четверг, 13 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Ловкость рук: Станут ли епископы УПЦ МП кнопкодавами на соборе В Москве заняты поиском компромисса по украинскому церковному вопросу

В Киев прибыл еще один представитель Вселенского патриархата – митрополит Галльский Эммануил. Предположительно он должен возглавить объединительный Собор Православной церкви в Украине. Судя по всему, дело идет к развязке, и даже провокация с поджогом ставропигиальной Андреевской церкви не отпугнула константинопольских владык от украинской столицы, а Вселенского патриарха не лишила мужества продвигать дело украинской автокефалии.

Предполагается также, что собор состоится в 20-х числах ноября, а его решения будут утверждены – и, возможно, подтверждены Томосом об автокефалии – на Синоде Константинопольской церкви, запланированном на конец месяца.

Это, конечно, оптимистические прогнозы. Но сильно затягивать дело, и правда, не стоит. И дело не только в том, что власть может смениться и политическая воля к автокефалии несколько потускнеет. Дело в том, что в самом мировом православии могут окрепнуть голоса тех, кто «не уверен в правильности поступков» Вселенского патриарха. Пока они всего лишь «не уверены» – это не страшно. Когда украинский вопрос будет решен, так или иначе все прочие это решение примут. Да и «неуверенных» пока не так уж много. Но «вона працює»: московские церковные эмиссары неустанно ездят по всем православным столицам и всеми возможными способами возбуждают недовольство действиями Вселенского патриарха.

Не уверена, что они преуспеют в том, чтобы переманить кого-то вслед за собой в раскол. Раскол – очень «невкусное» предложение на православном рынке. Приняв его, Москва поставила себя в крайне невыгодное положение: она может оказаться в изоляции, из которой влиять на что-то в православном мире ей станет еще труднее (а значит, и дороже), чем сейчас.

Уже поэтому ей не выгодно тянуть вслед за собой в раскол своих сателлитов: раз Москва сама напрямую не может общаться с Вселенским патриархом, нужен кто-то, кто будет играть роль моста и лоббиста. Эту роль уже приняли на себя Польская и Сербская церковь, в данный момент идет «обработка» митрополита Чешских земель и Словакии, а также патриарха Александрийского. Москва будет принимать обиженные позы, а ее союзники будут «высказывать озабоченность» «отступлениями от старых традиций», на которые опирались до сих пор отношения в мировом православии. Но за этими общими фразами кое-что да стоит.

Не нарываясь на прямой скандал с Вселенским патриархом, московские союзники заняты куда более продуктивным делом. Они очерчивают рамки возможного компромисса по украинскому вопросу. Даже если вопрос этот будет решен положительно, их усилия помогут Москве сохранить лицо. Насколько это возможно после всех резких движений, что она уже сделала. Так они настаивают на том, что московские анафемы и московское определение линий украинского раскола нужно как-то уважить: обвинение в расколе не может быть просто снято, равно как анафемы не могут раствориться без следа. Согласно официальным документам польского и сербского Синодов (они подозрительным образом повторяют друг друга) именно эти два момента – анафема и раскол – остаются в фокусе внимания.

Однако высказываются владыки на этот счет очень обтекаемо. Нет, они не согласны со снятием анафем и упразднением раскола. Они по-прежнему не признают ни Филарета, ни Макария, ни «Киевский патриархат», ни УАПЦ. И тем самым они очерчивают вселенскому патриарху (и себе) пространство для маневра.

Обвинения и запреты, наложенные Москвой, нельзя просто так выбросить в мусорную корзину. Но это вовсе не мешает начать новую жизнь с понедельника. Владыки сомневаются в том, что на митрополитах Филарете и Макарии нет тлетворного следа анафемы. Но они не возражают против того, чтобы во главе украинской церкви встал кто-то другой.

Это означает, что эмиссарам Вселенского патриарха нужно похлопотать над соответствующим компромиссом в Украине. По которому, в частности, ни один, ни другой не станет главой новообразованной церкви. Владыки не хотят иметь дело с «Киевским патриархатом» и УАПЦ? Что ж, с тем же успехом они могут отказываться иметь дело с альбигойцами: после учредительного/объединительного собора ни УПЦ КП, ни УАПЦ уже не будет (их де-юре уже нет). А нет «раскольнических структур» – не и раскола. Против Православной церкви в Украине – которая, Бог даст, будет – владыки ничего, вроде, в своих решениях не говорили. ПцвУ, получив все канонически необходимое от Константинопольского патриархата, вовсе не будет «раскольнической» структурой. Это не говоря о том, что из нынешних поместных церквей – за исключением только древних патриархатов – все из расколов выросли. Так что не нужно носики морщить.

Околомосковские СМИ поспешили, впрочем, сообщить, что Синод Польской церкви принял решение также не вступать в общение с «новой церковью», которую Константинопольский патриарх создает в Украине. Но никаких документальных подтверждений этому нет: во всяком случае, в коммюнике, опубликованном на официальном сайте Польской ПЦ, о непризнании «новой церкви» ни слова. Так что оставим это (как и многое другое) на совести околомосковских СМИ.

Ряд промосковских церквей также выступил с «поддержкой» в адрес митрополита Киевского Онуфрия. Это можно расценивать как намек на то, что двойную юрисдикцию все-таки придется сохранить как часть межправославного компромисса по Украине. Собственно, боюсь, никаких других опций у нас нет и не было: совершенно очевидно, что, по крайней мере, какое-то время структуры РПЦ/УПЦ МП будут сохраняться в Украине. Это наверняка понимают на Фанаре: требование, чтобы на Соборе были и объединились сразу все, совершенно невыполнимое. Но нужно было сделать все, чтобы были представители всех трех ветвей православия. Конечно, было бы хорошо, если бы от УПЦ МП было много владык – это не только придало бы объединению солидности, но и обеспечило бы новой церкви преимущество на старте. Но, думаю, преимущества у нее и так будут – не эти, так другие.

Переговоры с отдельными епископами велись и ведутся. Некоторые обещают прибыть на объединительный Собор: хотя бы просто «посмотреть», если не прямо «поучаствовать». А некоторые могут иметь с собой доверенности менее решительных коллег, которые сами приехать не могут, но доверяют проголосовать от своего имени митрополиту Винницкому Симеону.

Этот сюжет претендует на звание самого смешного в истории с подготовкой Томоса. Даже если «голосование по доверенностям» – это чья-то выдумка, спасибо за нее, очень оживляет сюжет. Кстати, она не кажется совершенно невероятной: главный юрист Киевской митрополии у себя на ФБ уже предупредил владык, чтобы были бдительными и следили, под чем подписи ставят. Если в ВР могут быть кнопкодавы, почему бы им не быть и на Соборе?

Впрочем, в истории с митрополитом Симеоном смешное быстро заканчивается. Он оказался между двух жерновов: «винницкой» власти, которой он, как представитель винницкого клана, должен помочь, и руководством УПЦ МП. Он оказался единственным, кто не поставил свою подпись под решениями Собора. И это, надо сказать, не просто смело – это очень большая редкость для нашей церкви. Здесь решения принимаются не на основе диалога или даже просто здравого смысла, а на основе послушания. Не поставить подпись – это не «мнение», это бунт.

По словам самого владыки, когда он отказался подписываться, коллеги – кто полушутя, кто полусерьезно – начали предлагать митрополиту Онуфрию применить к нему какие-то меры. Но митрополит «вступился» – демократия у нас, дескать. Да и канонических оснований для «применения мер», как будто, нет.

Никто, конечно, не расслышал в голосе руководства зловещую нотку. А напрасно. Демократия, как показали дальнейшие события, оружие обоюдоострое. Руководству митрополии вовсе не нужно было «наказывать показно» ослушника – и тем навлекать на себя лишние упреки. Не успел владыка оглянуться, а в его родной Виннице уже собрался «трудовой коллектив» под началом его же секретаря и от имени верующих епархии выразил одобрямс решениям Собора и митрополиту Киевскому лично. А кроме того потребовал провести епархиальные сборы – по примеру российских – на которых «всем миром» они выразят то, что владыка выразить отказался, и подпишут то, что владыка подписывать не стал. Вопрос о доверии владыке и его возможности и дальше управлять епархией повисает в воздухе и приобретает форму дамоклова меча.

Это намек всем прочим потенциальным «ослушникам», и совершенно прозрачный: никаких санкций начальство к вам применять не будет, не будет делать из вас диссидентов и «гонимых за правду» – вас ваши же подопечные в шею вытолкают.

В каждой епархии найдутся убежденные руссмировские приходы, которые смогут сыграть роль «встревоженной общественности», которые будут слезно просить «блаженнейший владыченько, заступись» (исполняется на мотив «Путин, приди»). А не приходы – так монастыри, как это и случилось в Винницкой епархии, где инициатива непокорности владыке принадлежит игумену и игумени. Между монастырями и епископами отношения, как правило, натянутые. К тому же монастыри в Украине традиционно были (и остаются, как видим) заповедниками москвофильства.

И если владыка Симеон, пока «винницкие» у власти, может рассчитывать на то, что бунт в его епархии купируют, то у его коллег из других регионов на сей счет могут быть сомнения. Конечно, мало кому хочется кидаться, очертя голову в каноническую авантюру вслед за московским начальством – украинской церкви, в отличие от польской и сербской, никакого выбора не представили, будучи структурным подразделением РПЦ, УПЦ МП обречена уйти в раскол вместе с ней и разделить ее судьбу в полной мере. Но в отличие от российских коллег, украинские имеют хоть какой-то шанс переобуться на ходу и оказаться в канонической, но уже константинопольской (в перспективе – украинской) церкви, ничего (или почти ничего) при этом не потеряв ни в статусе, ни в доходе. Правда, для такого трюка нужна определенная ловкость рук и готовность рисковать. Вот они и подписывают одной рукой решения Собора, а другой – доверенности на совсем другой Собор. Одну из подписей можно будет потом, если что, отозвать.

Если Собор состоится и будет успешным, думаю, этот маленький читтинг украинским епископам простят – победителей не судят. Осталось дождаться Собора.


Екатерина Щеткина / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

восемь + 16 =