дефицит.

Есть еще ключевой индикатор для Трампа — это фондовый рынок США. В течение посткризисного десятилетия все периоды относительной слабости акций приходились на периоды укрепления доллара. Когда доллар слабеет или стабилен, индекс S&P 500 растет.

Как надавить на ФРС

Главным помощником Трампа в проведении политики слабого доллара должна была бы стать Федеральная резервная система. Ставка ФРС является индикатором ставки, по которой банки выделяют краткосрочные (overnight — на одну ночь) беззалоговые кредиты друг другу. Снижая ставку, ФРС также расширяет доступ банков к запасам ликвидности, что повышает их возможности выдавать друг другу, коммерческим предприятиям и населению долгосрочные кредиты. Движение денег в экономике ускоряется, а вместе с ним и деловая активность. Одновременно ускоряется и инфляция, что способствует ослаблению нацвалюты.

Но загвоздка заключается в том, что ФРС наотрез отказывается следовать в фарватере политики президента. Поскольку не видит оснований для существенного снижения ставки: уровень безработицы — один из самых низких за последние полвека (3,6%). А показателем экономического роста на 2,1% по итогам второго квартала не может похвастать ни одна страна Западной Европы.

Есть и более серьезные причины для конфликта. Сильный доллар выгоден наднациональным кланам, олигархии и бюрократии. К их сожалению, в президентское кресло не попала Хиллари Клинтон, однако они не утратили контроль над ФРС США и большей долей американской экономики.

В июле ФРС и без того уже впервые с 2008 г. снизила процентную ставку с интервала 2,25-2,5% до 2-2,25%. Но глава ФРС Джером Пауэлл даже на фоне усилившейся вероятности дефолта Аргентины не стал обнадеживать инвесторов возможностью дальнейшего смягчения монетарной политики. Зато Трамп продолжает гнуть свою линию и уже заявил, что на сентябрьском заседании американскому регулятору следует снизить ставку сразу на один процентный пункт. Словом, отношения между ФРС и американским президентом уже перешли в затяжной конфликт.

Но означает ли это, что Трамп стал заложником федрезерва? Конечно же, нет. При желании глава Белого дома может достичь поставленных целей и без помощи регулятора. «Трамп может задействовать стратегические резервы — начать продажу долларов из Фонда стабилизации валютных курсов (ESF) и покупку ведущих мировых валют, таких как евро и иена. Но тут есть несколько проблем. Первая — ограниченность ресурса фонда, всего $22 млрд. Поэтому эффект от такого шага может оказаться минимальным. А любая интервенция большего объема потребует одобрения Конгресса. К тому же в дальнейшем это приведет к девальвации других валют в качестве ответной реакции», — говорит Максим Пархоменко, аналитик «Альпари».

Аналитики нидерландской финансовой группы ING не исключают, что американский президент в данном случае может задействовать, по их выражению, «ядерную кнопку», позволяющую обойтись без одобрения Конгресса. Вирадж Патель, эксперт ING, уточняет, что Трамп может объявить валютную интервенцию чрезвычайной необходимостью и тем самым заставить ФРС продать доллары со своего счета. Такую ситуацию нельзя полностью сбрасывать со счетов, учитывая хотя бы то, что Трамп уже ввел чрезвычайное положение для повышения пошлин на китайские товары. В Bank of America уже подсчитали, что сейчас доллар переоценен примерно на 13%.

Также администрация Трампа может пустить в ход менее экстремальные, но действенные способы ослабления доллара. Такие, скажем, как давление на торговых партнеров с целью вынудить их укрепить свои валюты. Делать это можно, к примеру, в рамках действующих экономических договоров. Хорошим примером здесь является обновленное торговое соглашение между США и Южной Кореей (KORUS), которое дает Штатам возможность влиять на валютное регулирование партнера. Что касается Китая, то укрепление юаня может быть обменяно на приостановку введения новых пошлин или смягчение уже введенных мер нетарифного регулирования.

Последствия для Украины

Для Украины ослабление доллара будет иметь неоднозначные последствия. Валютная война крупнейших мировых экономик повлечет за собой рост цен на энергоресурсы. Для нашей страны, которая топливо импортирует, последствия будут болезненными. Кроме роста цен на сами энергоресурсы, это будет чревато углублением дефицита торгового баланса.

Снижение курса доллара смягчит давление на развивающиеся рынки, особенно на Турцию и Аргентину, которые накопили внушительный долларовый долг. Это же касается и Украины, если учесть, что 48% всего государственного долга у нас номинировано именно в долларе (данные Минфина). То есть ослабление доллара уменьшит объем долга в СКВ.

Есть еще один плюс, связанный с госдолгом. Сейчас Украина вошла в пик выплат по внешним обязательствам. Погашать долги Минфин намерен в том числе и за счет рефинансирования — привлечения новых долгов для погашения старых. В нынешнем году Минфин разместил семилетние евро­облигации на сумму 1 млрд евро по ставке 6,75% годовых, что в долларовом эквиваленте равно примерно 7,6%.

Поэтому любое снижение цены долларового ресурса в мире — большая удача для украинского правительства. Оно сможет сэкономить на процентной ставке. На более дешевые кредиты смогут рассчитывать и украинские корпорации, которые выплачивают или договариваются о своих долгах с кредиторами.

Также ослабление доллара заставит инвесторов снова обратить более пристальное внимание на развивающиеся рынки. Впрочем, учитывая наши реалии, для Украины это может вылиться не в реальные инвестиции, а в еще больший интерес нерезидентов к нашим ОВГЗ.

Но самое главное, что в данной ситуации НБУ должен очень оперативно реагировать на внешнеполитические факторы. По большому счету валютные войны уже начались — центробанки всего мира один за другим снижают учетные ставки, ослабляя свои валюты. Только в течение июля-августа соответствующие решения приняли 26 центробанков по всему миру. Например, турецкий центробанк снизил учетную ставку сразу на 4,25 пункта, до 19,75%. Если на фоне повсеместного ослабления других валют (в том числе и ключевых) гривна продолжит укрепляться или будет слабо девальвировать, это нанесет непоправимый ущерб нашим экспортерам. И выкарабкиваться из этого мы будем очень долго.


Екатерина Андреева / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров