вторник, 20 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Церковный соцлагерь: Чем заплатит ПЦУ румынам за свое признание В Москве придают огромное значение вопросу о признании ПЦУ другими церквями. Там вовсе не считают, что «все пропало». Впереди еще не один раунд борьбы за Украину

Процесс признания ПЦУ поместными православными церквями – следующая большая интрига в истории с Томосом об автокефалии. Признают ли? И кто? И когда? А кто – не? И что, если «не»? Об одном уже можно сказать совершенно точно – это не будет быстро. А также нельзя дать гарантии, что это будет «не больно». В том числе для Украины и ее церкви.

В данное время пока трудно сказать, что ПЦУ кто-то быстро и безоговорочно «признает». Но это не должно обескураживать. Церковь – организация медлительная, перемены принимает подозрительно. А «украинская операция», проведенная Вселенским патриархом, оказалась не просто стремительной, но и весьма радикальной. Поэтому все, о чем сейчас можно говорить, – о перспективах и тех «сигналах» (позитивных или не очень), которые подают ПЦУ поместные церкви.

Среди позитивных сигналов, например, позиция Элладской церкви, которая, не делая громких заявлений, начала сослужить с представителями ПЦУ и поминать ее предстоятеля. Возможно, украинский вопрос еще будет обсуждаться епископами этой церкви в подробностях, но де-факто признание уже состоялось.

Несколько сдержаннее оказалась позиция Кипрской церкви, на которую в Украине возлагали большие надежды. В УПЦ МП решение Синода этой церкви «по Украине» поспешили истолковать как «поражение ПЦУ», поскольку прямого «признания» не случилось. Однако не случился и отказ признавать. На Кипре готовы обсуждать украинский вопрос – в первых строках Синод отметил, что, будучи независимым государством, Украина имеет полное право претендовать на поместную автокефальную церковь. Все прочее – дело техники. Зато в решениях Синода немало «теплых слов» адресовано церковной Москве – от отсутствия на Всеправославном соборе до шантажа Евхаристией.

В адрес ПЦУ, впрочем, также высказано несколько сомнений, которые можно истолковать как «пожелания» и отчасти «авансы». Главный вопрос – церковное единство. Епископы указывают на то, что целью автокефалии было именно единство, но оно так пока и не случилось. Что ж, епископы готовы подождать, пока ситуация с единством прояснится. А если не прояснится – тогда созывать общее собрание и на нем разбираться, как быть дальше. Отдельной строкой был послан намек патриарху Филарету, который продолжает гнуть свою политику в новой церкви вопреки договоренностям и самому здравому смыслу: патриарху напомнили, что его анафема была признана всем православным миром, а что до апелляции, то ее механизмы до конца неясны, а значит, ее в случае чего и пересмотреть можно. Однако касательно «не случившегося единства» акценты расставлены интересным образом: необходимо, мол, защитить должным образом интересы тех русских, которые хотят остаться в единстве с Москвой. «Русские» тут выступают в качестве религиозно-этнического меньшинства, а не «украинской церкви».

Еще интереснее выглядит позиция Румынской православной церкви, которая тоже «не признала», зато выставила список условий, от которых можно начать танцевать.

Скажу сразу для тех, кого коробит такой подход в церковной области, где, по их мнению, «да будет ваше да – да, а ваше нет – нет», то есть никаких торгов быть не может: это не торговля «небесной родиной», а довольно обычный раздел ее земных представительств. Обычно этот раздел происходит одним из двух способов: с помощью дипломатии и с помощью «зеленых человечков». Выбирайте.

Отчасти позиции Румынской и Кипрской ПЦ схожи: они обращают внимание на то обстоятельство, что искомое церковное единство не было достигнуто, обе церкви ни намеком не ставят это в вину ПЦУ, зато отмечают «особую роль» московской «сестры», обе церкви считают, что в случае затягивания конфликта нужно созвать общее собрание всех церквей. Так же как киприоты, румыны высказывают сомнения по поводу хиротоний, совершенных в расколе и под анафемой. Так же как кипрские, румынские епископы указывают на необходимость обеспечить религиозные права «русского этнического населения, которое поддерживает связи с Московским патриархатом».

Но у румын в Украине – свои интересы. И Синод не скрывает этого: больше всего его заботит судьба 127 приходов, которые хотят по-прежнему проводить службы и пользоваться богослужебными книгами на родном языке. Требования румынской стороны выписаны очень четко: епископы хотят получить письменные гарантии власти и руководства ПЦУ о том, что румынские общины смогут и дальше сохранять свою этническую самоидентификацию и связи со своим «зарубежным центром», а также смогут организоваться в Румынский викариат. Кстати отмечено, что Украинский викариат существует в Румынии с 1990 г.

Само то, что о судьбе «своих» приходов РуПЦ собирается договариваться именно со священноначалием ПЦУ, говорит о том, что ее воспринимают как вполне легитимную церковь. Румыны высказывают надежды, что с ПЦУ им будет проще договориться, чем с Московским патриархатом, который в Молдове – как и в Украине – стоит на страже интересов империи.

В общем, интрига проста: относительная «диаспорная» автономия румынских приходов в составе ПЦУ в обмен на голос в пользу украинской церкви. Предложение одновременно заманчивое и колючее. С одной стороны, это возможность «оторвать» от УПЦ МП 127 румынских приходов, которые присоединятся к ПЦУ. Но присоединятся только структурно, а по сути, будут крепить связи с Румынским патриархатом. Это довольно обычная практика. Но, учитывая сепаратистские настроения в этих западноукраинских землячествах, ситуация может оказаться довольно угрожающей.

Впрочем, до сих пор в румынских приходах УПЦ МП сепаратизм и москвофильство поддерживались вовсе не румынской стороной – они находятся под особым контролем и идеологической «накачкой» со стороны Москвы. Это еще один аргумент в пользу того, чтобы вывести эти приходы из-под влияния Москвы.

Впрочем, не Буковиной единой. У ПЦУ есть о чем поговорить с румынским церковным руководством и кроме 127 приходов. Ведь конечная цель румын – Молдавская православная церковь, которая в данное время находящаяся в единстве с Моспатриархатом. Автокефалия ПЦУ – важный прецедент для РумПЦ. Поскольку у них тоже есть спорные канонические территории с Моспатриархатом. То, что было сделано в Украине, может быть повторено в Молдове.

Вопрос о канонической принадлежности Молдовы не дает покоя Румынской ПЦ давно, и конфликты с Моспатриархией и ее местными филиалами возникают постоянно. РумПЦ давно ищет возможность «закрепиться» в Молдове. Была даже создана и какое-то время действовала Бессарабская митрополия РумПЦ, но промосковские власти под давлением Моспатриархии прекратили ее деятельность. Тогда патриарх Румынский поставил вопрос перед Моспатриархией о предоставлении автокефалии Молдавской ПЦ. Но получил, разумеется, категорический отказ.

Помимо прецедента и Буковины у ПЦУ есть еще кое-что, что может заинтересовать румын, –Восточно-Молдавская епархия УПЦ КП. Да, в Молдове тоже есть «наши», и у «наших» есть свои интересы и претензии на Молдавскую «каноническую территорию». На ее часть – Приднестровье, которое во времена оно якобы входило в состав исторической Киевской митрополии.

В Википедии в связи с этим, можно найти указание на то, что Приднестровье является «канонической территорией ПЦУ». Вместе с сотней буковинских приходов и молдавской епархией УПЦ КП складывается неплохой пакет акций.

Любопытно, что румынский Синод особенно интересовался статусом священнослужителей с «сомнительным» рукоположением, которые действуют «на Западе». То есть можно предположить, что интересовала их, главным образом, Молдова и конкретно Восточно-молдавская епархия ПЦУ. Она «чья» и в каком каноническом статусе? Если она входит в число «зарубежных украинских епархий», то, согласно Томосу, она переходит в состав Вселенского патриархата. А значит, появляется новая тема для разговора между Вселенским и Румынским патриархами. В РумПЦ уже давали понять, что их устраивает автокефалия Молдавской ПЦ. Что на это скажет Вселенский патриарх, у которого сейчас «на руках» Украина, а впереди – схватка за Македонию и, возможно, Черногорию. Ему очень нужны союзники…

С точки зрения такой перспективы особенно интересны формулировки Синода касательно украинских приходов, которые остаются в единстве с Москвой. Так же как киприоты, румыны не называют эти приходы «украинской церковью» и акцентируются на их этнической принадлежности. Румыны прямо говорят о церкви МП как о церкви для «этнических русских». Которых в Украине, конечно, «много», но они не представляют собой «украинскую церковь». Эта риторическая уловка также, возможно, еще понадобится румынам — когда дело дойдет до автокефалии церкви Молдовы, за которую Моспатриархия тоже, несомненно, будет «стоять в истине» до последней капли чужой крови.

В отличие от румын, никаких сюрпризов не преподнесли другие бывшие участники соцлагеря: Польская ПЦ, Сербская ПЦ и ПЦ чешских и словацких земель в одну дуду заявляют, что с ПЦУ не смирятся. Симптоматично: эти отказы сформулированы быстро, без долгих раздумий, взвешиваний и предложений «подождать-посмотреть». Польские епископы постарались отделаться округлыми формулировками в том смысле, что мы в принципе «за», но мы «против», что украинская церковь, конечно, «имеет право», но все сделано так ужасно неправильно… Что же до сербов, то у них есть свои болевые точки: Македонская церковь (церковь Охрида) для Сербской ПЦ – как Киевская кафедра для Московской патриархии. «Исток», «крещальная купель», «откуда есть пошла…» и т. д. Вообще-то церковь Охрида для всего славянского православия – «исток» и «откуда есть пошла…». Но от этого потеря Сербской ПЦ только больнее.

До сих пор хранит интригу Грузинская церковь. Слухи о том, «поддержит» или «не поддержит» пока довольно противоречивые. Так же как от болгар, чьи епископские голоса поделились почти пополам, с перевесом в один голос в пользу ПЦУ. Что же до грузин, мы пока питаемся одними только слухами. Официального решения все еще нет.

А потому за сердца грузин имеет смысл побороться. В связи с этим на днях в Грузию отправилась группа наиболее внятных сотрудников Киевской митрополии – управделами митрополит Антоний Паканич и замглавы информационного ведомства УПЦ МП протоиерей Николай Данилевич. Разумеется, в сопровождении олигарха Вадима Новинского – кажется, без него теперь ни одна делегация УПЦ МП шагу ступить не может. С одной стороны, понятно: кто-то должен и дорогу оплатить, и обед в хорошем ресторане. С другой, человек-то занятый – народный депутат, бизнесмен, а мотается по церковной линии, как мелкий порученец. Мог бы просто командировочные выписать.

Что ж, вопросу признания ПЦУ придают огромное значение в Москве. Там вовсе не считают, что «все пропало». Впереди еще не один раунд борьбы за Украину. Хорошо, если в Киевской митрополии ПЦУ это понимают хотя бы в половину так ясно, как в офисе Новинского.


Екатерина Щеткина / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров