понедельник, 21 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Русская церковь без томоса: по РПЦ нанесен тройной удар Русская православная церковь, хоть и получила номинальную автокефалию еще в 15 веке, но фактически с того времени живет без Томоса

Русская православная церковь не устает яростно критиковать создание независимой автокефальной церкви в Украине. Несмотря на получение Томоса, священники РПЦ обвиняют ПЦУ в «неканоничности» и «незаконности». А патриарх Кирилл и вовсе называет ПЦУ «раскольниками». Почему так реагирует Москва и законна ли сама Русская православная церковь, пишет Виталий Тысячный для Обозревателя.

РПЦ неканонична?

Русская православная церковь, хоть и получила номинальную автокефалию еще в 15 веке, но фактически с того времени живет без Томоса. Столетиями этот вопрос так или иначе поднимался в церковных кругах, но без особого резонанса.

Но в связи с событиями вокруг украинской автокефалии, а также разрыва евхаристического общения между Константинополем и Москвой, тема снова вышла на первый план. Фактически старт автокефалии РПЦ дала так называемая Флорентийская уния, принятая еще в середине 15 века.

Дело в том, что Папа Римский Евгений IV инициировал в 1448 году Собор, который должен был объединить католиков и православных. Там обсуждались главные противоречия среди христиан, в том числе и главенство Папы Римского.

В Москве не признали собрание и решили самостоятельно избрать себе митрополита, назвали его «митрополитом Московским и Всея Руси» и выбрали Иона. Оторванное от Константинополя правление продлилось до конца 16 века. Так, в 1588-1589 годах Вселенский патриарх Иеремия II во время поездки в Москву был вынужден признать там автокефалию.

«Это был визит в Москву, в первую очередь для богослужения и знакомства с местными парафиями и мирянами. Царское правительство на месте задержало его с целью получить грамоту об автокефалии. Понятно, что процесс официального предоставления Томоса – это процесс коллегиальный, заседания Синода и все необходимые официальные тонкости. Тут человек едет по другим делам, а с него выбивают предоставление автокефалии для Москвы», – пояснил историю процесса Оборевателю митрополит Хмельницкий и Каменец-Подольский Антоний.

По словам митрополита, в Москве решили «надавить» на патриарха, и через несколько месяцев вынужденной изоляции в Москве он пошел на уступки боярам. Официально же независимость РПЦ была подтверждена через несколько лет.

Так, в 1593 году в Константинополе Священный Синод признал автокефалию РПЦ. Правда, как рассказал Обозревателю религиовед Игорь Козловский, Москва получила не томос в нынешнем понимании, а специальную грамоту.

«У них нет томоса, но есть грамота, выданная в свое время для признания их канонической церквой. В этой грамоте действительно есть положения, которые ограничивают их границы теми митрополиями и епархиями, действующими в то время в Московском царстве», – пояснил религиовед.

Решение отделиться от Константинополя во многом было продиктовано геополитическими мотивами. Во-первых, в этот период страна вела активные боевые действия, в том числе участвовала в Ливонской войне, а также расширяла свои земли на восток. Собственная церковь во многом стала духовной и идеологической основой для жителей новых земель.

Во-вторых, правителям в Москве было важно укрепить в стране самодержавие, что и произошло как раз при правлении царя Ивана Грозного. Свой митрополит на престоле должен был усилить легитимность правящей верхушки в России.

Почему Москва недовольна Томосом для Украины?

Для Москвы независимая украинская церковь – большая проблема. Во-первых, до момента создания ПЦУ Русская православная церковь насчитывала по миру около 100 миллионов прихожан.

По данным исследования Центра Разумкова за апрель 2018 года, почти 13% опрошенных украинцев считают себя прихожанами УПЦ МП. Это около 4-5 миллионов человек. В стране также действуют около 12 тысяч приходов, это треть от всех приходов, аффилированных с РПЦ.

В случае массового перехода, Русская церковь будет стремительно терять мирян. Тем более отдельные приходы уже отдают предпочтение ПЦУ.

Во-вторых, это «идеологический удар» по РПЦ. Можно по-разному оценивать прямое влияние руководства Украины на процесс создания автокефалии – как предвыборный пиар или реальное желание объединить православие, но фактически в Украине родилась самостоятельная структура. К тому же – равноправная среди других церквей. Спустя время идея защиты «русского мира» и «православных россиян» среди кремлевских политиков может потерять актуальность.

«По мнению кукловодов и по мнению президента Украины, этот собор должен был объединить всех и создать единую для всей Украины православную церковь. А что получилось? А получилось то, что просто две раскольнические группировки объединились», – нервно прокомментировал украинскую автокефалию патриарх Кирилл.

В-третьих, позиция РПЦ как одного из возможных лидеров православия подорвана. Учитывая огромное количество прихожан, а также политическое и финансовое влияние, РПЦ и Россия в целом претендовали на лидерство в мире. Но после создания ПЦУ о статусе претендента речь не идет. А учитывая разрыв с Константинополем и прекращение евхаристического общения, можно говорить и об изоляции РПЦ.



Поделитесь.





Новости партнеров