понедельник, 18 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Как Коломойский докажет, что 6,6 млрд НБУ должен не он, а все украинцы Как известно, Гамлета мучила тень его отца, а вот юристов Нацбанка еще долго будет «мучить тень Гонтаревой»

«Сага о финансовых нибелунгах» в исполнении НБУ и миллиардера Игоря Коломойского переходит в свою завершающую стадию, которую по аналогии с нетленным творением Рихарда Вагнера можно было бы озаглавить «гибель олигархов». Естественно, чисто условно. Потому что на данный момент все идет как раз к противоположному результату. А как все начиналось…

С момента национализации ПриватБанка прошло уже ровно два года, и обещания предыдущего министра финансов и главы НБУ относительно того, что уже «завтра» международные суды буквально «разденут» прежних «нерадивых» собственников, развеялись даже быстрее, чем самые быстропортящиеся предвыборные посулы наших политиков. А ведь сама национализация обошлась бюджету в более чем 140 млрд грн, и пусть эти государственные затраты еще не полностью монетизированы, час Х в виде платежей по обязательствам банка, будь-то вклады населения и/или задолженность по еврооблигациям, обязательно настанет. Столь значительные средства сами по себе являются угрожающим финансовым навесом над госбюджетом.

Государство Украина уже пыталось вернуть часть потраченного на спасение банка с помощью исков, поданных в Высокий суд Лондона. Стартовый спурт остался за представителями государства: на активы Игоря Коломойского и Игоря Боголюбова, а также их структур Teamtrend Ltd., Trade Point Agro Ltd., Collyer Ltd., Rossyan Investing Corp., Milbert Ventures Inc. і ZAO Ukrtransitservice Ltd. был наложен так называемый обеспечительный мировой арест, причем в отношении Игоря Коломойского была даже названа максимальная сумма, которую он мог получать «на жизнь» – 20 тыс. евро в месяц. Минфин и Нацбанк планировали собрать по всему миру примерно 5 млрд евро, принадлежащих бывшим собственникам. В приказе на арест активов фигурировала сумма $2,5 млрд. Но забрать подобную сумму (хоть 2,5, хоть 5 «ярдов») у украинского олигарха в современной политической парадигме Украины равнозначно прыжку в клетку к голодному льву.

Английские судьи «сжалились» над украинскими чиновниками и в ноябре текущего года решили не связывать их путами столь «токсичного» для них судебного решения. Вначале они вообще понизили планку судебных требований до интервала от $300 млн до $1,2 млрд. А затем и вовсе решили, что данный иск находится вне сферы их компетенции. Достаточно контроверсионное решение. На самом деле, лондонские судьи просто не захотели выполнять за украинских коллег всю «грязную» работу, и коль в самой Украине нет ни одного вступившего в силу судебного решения относительно возможных финансовых махинаций в Приватбанке, то и в Лондон украинским чиновникам ехать не за чем. Разве что проведать своих детей. В ближайшее время арест с активов Коломойского будет, скорее всего, снят.

Но логика нового политического цикла заставляет НБУ двигаться «раскоряк»: с одной стороны, регулятор обречен и дальше пытаться просунуться в любое «судебное окно», причем именно за рубежом. Судиться в Украине – это совсем другая история. Хотя здесь также фигурируют уже полторы сотни исков Национального банка к Коломойскому и 32 компаниям, связанным с ним. Но похвастать успехами на ниве отечественного правосудия регулятору пока нечем: тут как раз Нацбанк зачастую находится в роли обороняющегося, время от времени отбивая различные иски и периодически проигрывая, как это было в случае с так называемыми депозитами «семьи Суркисов и связанных с ними лиц». Но подавая иски в новые международные суды, приходится придерживаться известного принципа «не спеши, а то успеешь». «Казус Привата», как мы уже об этом неоднократно писали, будет разрешен лишь в новом политическом цикле. В сухом остатке: на руках у юристов с Институтской есть пока лишь 20 судебных решений по взысканию объектов ипотеки по обязательствам ПриватБанка на сумму всего 1,2 млрд грн. Причем 17 решений уже вступили в законную силу и производство по ним передано в государственную исполнительную службу. Заметим, что речь идет о тех залогах, которые банк предоставлял по кредитам рефинансирования, а взыскание по ипотеке – это наиболее быстрый и легкий судебный путь, ведь все эти активы уже практически были заблокированы Нацбанком и никуда бы от него не делись.

Но нас ведь интересует совсем другая история: будут ли бывшие собственники платить за национализацию банка и сколько. Пока здесь идет игра на понижение, и представители государства получают в судах от ворот поворот.

На этот раз Нацбанк подал иск в Первую инстанцию швейцарского суда (кантон Женева) по месту прописки Игоря Коломойского. Сумма иска – 6,64 млрд грн, и эти деньги взыскиваются согласно тем договорам поручительства, которые Игорь Коломойский предоставил по договорам рефинансирования, заключенным между Приватбанком и НБУ.

Простыми словами, когда ПриватБанк брал кредиты в Нацбанке, то регулятор требовал предоставление гарантий их возврата в виде поручительств конечных бенефициаров. И такое поручительство было предоставлено. Данный иск явился логическим продолжением стартовавшей в июне 2018 г. судебной процедуры.

На период, который предшествовал национализации банка, а это октябрь 2016-го, сумма рефинансирования, предоставленного ПриватБанку, составляла 21 млрд грн. На 1 января 2017-го данный показатель сократился до 18 млрд грн, а в октябре нынешнего заметно снизился до 9,8 млрд грн. Уже из этих цифр видно, что поручительства Игоря Коломойского, скорее всего, покрывали не все обязательства банка по полученным в НБУ кредитам в виде рефинансирования, раз сумма иска НБУ (с процентами) составила всего 6,6 млрд грн.

Теоретически судебная механика в данном вопросе не должна была составить для НБУ особых затруднений. В Украине действует закон, согласно которому собственники банка несут ответственность за его платежеспособность. Кроме того, в данном случае оформлены полноценные договоры поручительства, и будь-то украинские суды, будь-то зарубежные, все они должны встать на сторону регулятора, хотя тут и придется немного повозиться с апелляциями и банальным затягиванием рассмотрения дела. Но в целом задачи ясны и цели поставлены. Остается лишь взяться за «судебную работу».

Если бы не одно «но». Как известно, Гамлета мучила тень его отца, а вот юристов НБУ еще долго будет «мучить тень Гонтаревой». В мае 2017-го она заявила «Интерфаксу-Украина» буквально следующее: «Банк (ПриватБанк – ред.) нам (НБУ – ред.) хочет погасить это рефинансирование, но тогда они избавят Коломойского от всех гарантий, и мы потеряем эти залоги. Поэтому мы не хотим, чтобы ПриватБанк нам погашал». Более того, в этой же статье прозвучала информация и о том, что данное обязательство (отказ от погашения рефинансирования, полученного ПриватБанком до момента национализации) Украина якобы прописала в меморандуме с МВФ.

Таким образом, перед нами самая настоящая юридическая мина, ведь теперь Игорь Коломойский может абсолютно четко доказать в любом суде, что задолженность ПриватБанка перед НБУ не была погашена в силу субъективных обстоятельств с признаками фиктивности, когда руководители НБУ, пользуясь государственной принадлежностью банка, фактически заставили его не погашать полученный рефинанс, хотя его ликвидность позволяла это сделать. При этом преследовались совершенно иные цели, не оговоренные в договоре поручительства, – переоформление залогового портфеля и т. д. А ведь поручительство может обеспечивать лишь выполнение тех обязательств, которые не в силах был выполнить тот, за кого поручались. Иными словами, если бы ПриватБанк действительно не мог погасить эти кредиты, тогда НБУ вправе был бы обратиться в суд на поручителя с требованием выплатить задолженность вместо банка. Хотя для сохранения этой возможности было достаточно и меньшего: просто молчать во время интервью…

Учитывая этот пикантный момент, предсказать результат рассмотрения иска НБУ в швейцарских судах несложно… «Прописка» Игоря Коломойского вряд ли при этом пострадает.

В финале оперы «Гибель богов» Зигфрид не захотел вернуть кольцо «дочерям Рейна» и был пронзен копьем Хагена, завершив свой путь словами: Brunhilde! Heilige Braut!, или «Брунгильда! Невеста богов!». В нашем случае Зигфрид таки отдал свое «кольцо» за условную 1 грн, и вряд ли его противник Хаген будет способен на что-либо решительное. Но известную всем «Брунхильду» будут вспоминать все…


Алексей Кущ / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров