пятница, 21 сентября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

«Блеф-2018»: Как новые путинские учения связаны с Украиной Судя по колоссальности блефа, положение автора сценария в Кремле приближается к точке невозврата

Россия провела мимо Японии 28 кораблей Тихоокеанского флота. Россия начала беспрецедентные по масштабу учения в Сибири и на Дальнем Востоке. В ходе которых вместе с подразделениями китайской армии – имитирует наступательную войну с массированным применением авиации, тактических ракетных комплексов и, если верить «легенде» учений, 36 тысяч (!) танков, БМП, БТР и других бронемашин. Россия предложила Японии все-таки подписать мирный договор до конца года. Без каких-либо предварительных условий. Просто для того, чтобы потом «решить все проблемы» просто в «духе дружбы». Экскурсии боевых кораблей и учения, в ходе которых заставят как-то пошевелиться треть российской армии, видимо, должны способствовать готовности Токио к «диалогу».

Параллельно с тем спецпредставитель президента США Курт Волкер ретранслирует российский месседж о том, что в Кремле и не собираются начинать переговорный процесс с Украиной. По крайней мере, до президентских выборов. И не факт, что начнут после них.

Тем временем западные лидеры, западная пресса и западные обыватели пытаются понять, что происходит. Что значит поход в Японию эскадры Тихоокеанского флота России. В этом флоте есть один свежий корабль – корвет «Совершенный», десяток относительно свежих катеров (проект «Грачонок», команда – 8 человек, вооружение – одна пушка на 14 мм и четыре ПЗРК «Оса»), и куча винтажного металлолома более чем 30-летней давности, из которого заметная часть выпущена в Николаеве, а несколько меньше – на польской верфи «Сточня полуноцна». И «колоссальные» учения (которые так и хочется назвать «царь-учениями» по аналогии с другими символами русского исторического величия), в ходе которых подавляющее большинство частей, которые принимают участие, планируют добраться до ближайшего полигона (если повезет), а небольшое количество «балетных» подразделений будет демонстрировать силу и отвагу перед китайцами, которых прибудет «три тысячи человек и 90 боевых машин».

При этом наибольшую пользу эти учения как раз и принесут представителям Народно-освободительной армии Китая, которая смогут оценить как качество относительно свежих российских вооружений, так и российские способности в отношении развертывания сил на восточных рубежах. Если учесть тот факт, что китайская армия, что бы ни говорили в Москве, и является единственной серьезной угрозой для России в регионе, регулярное приглашение китайцев на учения выглядит странным маневром. Разве что настоящая цель действа, как подозревают, является желание бросить вызов Западу в форме «кто на нас с Китаем?».

Не менее удивительно выглядит и якобы дружеское предложение, то ли ультиматум Японии, в котором Путин предлагает Токио фактически признать свое поражение и отказаться от любых территориальных претензий. При том что Япония, очевидно, является единственной страной – не членом НАТО, в случае нападения на которую США используют весь арсенал средств – с ядерным оружием включительно. И у какой же, наконец, хоть и нет ракетоносного крейсера николаевского производства, зато есть полсотни эсминцев, большинство из которых выпущена после 2010 года, а немалая часть еще и вооружена крылатыми ракетами.

Именно из-за показной непоследовательности и нелогичности этих телодвижений российской военной машины учения «Восток-2018» и вызывают столько обсуждений, пересудов и спекуляций как в прессе и в экспертной среде, так и среди политиков.

Но если отказаться от поисков логических объяснений и скрытых смыслов, то в реальности дальневосточная активность Владимира Путина похожа на банальный блеф. Причем, судя по размаху блефа, положение автора сценария приближается к точке невозврата.

Даже «придворные» российские экономисты говорят о том, что в следующем году Россию ожидает падение ВВП. Которое неизбежно будет сопровождаться и падением военных расходов. «Окно возможностей», в течение которого Россия может выдерживать санкционное давление и при этом демонстрировать существенные военные потенции, постоянно сужается. Как сужаются и экономические возможности, созданные в ходе «тучных лет нефтяного благополучия». Протестная активность на улицах российских городов – пусть исключительно экономическая и не обладает стратегией и целью, но при том ощутимая – является этому существенным подтверждением. И чем хуже будет экономическое и геополитическое положение России в момент переговоров относительно Донбасса и возможной отмены санкций (а неизбежность таких переговоров уже очевидна для всех участников процесса) – тем больше придется отдавать на тех переговорах.

Поэтому единственный шанс для Кремля, пусть и достаточно призрачный, выйти из существующей геополитической ситуации с победой – это убедить Запад в собственной дееспособности, в том, что российская армия крепнет несмотря на санкции, и таким образом принудить к переговорам относительно значимых конфликтов на российских условиях – пусть, возможно, даже с определенными уступками.

Но Западу, как и Украине, наверное, не стоит пугаться раздутого масштаба «Востока-2018». Потому что и после колоссальных советских учений в 1981 году, «затмить» которые пытаются Путин с Шойгу, социально-экономическая ситуация в СССР («заретушировать» которую пытались и тогда) почему-то не улучшилась. Скорее наоборот. После чего неизбежно наступил год 1991-й.

Роман Федюк / Depo.ua
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

двадцать − 6 =