суббота, 15 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Почему важно доказать, что русские атаковали украинские корабли с воздуха На поверхности лежит причина того, почему Россия скрывает правду о том, как проходил бой в Керченском проливе

Несмотря на то что введение военного положение в части Украины несколько отодвинуло на задний план собственно сам инцидент с нашими кораблями, в этой истории остается еще много белых пятен.

Тем более что россияне отказываются признавать свои действия неправомочными и даже организовали позорное «судилище» и фактически захватили в заложники 23 украинских моряка. Однако в тоже время российские СМИ опубликовали целый ряд фотографий и видео захваченных кораблей. Причем, как всегда это бывает у них, дали только дополнительную информацию о том, что в реальности произошло 25 ноября у Керченского моста.

Итак, прежде всего огромный интерес для понимания вызывают фотографии повреждений бронекатера «Бердянск». Причем в достаточном разрешении, чтобы понимать, каким именно оружием были нанесены повреждения, которые, собственно, и привели к остановке всего конвоя. Командир второго катера по результатам боя принял решение не уходить самостоятельно, а остаться с своими побратимами. Хотя все возможность уйти в открытое море у него, конечно, была.

Возвращаясь к фотографии, можно с большой долей вероятности утверждать, что повреждения рубки нанесены в результате обстрела с воздуха. И повреждения очень похожи на действие неуправляемого авиационного снаряда С-8 калибра 80 мм. Хотя россияне в своей «хронологии», выложенной на сайте ФСБ, которую четко придерживаются официальные источники, говорят о том, что катер был расстрелян экипажем патрульного сторожевого корабля «Изумруд» из бортового оружия.

Но основное вооружение этой пограничной шаланды – шестиствольная 30-мм автоматическая артиллерийская установка АК-630. То есть нас хотят уверить что пролом корпуса бронированного (!) катера был нанесен из пушки, основным режимом которой является стрельба очередью. В таком случае или наши пограничники очень удачливые и в рубку попал только один снаряд из очереди, или обстоятельства все-таки совершенно другие.

О том, что ход боя был совершенно другим, ясно дал понять начальник Генерального штаба Вооруженных сил Виктор Муженко в ходе выступления в Верховной Раде 26 ноября, когда буквально заявил, что «украинские катера атаковал истребитель Су-30, выпустив две ракеты».

При этом россияне пропустили через фильтры военной цензуры только фотографии пары штурмовиков Су-25. Не исключен и тот вариант, что Муженко немного ошибся и вместо Су-25 назвал Су-30, что в принципе в той нервной обстановке в зале Верховной Рады и неудивительно.

Интересно, что косвенно участие своей авиации в операции подтверждают и россияне все в том же «отчете». Согласно этому «документу», один из бронекатеров был остановлен экипажем вертолета Ка-52. Правда, там речь идет о неповрежденном катере «Никополь». Но тем не менее обтекаемое «остановил» подразумевает под собой скорее всего применение бортового вооружения, по крайней мере, по пути движения военного судна. И кстати – неуправляемые ракеты С-8 входят в состав вооружения Ка-52.

На поверхности лежит и причина того, что россияне скрывают правду о том, как проходил бой. Уже вполне очевидно, что атаковали они наши катера в нейтральных водах, что, опуская претензии России на прибрежные воды аннексированного Крымского полуострова, по любым международным законам тянет на акт пиратства.

И если окажется, что для остановки катеров была использована боевая авиация, то это в корне меняет дело. Одно дело использование хотя и боевых кораблей, но формально принадлежащих пограничной страже, а другое дело намеренное использование вертолетов и самолетов. Это вообще выходит за рамки любой логики развития события и свидетельствует о том, что россияне знали о том, что поступают вопреки законам и атаковали наши суда всеми доступными средствами. Мало того, таким образом, они ставили под серьезный удар гражданское судоходство, весьма оживленное на том участке.

Впрочем, если вспомнить события в Крыму весной 2014 г., когда россияне не остановились даже перед затоплением собственного списанного боевого корабля, да и события 25 ноября, когда они были готовы затопить танкер прямо под Керченским мостом, о безопасности гражданского судоходство российские военные думают в самую последнюю очередь – если думают вообще.

Таким образом, если подтвердится информация, что россияне использовали для поражения «Бердянска» авиационные средства поражения, то становится ясно, что как только российское командование увидело, что наш конвой уходит в нейтральные воды и дальше в сторону Одессы, у них, что называется, сдали нервы, и они применили буквально все, что у них было в районе боевого соприкосновения.

И на самом деле не так уж важно, что это было – штурмовики Су-25, боевые вертолеты Ка-52 или многоцелевой истребитель Су-30 – факт остается фактом. Были нарушены всяческие международные законы, россияне пиратским способом захватили три боевых судна ВМСУ, а также подло взяли в плен наших военнослужащих (а помимо моряков там были и как минимум два служащих СБУ).

И все попытки как-то прикрыть свое преступление выглядят как минимум неудачными. Предъявили трех моряков, которые с листа прочитали какие-то безумные слова о «нарушении территориальных вод России», приказе и прочий бред, направленный на телезрителя внутри СССР. При этом прекрасно отдавая отчет, что любые свидетельства пленных не будут приняты не одним судом – ведь давно известно, что для сохранения собственной жизни и здоровья военнослужащий в плену может нести любую околесицу, лишь бы быстрее оказаться дома.

Потом попытались устроить шоу в Совете Безопасности ООН, правда тут словам россиян уже не верят давно и предложения российской делегации даже не поставили в повестку дня. Хотя выступление россиянина была в лучших традициях российского телевидения последних четырех лет.

В целом события 25 ноября в очередной показали, насколько деградировала за последнее время российская военная машина, и за пять лет агрессивной пропаганды российские моряки с каким-то охотничьим азартом таранят беззащитный морской буксир или летчики расстреливают с воздуха корабль, который, по сути, не может ответить…


Михаил Жирохов / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

шестнадцать − девять =