среда, 12 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Зачистка на юге Сирии: Трамп попросит у Путина еще больше мертвых русских Заменять иранские вооруженные формирования на российские на юге Сирии Москва не хочет и не может, но ее к этому вынуждают

Российские СМИ почти взахлеб рассказывают об успехе московско-дамасских усилий по возвращению Сирии под контроль Башара Асада – взятии 12 июля города Дараа и одноименной мухафазы (провинции). И, показывая свою очередную «победу», особо акцентируют внимание на том, что вернули Асаду провинцию, с которой началось восстание против него, пишет Руслан Весел для Деловой столицы.

Асад и Сталин

Победа эта действительно символическая. В 2011 г. здесь начались протесты в ответ на задержание и пытки нескольких подростков, вся вина которых была только в нанесении антиправительственных надписей на школьную стену. Правительство ответило на протесты огнестрельным оружием, чем только спровоцировало их расширение и радикализацию: основным стало требование отставки Башара Асада. Последовала еще более жесткая реакция властей, в ответ на что оппозиционеры также взялись за оружие. Сначала они только оборонялись от правительственных сил, а потом смогли взять под свой контроль довольно значительную часть территорий страны и защищать ее как от Дамаска и его союзников, так и от появившегося здесь в 2014 г. ИГИЛ (тоже имеет союзников).

К осени 2015-го ситуация, как писали даже российские СМИ, угрожала уничтожением Башара Асада и его режима, поэтому Кремль был вынужден вмешаться своей авиацией (хотя многие эксперты считают, что вмешался он в Сирии, во-первых, для отвлечения внутренней публики от провала проектов «Русской весны» и «Новороссии», а во-вторых, для создания нового предмета торга с Западом, который давал бы возможности добиться уступок и по Украине).

Главной целью ВКС РФ Кремль называл именно террористов из ИГИЛ, но куда чаще они бомбили неисламистские сирийские оппозиционные силы и гражданское население. В результате всех этих событий погибло более 350 тыс. человек, 11 млн стали беженцами. Но под контроль Башара Асада перешли почти все западные, юго-западные и центральные провинции Сирийской Арабской Республики (САР). А взятие Дараа и водружение государственного флага над мечетью, у которой собирались первые митинги, – это своеобразное перефразирование сталинского «уничтожения врага в его логове».

Бисмарк был прав

Кроме символического, этот успех проасадовских сил имеет и стратегическое значение: они отрезали оппозиционную Свободную сирийскую армию от границы с Иорданией, через которую шли основные потоки помощи южным повстанцам. Поэтому считается, что остатки этого повстанческого формирования на юго-западе страны долго не продержатся, хотя добивать их, возможно, придется исключительно наземными силами: оппозиционеры располагаются вдоль сирийско-израильской границы, поэтому авиация может случайно залететь на нашпигованную средствами ПВО территорию еврейского государства и быть сразу же сбитой без предупреждений и других церемоний (даже артиллерию асадовским силам придется использовать с большой осторожностью: если какой-то снаряд залетит на контролируемую израильтянами территорию, оттуда сразу же «прилетит» точно по установке, его выпустившей).

Но вслед за радостью победы у российско-башаровских сил скоро могут появиться и более неоднозначные чувства от тех проблем, которые этот успех принесет. Ведь своей операцией в Дараа, точно так же как и предыдущими операциями в Восточной Гуте (в ней, напомним, применялось и химическое оружие), проасадовские силы в очередной раз подтвердили расхожую цитату Бисмарка о том, что договоры с русским не стоят бумаги, на которой они написаны. Ведь Кремль сам продавливал год назад договоренности о четырех зонах деэскалации в Сирии, которые стали важной частью так называемого «астанинского процесса». И теперь получается, что делалось это только для того, чтобы легко их ликвидировать в этом году, ведь «островок безопасности» вокруг Дараа уже третий, могущий перейти под полный контроль Асада вслед за зонами деэскалации поблизости Дамаска и Хомса (четвертая и последняя – вокруг Идлиба – находятся под опекой Турции, хотя теперь слышны предположения, что эта защита может быть снята).

Почему американцы закрыли глаза

Российские и сирийские правительственные СМИ, конечно же, объясняют эти операции необходимостью ликвидировать террористическую или даже диверсионную (от спецслужб Иордании, например) опасность, угрожающую с этих территории «мирным» районам САР. Однако особого доверия к таким сообщениям ни у кого не возникает хотя бы потому, что оппозиционеры в последнее время активно грызлись между собой. И США устами госсекретаря Майка Помпео уже прямо заявили: «У нас есть соглашение с Россией – не проводить операции на юге Сирии в рамках договоренности об уменьшении напряженности, и они его явно нарушили». Так что на встрече Дональда Трампа и Владимира Путина в Хельсинки могли появиться дополнительные вопросы по сирийской теме, которая была заявлена (наряду с украинской) как одна из главных.

Однако то, что обвинения Помпео в адрес России не получили пока никакого развития, склоняют многих к мысли о наличии определенных договоренностей между Вашингтоном и Москвой, заставивших американцев закрыть глаза на нарушение договоренностей о зонах деэскалации. Они могли касаться только незадирания друг друга накануне хельсинкской встречи, чтобы не сорвать оную. А могли касаться и каких-то более весомых соглашений, которые именно на этой встрече должны быть оговорены.

Очень маловероятным, хотя и очень желательным для нас выглядел бы вариант уступок американцев россиянам в Сирии в обмен на уступки Кремля на Донбассе. Например, в виде согласия на ввод миротворцев на всю территорию ОРДЛО. Но это вряд ли, так как ближе к месту боевых действий асадистов есть сила, чьи рупоры (в первую очередь зять Трампа Джаред Кушнер) находятся намного ближе к ушам американского лидера, – израильтяне.

Так что США дали возможность асадовцам и россиянам зачистить зоны деэскалации на юге Сирии, скорее всего, в обмен на обещания удалить очень важные для сохранения асадовского режима иранские и проиранские формирования из САР вообще или хотя бы из граничащих с Израилем провинций. Ведь судя по словам советника по национальной безопасности американского президента Джона Болтона «я не думаю, что Асад – это стратегический вопрос. Думаю, что Иран – стратегический вопрос», США могли бы согласиться на сохранение власти сирийским лидером, но не на присутствие в САР иранских сил.

Руками Тегерана

Но существуют серьезные сомнения в том, что эти условия (даже в их облегченном – приграничном – варианте) будут выполнены. У Дамаска верных сил не хватает, иначе не пришлось бы просить помощи у Москвы и Тегерана. А в Кремле, по всей видимости, осознали, что затянувшееся военное присутствие в Сирии перестало приносить дивиденды, а может, и стало уносить их. Ведь число его сторонников среди российских избирателей сокращается и, согласно опросу «Левада-Центра» от августа прошлого года, составляло всего 30% против 49%, считающих, что «Россия должна завершить операцию в Сирии».

К сожалению, социологическая служба не задавала этого вопроса при опросе в апреле этого года, который проводился на фоне часто всплывавшей даже в официальных российских СМИ информации о уничтожении американцами подразделений ЧВК Вагнера 7 февраля под Дейр-эз-Зором. Но резкое увеличение процента тех, кто внимательно следит за событиями в Сирии, а также тех, кто считает, что «нынешнее обострение отношений России с Западом по поводу Сирии может перерасти в третью мировую войну», говорят сами за себя. Поэтому даже возникали подозрения, что «Левада-Центр» скрыл результат по просьбе Кремля, так как он был уже совсем неприемлем для него.

Но это не значит, что этот результат, а также высокий процент тех, кто считает, что сирийская война может перерасти для России в «новый Афганистан», игнорируется самим Кремлем, который уже несколько раз показательно «выводил» российские войска из САР. Путин осознает, какую роль афганские потери сыграли в развале СССР, который он, напомним, считает величайшей геополитической катастрофой прошлого века. И именно поэтому, а не из-за желания сберечь жизни россиян (на это ему наплевать, ведь «бабы еще нарожают»), увеличивать число «цинковых мальчиков» не хочет. Тем более для такого ненадежного и постоянно «подставляющего» (например, химическими атаками) союзника, как Асад, партнерство с которым приносит намного больше головной боли, чем дивидендов. Ведь наиболее соблазнительные нефтяные районы САР могут остаться под контролем не подчиняющихся Дамаску курдов, находящихся под американским «зонтиком». Так что заменять иранские вооруженные формирования на российские Москва явно не хочет (да и не особо может, так как Тегеран ей не подчиняется и проводит свою политику, одной из давно задекларированных целей которой является уничтожение еврейского государства).

Иранцы в сирийской шкуре

Поэтому даже в таких влиятельных изданиях, как Wall Street Journal, появляется все больше предположений о том, что никакого вывода подконтрольных Тегерану формирований даже из приграничных с Израилем сирийских провинций не будет, а просто бойцов этих структур переоденут в сирийскую военную форму. И связано это будет не только с тем, что у Асада не хватает ее носителей. По мнению многих экспертов, проникновение Ирана в Сирию (например, «сращивание» сирийских спецслужб с иранскими) настолько глубоко, что выдавить его оттуда не по силам ни РФ, ни САР (последняя не будет стараться еще и потому, что в окружении Башара Асада очень сильно влияние его младшего брата Махера, ориентирующегося на Тегеран).

Понятно, что ни американцам, ни израильтянам подобное развитие событий не нравится. Последние это активно демонстрируют как словами во время недавнего визита Биньямина Нетаньяху в Москву, так и ракетами, лупящими по приграничным сирийским военным объектам чуть ли не через день по малейшему поводу. 12 июля, например, авиация ЦАХАЛа разбомбила три сирийских укрепленных пункта в ответ на проникновение через границу беспилотника, также успешно сбитого израильтянами. А вот что стало поводом для авиационного удара 15 июля по уже далекой от границы провинции Алеппо, израильтяне на момент написания статьи не объявили.

Так что «окончательное решение оппозиционного вопроса» рядом с израильскими границами без российских гарантий того, что иранские формирования не приблизятся к границам еврейского государства, может вызвать неоднозначную реакцию у Тель-Авива. Настолько неоднозначную, что израильские ракеты будут гоняться за любыми формированиями в сирийской военной форме, участвующими в зачистке последнего южного оплота оппозиции или даже находящимися в более отдаленных сирийских районах. Единственный вариант избежать этого – передача контроля над граничащими с Израилем сирийскими территориями российским войскам, чего очень не хотят в Москве, во-первых, осознающей, насколько это чревато увеличением потока «груза 200», а во-вторых, заинтересованной в сохранении нестабильности в регионе как единственной причины, по которой Путина могут пригласить за стол переговоров к «большим дядям». Так что ситуация в очень скором времени может зайти в тупик.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

девять + девять =