четверг, 13 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Геополитические заложники: Для какой игры Путин садит украинских моряков Дело украинских моряков, захваченных в плен возле Керченского пролива, оборачивается достаточно скверно

Несмотря на усилия восьми крымских адвокатов, которые самоотверженно и с риском для себя лично защищают наших военных, несмотря на поддержку немногочисленных, но отважных крымских активистов, сейчас решения Киевского районного суда Симферополя (тут сложно сказать, какое слово следует брать в кавычки) в отношении моряков неутешительны.

В момент написания материала 15 из них арестованы на два месяца, и не видно никаких существенных причин, по которым судьба остальных должна как-то отличаться.

Моряков обвиняют по части 3 статьи 322 УК России («Незаконное пересечение границы» — совершенное «группой лиц по предварительному сговору»). Сначала якобы собирались выдвигать обвинения по части 1 той же статьи — без вкладыша о «группе лиц» — но такой вариант не предусматривал ареста, поэтому навесили третью, более тяжелую часть. Которая в качестве санкций уже не предусматривает штрафа, как первая, а вместо этого предусматривает лишение свободы на срок до 6 лет.

«Незаконное пересечение границы» в этой ситуации вообще выглядит немного странно. По какому нормативному акту и с какой бы точки зрения не взялся кто-то рассматривать всю ситуацию.

Ибо если смотреть на нее с точки зрения украинско-российского договора о совместном пользовании Азовом — то моряки могли плыть где хотели и как хотели. Пусть даже соблюдая при этом требований порта Керчь о прохождении Керченского пролива. Порт запретил проход кораблям — корабли начали возвращение в Одессу, на том и сказке конец.

Если рассматривать ситуацию с российской точки зрения и считать Керченский пролив «территориальными водами» — то корабли все равно имели право на проход в соответствии со статьей 38 Конвенции ООН по морскому праву. Которая предусматривает, что все корабли и летательные аппараты пользуются правом транзитного прохода через морские проливы во внутренних водах, и «им нельзя чинить в том препятствия».

Кроме того, с точки зрения международного морского права, военные корабли пользуются правом экстерриториальности. За исключением случаев, когда они осуществляют вооруженную агрессию. Поэтому пока наши моряки оставались на борту своих плавсредств — они были на территории Украины.

Которую покинули только тогда, когда российские спецназовцы их оттуда вывели. С точки зрения российского права, именно эти спецназовцы выходят инициаторами, или, как минимум, соучастниками преступления и должны быть осуждены. А в Украине на них должно быть заведено дело о похищении людей.

В этом месте возникает закономерный вопрос — зачем? Для чего российские суды, однозначно по указке из Кремля, шьют очевидно «липовые» дела на украинских моряков?

Первый ответ является наиболее очевидным. Арест и назначение тюремных сроков украинским морякам является тривиальным актом устрашения — «чтобы другим неповадно было». Запугиванием, совершенным с целью подрыва дисциплины и управляемости на украинском флоте. При таких условиях, к сожалению, есть шансы на максимально жесткие приговоры.

Иным, тоже, в общем, очевидным мотивом является желание показать «опасность», которую несет Украина, и профессионализм ФСБ, которая единственная спасает Россию от засилья украинских боевых буксиров. На фоне падения рейтинга Владимира Владимировича, очередная серия из незконченной мыльной оперы «враги повсюду», с которой в свое время началось президентство Путина, выглядит до боли предсказуемой.

А еще — имеет право на существование отчасти конспирологическая, но от того ничуть не более приятная версия. Россия готовится к каким-то новым военным авантюрам в Украине, во время которых, в случае невезения, уже российские кадровые военные окажутся в наших тюрьмах. И Путин на всякий случай берет заложников, которых в удобный момент можно будет обменять.

Так обернется дело или как-то иначе, но имена судей «Киевского районного суда» украинцам стоит запомнить. Могут понадобиться в ближайшем или более далеком будущем.


Роман Федюк / Depo.ua
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

девятнадцать − 17 =