среда, 4 августа 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сделать из Донбасса – Чечню: Как Путин превратился в робота Владимир Путин позволил себе немножко лишней откровенности в интервью австрийской телерадиокомпании ORF

Владимир Путин, придя в раздражение и поведя с австрийским журналистом «откровенный» разговор, сумел продемонстрировать такой уровень циничного прагматизма, что у постороннего наблюдателя могло бы сложиться впечатление, что общение происходит с роботом, пишет Роман Федюк для Depo.ua.

«Острое» интервью российского президента австрийской телерадиокомпании ORF, которое Владимир Путин дал накануне своего первого иностранного визита в качестве переизбранного президента России, на первый взгляд, не содержит никаких радикальных новостей. Все те же надоевшие штампы про «антиконституционный переворот» в Киеве, «законный референдум» в Крыму, и «притеснение русскоязычных» в Украине.

Но во время этого разговора австрийский журналист Армин Вольф, имея неограниченный и индивидуальный доступ к российскому президенту, сумел разозлить Путина. Все же долговременная фильтрация журналистов, имеющих доступ к телу «Самого», сильно испортила его форму. И во время разговора Владимир Владимирович, кажется, таки позволил себе немножко лишней откровенности. Нет-нет, не в признании преступлений России как таковых – а просто в трактовке событий окружающего мира.

Правящая «Единая Россия» наладила тесное сотрудничество с ультраправой Австрийской партией свободы? Ну, той самой, которую основал офицер СС Антон Райнталлер? Ничего страшного. «Мы исходим только из простых прагматических соображений. Мы стараемся сотрудничать с теми, кто сам публично заявляет о готовности и желании сотрудничать с нами». Конец цитаты. Проще говоря, президент России публично заявляет, что готов сотрудничать с кем угодно – с бывшими нацистами, если те согласны хотя бы имитировать сотрудничество с Кремлем. И никаких сантиментов на тему «деды воевали».

У Украины проблемы с Донбассом, где находятся российские войска? Согласно логике Путина, надо просто согласиться на условия России, правдами или неправдами ввести туда войска и устроить небольшой геноцид. Как в Чечне. Потому что «после кровавых событий все-таки чеченский народ подписал договор с Российской Федерацией… То же самое, кстати говоря, можно было бы сделать и в отношении Донбасса». Если кто забыл – в регионе с полуторамиллионным населением за две чеченские войны погибло от 10 до 50 тысяч российских солдат и офицеров, более 10 тысяч чеченских бойцов, и около 120 тысяч гражданских. Принимая во внимание на размеры и количество населения Донбасса, какое количество трупов нужно закопать в землю, чтобы получилось, как в Чечне? Триста тысяч? Полмиллиона?

Следствие по делу МН-17 утверждает, что «Боинг» сбила Россия? Но Россия не может согласиться с результатом следствия, в котором она не участвовала. Более того, «мы до сих пор не можем получить ответы на некоторые вопросы, связанные с деятельностью боевой авиации Украины в этом регионе, в этом месте и в это время» — заявляет Путин. Хотя даже российские производители «Буков» согласились с тем фактом, что пассажирский лайнер был сбит именно ракетой системы «земля-воздух», вооружить которой самолет все-таки невозможно. Всегда, при желании, можно придумать тему, которую не расследовали международные следователи – и заявить, что следствие неполное. Или, возможно, даже предвзятое. И использовать этот «аргумент» против любых упреков.

Большинство, пардон, именно «подавляющее большинство» россиян может, читая это интервью, восхититься изобретательностью своего лидера. Кто-то за пределами России может подумать о тривиальной лжи – и удивиться, зачем вообще брать интервью у Путина. Их же можно писать, компонуя лживые штампы из предыдущих разговоров.

Но если бы кто-то – например, из российских силовиков – захотел бы воспользоваться логикой Путина, то его размышления, наверное, имели бы следующий характер: «Из-за Путина у России есть немало проблем – санкции, коррупция и все такое прочее. Если убить Путина, то проблемы исчезнут. А того, кто сделает подобное и будет иметь достаточно силового ресурса, вряд ли кто отважится задеть. А в случае чего – всегда можно сказать, что человек, который перед видеокамерами стреляет в Путина – это неизвестный, только похож на меня. И вообще – следствие не установило, чем в этот день занималась украинская боевая авиация». Вряд ли Путину понравился бы такой ход мыслей гипотетической «родной души». Но сам Владимир Владимирович в своей международной и внутренней политике руководствуется именно такой логикой.



Поделитесь.





Новости партнеров