пятница, 14 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Война и выборы: Какую игру Порошенко ведет с Путиным в проливе Петр Порошенко получил возможность показать украинским избирателям свою решимость и способность мстить России

Буквально за два дня ситуация в Украине кардинально изменилась. 25 ноября в нейтральных водах возле Керченского пролива россиянами были атакованы и захвачены три корабля ВМС Украины (бронекатера «Бердянск» и «Никополь» и буксир «Яны Капу»). Уже следующим вечером Верховная Рада после долгих дискуссий дала согласие президенту на введение военного положения в 10 областях на 30 дней. Произошло это за четыре месяца до президентских выборов. И вряд ли нужно доказывать, что все эти события существенно скажутся на внутриполитической жизни и прежде всего на ходе президентской кампании.

Первая попытка кораблей ВМС Украины пройти через Керченский пролив состоялась 23 сентября. Она оказалась нервной, но благополучной: из Одессы под Керченским мостом в порт Мариуполя прошли корабль управления «Донбасс» и морской буксир «Корец». Россияне такой наглости не ожидали и на захват украинских кораблей не решились.

Отправляя через два месяца другие три корабля в поход тем же маршрутом, Петр Порошенко знал, что могут быть три варианта развития событий: или корабли вновь благополучно пройдут под Керченским мостом, или россияне их не пропустят и принудят вернуться восвояси, или россияне их не только не пропустят, но и атакуют. Путин выбрал третий вариант, и наверняка это не стало для Порошенко большой неожиданностью, как и для экипажей, которые знали, на какой риск они идут.

Можно долго спорить о мотивах, которыми руководствовался президент, задумывая эту военную операцию, но с точки зрения перспектив на будущее важнее те результаты, которые он уже получил или рассчитывает получить в ближайшие четыре месяца, то есть до выборов. Разумеется, сейчас не время для подведения каких-то окончательных итогов – речь можно вести только о тенденциях и шансах.

Новые дрова в костер спора о войне и мире

Порошенко сделал тему войны с Россией темой номер один во внутриполитической повестке дня. Повышение тарифов на газ, протесты «евробляхеров», ненайденные заказчики нападений на активистов, неудовлетворенность общества результатами борьбы с коррупцией – эти и другие подобные темы враз пожухли и отошли на задний план.

Конечно, Петр Алексеевич вовсю старается, чтобы тема войны звучала в выгодной ему интерпретации – отражение российской агрессии. Но это не означает, что его конкуренты перестанут делать акцент на другом – на необходимости установления мира на Донбассе, теперь еще и с дополнительным пунктом о возобновлении мирного судоходства в Азовском море и Керченском проливе. И что они прекратят выдвигать собственные стратегии достижения этой цели. Короче, можно точно утверждать, что Порошенко повысил ставки, но вот выросли ли его шансы выиграть – это пока под большим вопросом.

Битва за «бело-голубой» электорат

Области, где введено военное положение, это преимущественно (кроме Винницкой, Сумской и Черниговской) области бывшего «бело-голубого» пояса. Допустим, на 30 дней там будет существенно подавлена пророссийская пропаганда. И на примере наших кораблей и моряков, захваченных и арестованных вопреки двустороннему договору и международному морскому праву, будет идти пропаганда о том, что Россия – враг и агрессор. Но вряд ли власть решится посадить на жесткую информационную диету 10 областей. Но даже если и решится, то вряд ли за месяц пророссийские настроения в «бело-голубом» поясе существенно похудеют.

Тем временем Путин продолжает вести пропаганду действиями. Прежде всего – блокадой Мариупольского и Бердянского морских торговых портов: торговые суда не могут ни выйти оттуда, ни попасть туда, поскольку РФ не пропускает их через Керченский пролив. Очевидно, Путин намерен продолжать так действовать, чтобы побудить жителей украинского Приазовья всеми фибрами души желать скорейшего устранения Порошенко с президентской должности. И срок этой пропаганды не ограничен 30 днями.

Месть вхолостую

Петр Порошенко получил возможность показать украинским избирателям свою решимость и способность мстить России. Министр иностранных дел Павел Климкин еще 26 ноября, выступая в Верховной Раде, озвучил три возможных шага: биометрический визовый режим с РФ, разрыв дипотношений с РФ, прекращение импорта из РФ товаров, которым мы можем найти замену. Эти и другие подобные шаги – это опции, которые президент может использовать не обязательно во время военного положения. Например, он может ввести какую-то одну опцию в январе, другую в феврале, третью в марте – чтобы поддерживать ситуацию в тонусе до самых выборов.

Но не факт, что это добавит Порошенко много новых приверженцев. Для этого месть должна нанести врагу видимый ущерб. Однако сейчас в нашем арсенале, по сути, есть лишь такие санкции, которые способны дать в основном символический эффект.

Желаемое и действительное

Конечно, Порошенко хотел бы предъявить украинцам международные меры воздействия на РФ, которые имели бы более серьезный эффект. Например, в интервью Bild, вышедшем 29 ноября, он выразил надежду, «что страны – члены НАТО готовы ввести суда в Азовское море, чтобы помочь Украине», и заявил, что мир должен «немедленно ввести дополнительные санкции» против РФ. Однако вероятность того, что к марту (то есть к выборам) коллективный Запад сделает хоть что-нибудь, чтобы наказать Россию, невысока. Скорее всего, будут только выражения глубокой озабоченности и бесплодные уговаривания Путина отпустить украинских моряков.

Впрочем, Порошенко сможет предъявить как свой успех финансовую помощь Украине со стороны МВФ и ЕС в условиях военного положения. Также вероятна новая помощь вооружениями со стороны США, Канады, Великобритании. Даже если оказание этой помощи было запланировано раньше, Петр Алексеевич сможет назвать ее проявлением солидарности с Украиной после российского нападения на украинские корабли.

Корабли, НАТО и Конституция

Также Порошенко сможет использовать это нападение как дополнительный наглядный аргумент в пользу вступления в НАТО. А вместе с тем – как дополнительный повод акцентировать на своем стремлении привести Украину в НАТО. Напомнить, что этот курс поддерживает большинство избирателей. И что перевод Минобороны и ВCУ на принципы и стандарты НАТО идет полным ходом (для помощи в этом деле на днях в Киев прибыл стратегический советник от США Кит Дейтон).

Все это может сыграть уже в феврале или марте, если Верховная Рада решится окончательно проголосовать за внесение в Конституцию изменений, утверждающих курс на вступление в НАТО и ЕС. Но может и не сыграть – если народные депутаты предпочтут отложить этот вопрос на время после президентских выборов. Не исключено, что Порошенко будет настаивать на скорейшем голосовании как на способе отомстить Путину за плененных моряков и захваченные корабли.

Военные – тоже избиратели

Еще один немаловажный аспект: Порошенко введением военного положения уже существенно повысил свой рейтинг в армии и среди тех, кто вернулся с фронта. У них логика проста: де-факто Россия стала считать Керченский пролив своим с момента аннексии Крыма, сейчас впервые Украина начала всерьез (даже с использованием кораблей) бороться за свое право свободно пользоваться этим проливом. Конечно, это не означает, что им не терпится повоевать. Но им хочется, чтобы остальные украинцы не забывали о том, что мы в состоянии войны.

В то же время команда Петра Порошенко и он сам будут постоянно напоминать избирателям, как Тимошенко, Ляшко, «Самопоміч» сопротивлялись введению военного положения и, в конце концов, урезали его до 10 областей. Фраза, которая вырвалась у Тимошенко в парламенте 26 ноября, что в случае введения военного положения украинские военные «будут врываться в жилье украинцев», еще долго будет ей икаться.

Верю – не верю

Заметно, что медиа-активность Порошенко сейчас выросла в разы. И, похоже, он не собирается ее сворачивать. Но это еще не гарантирует, что он убедит украинцев в своей правоте.

В конечном итоге избирателям предстоит решать на выборах, оправданно или нет он отправил наши корабли пытаться пройти через пролив. Некоторые конкуренты президента наверняка будут обвинять его в том, что он сделал это ради победы на выборах, зная, что их ждет тюрьма в России. Команда Порошенко и он сам подчеркивают, что Украина никак не может отказаться от своего права свободного судоходства через Керченский пролив и Азовское море к своим портам в Мариуполе и Бердянске. «Это наше море, это наши порты. И мы никогда не будем спрашивать разрешения, как нам ходить по своей территории», – заявил Порошенко 28 ноября.

Если вдруг Ляшко, Тимошенко или кто-то другой скажет, что за Керченский пролив не нужно было бороться, Порошенко сразу же сможет сказать: «Точно так же он (она) будет сдавать наши территории на Донбассе». Но у конкурентов есть другой вариант: обвинять его в том, что он ввязался в заведомо проигрышный бой, плохо организовал военную операцию и не обеспечил нашим кораблям надежную защиту, в результате чего экипажи попали в плен. В любом случае 24 наших моряка в московском плену – это слишком серьезный, более того, психологически очень тяжелый фактор, чтобы от него можно было попросту отмахнуться, сославшись на какую-то высшую необходимость.

Вместо итогов

Вполне возможно, что для многих избирателей решающее значение будут иметь не юридические или логические аргументы и даже не эмоциональные (моряков жалко, но и сдавать пролив без борьбы постыдно). А чисто азартные. Как аппетит приходит во время еды, так азарт – во время схватки.

Чтобы разжечь в электорате азарт «наказать Россию», Порошенко должен продемонстрировать реальные (или, на худой конец, изобразить мнимые) успехи в этом направлении. Иначе у электората может усилиться другой азарт – «наказать Порошенко» за 24 пленных моряка.


Юрий Вишневский / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

8 + двенадцать =