среда, 21 августа 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Типичная гибридная война: Кто сжег танкеры в Арабских Эмиратах Не исключено, что диверсия удалась по всем параметрам. Возможно даже, что первая информация о 7-10 горящих танкерах тоже была верной

В воскресенье из порта Фуджейра в Объединенных Арабских Эмиратах пришло сообщение о взрывах и пожарах на нескольких нефтяных танкерах общим числом от семи до десяти. Уже через два часа власти ОАЭ опровергли сообщение, заявив, что порт работает в обычном режиме и в нем ничего не горит и не взрывается.

Но к утру понедельника МИД ОАЭ заявил, что четыре торговых судна, приписанных к различным странам, все-таки подверглись нападению неизвестных лиц в районе порта Фуджейра, хотя и не в самом порту, и что эти лица совершили «акты вандализма». Позднее появилось уточнение о том, что два из четырех судов принадлежат Саудовской Аравии.

Странная история в порту Фуджейра

Если собрать кусочки этой мозаики воедино, то картина вырисовывается примерно следующая. Некая организация спланировала нападение на танкеры, входящие в акваторию нефтяного порта, – но не в самой охраняемой акватории. Танкеры планировалось поджечь на входе в порт, то есть пустыми, или, что менее вероятно, на выходе – то есть гружеными. Но скорее все-таки на входе, поскольку пожар пустого танкера как раз и гарантирует взрывы паров горючего в пустых танках, а полный танкер, как ни странно, проще потушить, чем пустой, хотя, с другой стороны, пожар на нем грозит разливом нефти и серьезной экологической катастрофой. Все шло по плану, и информацию о взрывах и пожарах на танкерах, которые, по замыслу авторов диверсии, должны были тут же заскочить в порт, ближе к пожарным судам, выдали в СМИ в тот момент, когда группа диверсантов стала высаживаться на первый из них.

Как можно вандализировать танкер?

Здесь надо сказать, что осуществить «акт вандализмы»  в отношении танкера с высотой борта 12-15 м, идущего пусть даже со сниженной на подходе к порту скоростью в 5-6 узлов – вероятно, на снижение скорости  у входа в порт и был сделан расчет – очень непросто. Для этого нужна хорошая подготовка атакующих и специальное оборудование. И вообще, что значить «вандализировать»? Нацарапать на борту неприличное слово? Но с учетом размеров борта и эта задача очень непростая. Обстрелять? Подорвать? Поджечь? Сломать пополам?

Вероятно, охрана порта оперативно отреагировала, и атакующих вспугнули. Пленных, судя по всему, нет – хотя и это не факт, возможно, что и есть, но их пока не хотят показывать публично, на что тоже может быть множество причин.

Не исключено, впрочем, что диверсия удалась по всем параметрам. Возможно даже, что первая информация  о 7-10 горящих  танкерах тоже была верной. Об этом говорят уточнения, появившиеся в СМИ из неофициальных источников, согласно которым пожар с одного горящего судна перекинулся на несколько других. Если это было так, то похоже, что нападавшие благополучно скрылись, а подожженный у входа в порт танкер вломился в него, как перепуганный слон которому подпалили хвост, уже просто по инерции, поскольку маневрировать такой махиной, да еще горящей, да в ограниченном пространстве на входе, довольно сложно. После этого на нем произошло несколько взрывов, от которых загорелись и другие суда.

Судя по всему, пожар потушили очень оперативно, и большого ущерба он не нанес. Возможно, что и жертв действительно нет – ну просто повезло. Но информационный осадок, несомненно, есть. Миру была наглядно продемонстрирована уязвимость танкеров на одном из важнейших  нефтяных маршрутов.

Заметно, что в ОАЭ избегают называть конкретный ущерб, нанесенный судам, и даже произносить слово «танкер», заменяя его «торговым судном». Более того, там упорно отрицают взрывы и пожары. Тем не менее диверсия, независимо от того, удалась ли она в полном объеме или только частично, достигла цели, вызвав мощное информационное эхо во всем мире и небольшой, но заметный рост цен на нефть на рынке энергоносителей.

Саудовская Аравия, которой принадлежат два пострадавших судна из четырех, открыто назвала случившееся диверсией и попыткой дестабилизировать мировой рынок энергоносителей. Эр-Рияд пока не озвучил подозрений в чей-либо адрес, но ранее саудиты обвиняли Иран в стремлении подорвать их позиции на мировом рынке нефти.

Официальный представитель МИД Ирана заявил, что акты вандализма в акватории ОАЭ вызывают беспокойство и требуют расследования.

Египетский МИД также осудил нападение.

Все это произошло на фоне обострения ситуации вокруг Ирана: США ужесточили нефтяное эмбарго против него и направили в район Персидского залива авианосец и дополнительные бомбардировщики. В ответ Иран заявил о приостановке выполнения им ряда положений «ядерной сделки». Госсекретарь США Майкл Помпео обсудит ситуацию вокруг Ирана в понедельник в Брюсселе, с лидерами ЕС, и во вторник – в Сочи, с Путиным и Лавровым.

Типичная гибридная война

Между тем организаторы и исполнители нападения по-прежнему остаются неизвестными. В сеть уже вброшено несколько взаимоисключающих версий, причем их число, вероятно, будет расти. В целом же возможны следующие предположения.

Первое: Израиль и Саудовская Аравия решили добавить аргументов Дональду Трампу в пользу наращивания американской ударной группировки в Персидском заливе. И действительно, если какие-то отморозки нападают на танкеры прямо у входа в порт, никто не станет спорить с необходимостью усилить в этом районе американское военное присутствие.

Второе: Иран решил создать союзникам США по НАТО, зависимыми от ближневосточных нефтяных поставок, а также и всему остальному миру дополнительную головную боль, дабы несколько увести внимание Вашингтона от прямого конфликта с Тегераном.

Третье: Россия, обеспокоенная неприятной историей с хлором в «Дружбе» – история эта, к слову, не разрешена до сегодняшнего дня – решила немного колыхнуть нефтяной рынок, обозначив преимущества своих поставок – мол, да, у нас с хлором неловко получилось, но там же вообще танкеры жгут!

Четвертое: Учитывая колебания ОАЭ в отношениях с Ираном, балансирующие от потепления к похолоданию и обратно, одна из заинтересованных сторон решила их несколько охладить.

Но все эти версии повисают в воздухе до тех пор, пока нет данных о непосредственных исполнителях – а их либо нет, либо исполнители были наняты через длинную цепочку посредников и отследить по ней заказчика не представляется возможным.

Неясно и то, смогут ли такие нападения стать систематическими. В Оманском заливе, в отличие от берега Сомали, не так уж много удобных мест для длительного базирования анонимной пиратской флотилии, от которой могли бы откреститься все, хотя привлечение к делу проверенных и оставшихся сейчас без работы сомалийских специалистов, проапгрейденных техникой и вооружением, представляется вполне вероятным. Но где их держать? Базирование на континентальном побережье Ирана с ведома Тегерана не подойдет – тайную базу быстро раскроют, а это будет означать дальнейшую эскалацию прямого противостояния Ирана и США еще на одном направлении, что иранцам сейчас явно не нужно. Остаются разве что острова Ормузского архипелага, хотя для налетов маломерного флота они все-таки расположены далековато от потенциальных целей. Но в принципе можно представить ситуацию, когда  налеты осуществляются оттуда, а иранские власти разводят руками и говорят, что сами возмущены и пора совместными усилиями покончить с этим пиратством.

Еще один вариант – действия с судов-баз, возможно, даже залегендированных под танкеры. Но технически это довольно сложно, зато поимка даже одного такого судна-базы стала бы хорошим поводом для контроля всех сколько-нибудь подозрительных судов в этом районе и резко ограничила бы возможности «серых» поставок нефти Ираном.

Несмотря на обилие версий, говорить о какой-либо конкретике и давать прогнозы пока рано. Случай нападения единичный.  Виновных не выявлено. Но все уже напряглись и подозрительно поглядывают друг на друга – это и есть типичная гибридная операция в самом ее разгаре. Остается ждать следующего хода.

Сергей Ильченко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров