четверг, 18 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

В «ЛНР» уверены, что вернутся в Украину, а на Донецк сбросили ядерную бомбу Все больше возрастает общая уверенность в том, что возвращение в Украину неизбежно

Как на оккупированных территориях относятся к возвращению украинской власти и что нужно делать, чтобы не допустить кровопролития, если на Донбасс введут миротворцев в интервью Апострофу рассказала писательница и блогер из Луганской области Олена Степова.

— Как относятся на оккупированных территориях к возвращению под контроль Украины?

— Сейчас, несмотря на то, что они говорят (на оккупированной Луганщине – ред.) вроде бы об объединении с Россией, с «ДНР», все больше возрастает общая уверенность в том, что возвращение в Украину неизбежно. И они это обсуждают довольно ровно. В разговорах о таком результате уже почти не звучит негатив, там больше упор на вопросах безнаказанности, на принятии соответствующих законов. То есть они – невиновны, они защищались от ВСУ, от американских дронов, от ядерной бомбы, которую сбросили на Донецк. В это, кстати, в Луганске очень верят, что ВСУ в Донецке использовали ядерное оружие, после чего там вывезли и закопали 150 КамАЗов трупов. То есть сейчас все больше поднимается вопрос, что да, мы вернемся, но нас не должны обвинять, не должны нарушать наши права, Украина должна здесь все отстроить, должна платить нам пенсии…

И пока ситуация с возвращением Украины для них выглядит больше как победа над Украиной. То есть люди там не понимают собственной ответственности за свою же аморфность, люди не понимают ответственности за «Путин, введи!». Они ждут большей ответственности со стороны Украины перед ними. И это пугает.

Много людей и в Украине считают, что как только миротворцы зайдут – сразу же обеспечат мир. И сразу перестанут гибнуть наши ребята. Но это не так. Уровень агрессии и количество оружия там такие, что еще пять лет там периодически будут вот такие криминальные всплески. Люди потеряли какие-то моральные ориентиры, законы.

Кстати, во время «переворота» [в Луганске] был проведен очень интересный опрос: сколько готовы люди выдержать без зарплаты – месяц, два, полгода, год? Этим опросом людей готовят к определенным действиям. И самое удивительное, что люди, которые в одной ветке соцсети пишут: «Где наши зарплаты? Мы здесь еле выживаем!», в комментах под опросом пишут: «Готовы держаться и год, лишь бы без «бандер».

— Это уже на шизофрению какую-то похоже…

— Да, какое-то раздвоение личности. Один и тот же человек, женщина из Ровеньков, младше меня пишет: «Мы голодаем, голодные обмороки у шахтеров, детей нечем кормить, все плохо, все пропало». И тут же под опросом: «Тю, 1990-е пережили, все пережили, поэтому все у нас будет хорошо. Пусть Украина замерзнет, мы будем на сухарях жить, лишь бы без «бандер». Я скрины делаю, чтобы сравнивать. И вижу, что полный абсурд у них в головах. И я не знаю, какими влияниями можно объяснить то, что с людьми такое делается.

— То есть рассчитывать на внутренние протесты – дело бесполезное?

— Эти люди без команды «царя» никуда не пойдут. Не будут им платить зарплаты, будет дальнейшее ухудшение жизни – но они не выйдут ни против чего. Так же, как они не вышли поддержать  Плотницкого.

Кстати, еще одна интересная вещь, которую выявила эта «революция». Там люди не считают захват власти [нынешним главарем «ЛНР» Леонидом] Пасечником с помощью оружия «переворотом». Но считают при этом, что Майдан был незаконной сменой власти в Украине и переворотом. Я говорю: «Слушайте, так вы же сами что-то типа Майдана провели». «Нет, это не Майдан. Это просто плохого царя выгнали – и пришел хороший царь. В Украине это был переворот, потому что, хоть там тоже сняли плохого царя, но сняли его незаконно. Надо было снимать иначе».

— С оружием, наверное, надо было?

— Кто знает. И люди не понимают всей абсурдности того, во что они сейчас верят. Вон в интернете уже появились видео с луганскими комсомольцами – есть у нас такие «бабушки в мохере», это называется «Луганская гвардия», под руководством Насти Пятериковой, стриптизерши, коммунистки, которая выступает за возвращение монархии в Россию.

— Интересная дама.

— Очень интересная. Они выступают – и в одном предложении там и за царя Николая, и за Путина, и за Сталина, и за Ленина… Очень напрягает, если честно. Но они, эти бабульки, выступили недавно и сказали, что Плотницкий – это дьявол, что энергетика у него настолько плохая, что люди, которые видели его даже на фотографиях, начинали болеть. Зато многие из тех, кто видел фото Пасечника, исцелились. Поэтому ЛНР ждет расцвет.

А в церквях что делается? Там же ад просто! Я писала недавно статью «За кого молиться?» о священнике, который бегал по интернету и спрашивал, пришли ли наши, а какие же наши, за кого же ему молиться? После смены на Пасечника в церквях Плотницкому теперь анафема, это был, оказывается, подосланный Украиной дьявол, который захватывал умы людей. А Пасечник чуть не к лику святых причислен, и все церкви молятся за него. То есть вчера просили благодать «отцу нашему Плотницкому», а сегодня «отцу нашему Пасечнику». Церковь же – это оружие! Вот она снова закаляет свое войско. Церковь управляет людьми в соответствии с линией партии и личной выгодой.

Я не знаю, как это назвать. Не подберу ни одного слова ни в украинском, ни в русском языках. Разве только одно, донбасское – п**ец какой-то, извините! Я не знаю, как это иначе назвать! Я обращалась к знакомым психиатрам, чтобы начали какое-то исследование этого. На Донбассе сейчас любой психиатр диссертацию может защитить. Или открытие уровня нобелевского лауреата осуществить. Потому что то, что там происходит, – это какой-то психологический и нравственный армагеддон.

Эти бабульки уже присягают на верность «новому Ленину». А буквально через два дня после переворота, когда люди узнали, что у них теперь новый царь, «милиция», «МГБ» завалены доносами! Это страшно. Люди пишут доносы типа: «Со мной рядом работает Марья Ивановна, которая поддерживала Плотницкого, говорила, что он хороший – так она «укропка» и шпион Плотницкого». Благо, в «МГБ» уже относятся к этому с определенной долей юмора и не будут расстреливать всех подряд, как делали в 2014 году. Потому что люди заканчиваются. Не хватает на большее…

Но это просто ужас – то, что люди используют смену власти, как в 2014-м. Тогда писали на кого-то, могли просто пальцем ткнуть и сказать – это наводчик ВСУ, «укроп», «Правый сектор». И все. Это был приговор. Причем военные комендатуры, «милиция», «МГБ» еще не так на это реагировали. А если казачкам писали – те просто расстреливали. Не разбираясь. То есть уже и террористы делились на плохих и совсем плохих, как бы абсурдно это ни звучало.

И сейчас, когда произошла смена власти, люди вновь используют ситуацию для того, чтобы избавиться от определенных личных врагов или конкурентов на работе. Например, в «Фонде социального страхования от несчастных случаев» недавно заявили о сокращении. Так люди начали писать друг на друга доносы. В частности, что кто-то из них вступил в свое время в ОО «Общественное движение Донбасса» Плотницкого. Помните, может, как их массово заставляли туда вступать? И сейчас на тех, кто тогда вступил, пишут доносы, что они – «шпионы Плотницкого». Это ужас!

— Считаете, может дойти до репрессий?

— Люди в этом «МГБ ЛНР» понимают все на 100%. Цинично понимают ситуацию и цинично используют массы. И прикалываются над этим всем. Ясно, что за эти доносы расстреливать никого не будут. Будут хватать только предпринимателей, чтобы выбить у них какие-то деньги.

Но все это составляет определенную картину оккупированных территорий. И эта картина очень негативная. Невероятно больно писать такое о своих близких, о своем крае, о своем родном городе. Но если мы промолчим – чем мы хуже той молчаливой инертной массы там? На войне нужно говорить правду, какой бы горькой она ни была. Но эта правда показывает карту войны, карту оккупированной территории. И если мы видим правдивую карту – моральную, военную, минную, социальную, любую, если эту карту будут знать наши военные, наши социологи, наши политологи, то на это можно будет влиять. Работать над законами, разрабатывать программу психологической и информационной реабилитации. Поэтому мы должны это знать.

Потому что если туда зайдут военные и миротворцы без этих знаний – назавтра там будет огромное количество погибших. Потому что православных фанатиков священники будут направлять на то, чтобы они шли и убивали и других, и себя. Потому что православие там приняло мусульманские обычаи делать живые бомбы. И они будут использовать детей, будут использовать все, что смогут. Это очень плохо. И тем более мы должны это видеть. И проговаривать, чтобы над этим работали специалисты.

Да, когда-то нам очень весело было наблюдать за тем, как эти священники на лету переобувались и вместо партийных значков натягивали рясы, меняя одни партбилеты на другие. Было очень смешно, когда люди, как зомбированные, рассказывали дикие сказки про распятых мальчиков и ядерные бомбы. Это веселило – до определенного момента. А потом начало вызывать страх. Потому что мы можем здесь, на мирной территории, смеяться над их психозом. Но это – наша земля. И она будет реинтегрирована обратно вместе со всем этим психозом. И, наконец, заразными бывают не только вирусные, но и психопатические болезни. Эта тоже будет заражать все общество.

Я уже вижу информационную угрозу, которая существует и будет только расти. По тем же жителям села, где я сейчас живу (Олена Степова сейчас живет в Черкасской области – ред.). Они недополучают определенную информацию и начинают говорить: «Вот, говорят, виновата Россия, Россия на нас напала. Это ясно, что она виновата, что российские танки едут на Донбасс. Но это же не весь российский народ! Это же только Путин сделал. А народ – это наши братья. И нас поссорили политики». А я говорю: «Извините, а кто управляет танками? Там в каждом танке сидит Путин? А кто приезжает к нам добровольцами из России? А кто грабит, насилует, вывозит коров и свиней?» А они этого не знают. У них нет этой информации. Поэтому картина войны у многих людей искажена. И они верят в то, что политики поссорили два «братских народа» и что русские не виноваты, что они с нами не воюют. А кто с нами воюет? Танки сами приехали, управляемые из Кремля компьютерной мышкой?!

Поэтому очень хорошо, что мы пишем о том, что там происходит. Про эту «революцию». С одной стороны, нас оно как будто и не касается, пусть они там друг друга поедят – меньше работы останется. Но это очень важно, потому что каждая перемена в людях, каждое обсуждение, каждый опрос, который там проводят – это определенные шаги куда-то. Мы должны за этим следить. Это все-таки наша территория, это наши люди. Это – как танец, когда один партнер ведет другого и чувствует его. Вот и мы должны чувствовать эту территорию каждым нервным окончанием на кончиках пальцев. Нравятся нам эти изменения или нет, независимо от того, как мы к этому относимся – мы должны реагировать на это.

Очень хорошо, что Украина просмеялась всю «революцию» в ОРЛО. Это очень хорошо. Потому что они ждали какой-то поддержки, какого-то единения. Но не получили ни того, ни другого. Да, нам смешно. Свою боль мы спрятали на некоторое время, мы немножко их осмеяли, а теперь мы анализируем и делаем определенные выводы. Потому что агрессия будет продолжаться. И сейчас ЛДНР начали обсуждать не только объединение, а опять «Новороссию», возвращение Царева, захват восьми областей Украины. СБУ очень хорошо работает, выявляет руководителей этих сепарских групп типа «Одесской народной республики», «Харьковской народной республики».

Война не закончилась. И мы должны держать руку на пульсе этой войны и ощущать сердцебиение оккупированной украинской территории. Больную, нервную, но мы должны ее чувствовать. Как только мы снимем руку с этого пульса – заболеет вся Украина. Зато пока мы слышим, что там происходит, мы можем управлять этими процессами в Украине и даже там. Потому что мы видим, какую информацию мы должны давать людям туда.

К сожалению, телевидение у нас пока этим не занимается. Только блогеры, журналисты, сайты. Но мы тоже потихоньку дойдем и до этого. Рано или поздно, мы поймем, что победить сможем, только если объединим усилия.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

11 − 9 =