среда, 19 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Ультиматум Волкера: Что Госдеп пообещал Путину за плен украинских моряков Посланы недвусмысленные сигналы бизнесу – мировому и российскому – относительно того, какими будут шаги США в случае дальнейшей эскалации на Азове

Изменение тона американской дипломатии в разговорах о России произошло не только у руководителя дипломатического ведомства США Майка Помпео, который в последнее время совсем недипломатично заговорил о мошенничестве со стороны Кремля – и о 60-дневном ультиматуме в отношении договора о РСМД.

Куда более роскошным тоном выражает теперь свое мнение и спецпредставитель США в отношении Украины Курт Волкер. В разговоре с «Голосом Америки» он заявил, что США сейчас не только требуют немедленного освобождения захваченных в плен украинских моряков и их кораблей, но и прекращения попыток «одностороннего контроля» со стороны России в водах Азовского моря.

В качестве возможных санкций за продолжение агрессивной политики на Азове Волкер назвал отключение российских банков от международной банковской сети SWIFT, которая обеспечивает международные банковские транзакции, отправляя платежные поручения финансовым институтам в различных странах.

«Отключение России от SWIFT называют «ядерной» опцией», — констатировал Уолкер. Оно «приведет к затратам для всех участников… но в конечном итоге, мы должны сохранять возможность такого варианта, потому что мы не можем и дальше смотреть, как Россия предпринимает новые агрессивные шаги в отношении соседей», — утверждает дипломат.

Что подводит нас к выводу — решение по последней очереди экономических санкций, которую руководители российских госбанков уже назвали «фактическим началом войны» пока не принято.

При том что это уже далеко не первое обещание отключить Россию от SWIFT. Если быть точным, то впервые такой шаг предложил Дэвид Кэмерон в феврале 2014 года. Через несколько месяцев Европарламент предложил «изучить возможность» таких действий Еврокомиссии. Потом эту идею творчески развил тогдашний руководитель МИД Великобритании Филип Хэммонд, а в августе 2017 года два российских банка (РНКБ и Тембанк) даже были отключены от SWIFT. При чем, что интересно, решение об этом принимала не организация — а британская компания Finastra, которая продает программное обеспечение для работы со SWIFT.

Но предложения Великобритании, которая рассматривала «теоретическую возможность» — это одно дело. А вот Госдеп США, который вполне успешно применял этот механизм против Ирана — это уже совсем другое дело.

Впрочем, тот факт, что решение не принято, не умаляет важности того факта, что о нем заговорили американские дипломаты.

Поскольку, во-первых, сам факт подобных разговоров посылает недвусмысленные сигналы бизнесу — как мировому, так и российскому — относительно того, каким будут будущие действия США в случае дальнейшей эскалации на Азове. При этом и мировой, и даже в большей степени российский бизнес прекрасно понимает, что нынешний президент России вполне может пойти на такую эскалацию. Что усиливает бегство капитала из России.

А второй момент заключается в том, что по мере нарастания бегства капитала, Россия становится менее ценным участником SWIFT. Который будет генерировать меньше доходов — то есть и отключить его бельгийская управляющая компания сможет без лишних душевных мук.

Чувствуя реалистичность угроз Запада, на России спешно создали национальный аналог SWIFT, «систему передачи финансовых сообщений». Однако, как и любой аналог, он оказался довольно сомнительным. По состоянию на весну этого года к СПФС были подключены только четыреста участников. Из которых около 60 — региональные отделения государственного Сбербанка. При этом российская система не имеет выхода ни на один зарубежный банк. Не говоря уже о таких тонкостях, как отсутствие обслуживания ночью и на выходных.

Поэтому российская экономика все еще полностью зависима от SWIFT — за прошлый год российские банки осуществили с помощью этой системы 117 миллионов транзакций.

Исходя из этого, отключение России от SWIFT было бы колоссальным ударом как по российской экономике в целом, так и по бизнес-интересам друзей Владимира Путина (и его самого, если на то пошло) в частности.

Политическая готовность к такому решению в США понемногу формируется. Дело за очередным предлогом — будь то новые агрессивные действия, или длительный отказ освободить наших моряков. Жаль только, что поводы эти слегка многовато стоят Украине.


Роман Федюк / Depo.ua
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

восемнадцать + три =