воскресенье, 23 сентября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Летальные подарки: Сколько США потратят денег на военную помощь Украине Американские поставки стали неким маркером, после чего пошла помощь для ВСУ и от других стран-союзниц США по НАТО

Несмотря на разнообразные события, которые происходят вокруг оккупированных территорий Донбасса и Крыма, администрация США продолжает свою политику поддержки Украины. Об этом может свидетельствовать, например, довольно знаковое интервью специального представителя Государственного департамента США по вопросам Украины Курта Волкера изданию The Guardian, опубликованном 1 сентября.

По словам высокопоставленного чиновника, США могут помочь укрепить украинские Военно-морские силы и систему противовоздушной обороны. При этом Волкер заявил буквально следующее, что «для Украины естественно строить свои Вооруженные силы, заниматься самообороной, а также естественно обращаться за помощью».

При этом открытым текстом дипломат заявил, что Украине нужна помощь в виде летальных вооружений, «потому что в них стреляют». Он уточнил, что «будет какая-то дискуссия о военно-морском потенциале», поскольку украинский флот был захвачен Россией, при этом у Украины ограничена система ПВО. По словам Волкера, США придется «посмотреть на противовоздушную оборону».

В эту концепцию вполне укладываются слова посла Украины в США Чалого, который буквально на днях якобы «нечаянно» раскрыл планы покупки трех дивизионов ПВО в США по цене $750 млн. Хотя о конкретных сроках и даже типе ЗРК речи не шло, но вполне очевидно, что это комплексы «Пэтриот», которые американцы достаточно активно продают в Восточную Европу – в Польшу и Румынию. С другой стороны, переговоры о поставках такого высокотехнологичного оружия идут годами и требуют многочисленных согласований, а оружие нам надо уже сегодня. Поэтому не исключен вариант передачи комплексов прямо из наличного состава американской армии по упрощенной процедуре.

Эти комплексы нам крайне необходимы как средство против «Калибров» и «Искандеров», на которые российское военное командование делает упор в своих планах полномасштабной войны как средство первого удара. Дело в том, что имеющиеся на вооружении нашей армии зенитно-ракетные комплексы (даже недавно введенные в строй С-300В1) не могут рассматриваться как средство противоракетной обороны. Кроме того, им не хватает ни дальности, ни высоты поражения целей – все они малого и среднего радиуса действия. В то же время ЗРК «Пэтриот» зарекомендовали себя за последние 25 лет как достаточно эффективное средство и вполне могут рассматриваться как один из элементов доктрины «неядерного сдерживания», которая реализуется нашим военно-политическим руководством.

Что касается кораблей и судов, то тут нашему флоту нужно буквально все, так как 80% корабельного состава было потеряно в результате российской аннексии Крыма. С другой стороны, не стоит преувеличивать роль флота в таких довольно специфических условиях Азовского и Черного моря. Нужно прекрасно отдавать себе отчет, что, например, передача двух стареньких катеров береговой обороны типа «Айленд» не станут «волшебной палочкой» и из-за этого Россия не изменит свою ограничительную политику в Керченском проливе.

Реально изменить обстановку на морях Украина сможет только радикально нарастив свои возможности береговой обороны. Таким шагом станет запуск серийного производства и постановка на вооружение комплексов (как береговых, так и корабельных и воздушных) «Нептун». По оценкам специалистов, для этого потребуются еще до $30 млн и как минимум 1,5-2 года. Хотя стоит отметить, что сейчас именно этот проект является приоритетным и на него брошены все возможные средства (так, например, переброшены финансы, запланированные для модернизации и производство новых танков). Поэтому вполне может оказаться, что сроки принятия на вооружение будут сдвинуты и могут составить гораздо меньшее время.

До осени 2018 г. «чисто» летальными поставками из США можно назвать только передачу противотанковых комплексов «Джавелин» – те же крупнокалиберные «Барреты» продаются на гражданском рынке. Однако смеем утверждать, что американская нелетальная помощь лета – осени 2014 г. сыграла гораздо большую роль, чем даже две сотни «Хамви» или 72 беспилотника взводного уровня.

Не стоит забывать, что именно американцы стали первыми западными союзниками, которые откликнулись на просьбы о помощи. Уже 29 марта 2014 г. по воздуху были переброшены 330 тыс. сухпайков – на тот момент армии, которая выдвигалась на границу, чтобы защитить от возможной российской агрессии не хватало не только техники, но и таких, казалось бы, элементарных вещей. Это потом американская армия срочно передавала бронежилеты, наборы медицинской помощи, разнообразную технику, но первыми были именно сухпайки.

И главное – американские поставки стали неким маркером, после чего пошла помощь для ВСУ и от других стран-союзниц США по НАТО. Так, в июне 77 тыс. сухпайков передала Норвегия, в июле отметилась Франция, помощь которой на тот момент была весьма существенной – 1000 бронежилетов и самое главное – наборы медицинской помощи.

В самый тяжелый момент – в августе 2014 г. – прибыли 32 т военно-технической помощи на сумму в $4,5 млн от одного из самых последовательных наших союзников – Канады. Тут, кроме бронежилетов, были каски, баллистические очки, медицинские аптечки, спальные мешки и даже палатки. Впоследствии объемы возросли многократно – из-за океана нам пришли как радиостанции Harris, так и большое количество зимней формы одежды, а также оборудование для разминирования местности.

Мало кто будет отрицать, что во многом благодаря американским поставкам на сегодня удалось насытить группировку на Донбассе приборами ночного видения и тепловизорами. Так, из последних поставок можно отметить 2500 приборов ночного видения AN/PVS-14 на общую сумму в $5,8 млн, переданных США в феврале 2018 г.

На сегодня достаточно открытым остается вопрос о масштабах иностранной военно-технической помощи. Хотя есть несколько различающиеся цифры, но в целом можно говорить, что львиную долю безвозмездных поставок в 2014-2018 гг. взяли на себя США. Так если на лето 2016 г. (более поздних адекватных цифр просто нет) общие объемы военно-технического сотрудничества обычно оценивают в почти $164 млн, то $118 млн из них (или 70 %) приходилось на поставки из США. По всей видимости, эта тенденция продолжилась и в следующие два года.

Михаил Жирохов / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

20 − десять =