вторник, 13 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Реалии ООС: Почему «Правый сектор» пытаются убрать с передовой Работа по «укрощению» добровольческих военных подразделений Вооруженными силами Украины ведется еще с 2014 года. Самым стойким из всех оказался ДУК ПС

Кто бы там что не говорил, а после переформатирования Антитеррористической операции в операцию Объединенных сил многое изменилось. Среди прочего на грани структурного выживания оказались воинские подразделения, которые не перешли на официальную службу в Вооруженных силах Украины, пишет Руслан Рудомский для Depo.ua.

«Теперь люди, которые не входят в состав ни одной силовой структуры, официально, согласно нормам законов, лишены права находиться в зоне боевых действий», – заявил недавно командующий Объединенными силами генерал-лейтенант Сергей Наев, имея в виду добровольческие военные подразделения.

Не трудно догадаться, что, в первую очередь, это касается бойцов ДУК «Правый сектор», которые остались чуть ли не единственной организованной военной силой, сформированной из добровольцев.

По свидетельствам самих бойцов, в последнее время им существенно усложнили пребывание в зоне боевых действий, их выживают из занимаемых позиций, не дают воевать, на блок-постах создают неудобства, натравливают на них разные мобильные группы и под любым предлогом пытаются их убрать с передовой.

При этом сами же добровольцы уверяют, что не собираются покидать Донбасс до полной победы над врагом.

Но действительно ли ситуация с добровольцами на Донбассе – такая критическая? Как удалось выяснить, бойцов ДУК ПС никто из Донбасса не гонит – им предлагают остаться, однако лишь при условии легализации. В частности, командир 24-й ОМБр Валерий Гудзь пригласил бойцов «Правого сектора» к себе в бригаду, однако получил отказ.

Так, командир ДУК ПС Андрей Стемпицкий заявил, что Добровольческий украинский корпус сформирован как самодостаточная структура, которую хотят просто уничтожить и растворить в Вооруженных силах Украины.

Как видится автору этой статьи, данная ситуация имеет две стороны медали. С одной стороны, в легализации добробатов нет ничего ни нового, ни крамольного – почти все они влились в ряды ВСУ еще несколько лет назад. В частности, всем известные героические «Айдар» и «Донбасс» стали структурными подразделениями 53-й бригады ВСУ и 18-го полка Нацгвардии соответственно.

А с другой стороны, командованию АТО было выгодно держать часть бойцов в неофициальном подчинении для выполнения определенных специфических задач. Например, не секрет, что большинство украинских диверсионно-разведывательных групп (ДРГ) состояли именно из бойцов ДУК ПС, и неспроста. Если что-то вдруг шло не так, то Генштаб всегда мог сказать, что ВСУ не имеют к этому никакого отношения и никаких Минских договоренностей не нарушают. Не говоря уже о том, что потери личного состава «Правого сектора» не шли в общий зачет потерь ВСУ.

Однако после переформатирования АТО в ООС ситуация несколько изменилась, в том числе на законодательном уровне. Командованию Объединенных сил может и выгодно было бы продолжать сотрудничество с «правосеками» на прежних условиях, но оно стало заложником новой законодательной базы, которая категорически исключает любые неофициальные вооруженные формирования в зоне боевых действий.

Вместе с тем позиция ДУК ПС остается неизменной: они готовы к выполнению любых, даже самых сложных боевых задач, готовы усилить собой любую бригаду на любом участке фронта, готовы согласовывать свои действия с командованием ВСУ, но только при условии сохранения своей самостоятельности. Хотя, по информации «Радио Свобода», три десятка бойцов «Правого сектора» в индивидуальном порядке уже подписали контракты с Вооруженными силами Украины.

И как бы там не было, а хочется верить в то, что взаимопонимание между добровольцами и командованием ООС все же будет достигнуто, и самобытное военное подразделение ДУК ПС, которое героически прошло Саур-Могилу, Пески, Марьинку, Авдеевку, Донецкий аэропорт, шахту «Путиловская» (она же – шахта «Бутовка»), сможет и дальше делать то, для чего оно было создано – защищать Украину от посягательств внешнего агрессора.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

11 + тринадцать =