вторник, 23 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Когда у России в Сирии закончатся летающие гробы Нет лучшего способа с пользой утилизировать не подлежащую модернизации рухлядь, нежели отправить ее в зону локального конфликта

Российские военные в очередной раз продемонстрировали «эффективность» своего оружия в Сирии, разбив на взлете бомбардировщик Су-24 (погибли оба члена экипажа). 10 октября инцидент произошел на аэродроме «Хмеймим», взлетно-посадочной полосы которого оказалось мало то ли российским «асам», то ли неисправному самолету, выкатившемуся за ее пределы и развалившемуся, пишет Руслан Весел для Деловой столицы.

И это уже не первый Су-24, потерянный россиянами в Сирии. Первый был сбит турецким F-16 в ноябре 2015 г. после вторжения в турецкое воздушное пространство («нож в спину» или не совсем нож и немножко ниже, как говорили тогда злословные «ненавистники России»). Еще один российский Су, но уже 33-й, потерпел аварию и утонул при посадке на запугавший англичан своим паровозным дымом авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» (чаще называемый СМИ «памирал Кузнецов», или просто «Кузя»). Такая же судьба постигла и истребитель МиГ-29КР, что позволило говорить о создании Кремлем подводной авиации. Кроме самолетов, российские войска потеряли в Сирии еще с десяток вертолетов и беспилотников.

Несет потери не только российская авиация, но и другие роды войск. Например, военно-морской флот. Ведь, как пишет «Газета.ru», средний разведывательный корабль «Лиман», потопленный баранами в апреле этого года возле Босфора, неоднократно «вел наблюдение в Средиземном море во время российской военной операции в Сирии». Вполне возможно, что сирийские берега были целью и последнего его рейса, а обстоятельства гибели помогут России оправдаться за удары не по исламистам, а по умеренной сирийской оппозиции. Мол, аппаратура периодически барахлит, вот даже корабль-разведчик не смог увидеть препятствие.

Моряков с «Лимана» успели спасти, чего не скажешь о морских пехотинцах, участвовавших в сухопутных операциях (один из них погиб, например, во время попытки спасти экипаж сбитого турками Су-24). А также о десятках только официально признанных Кремлем потерях в сухопутных частях, направленных на Ближний Восток.

Как пишет «Коммерсант», официально признана гибель 41 человека (в их числе и некоторые авиаторы с вышеупомянутых самолетов и вертолетов, ведь не всем членам их экипажей удалось спастись). В публикации российского издания обращает на себя внимание то, что звания указываются только относительно офицеров, но делается это довольно часто, в том числе и для полковников и подполковников. Генерал в этом перечне только один – успевший «отметиться» на Донбассе Валерий Асапов. Однако другие СМИ утверждают, что 6 октября в Сирии погиб еще один российский генерал – Александр Вязников. При этом отмечают, что он «был одним из организаторов вторжения на территорию Украины вооруженных регулярных подразделений России».

Это подтверждают неоднократно возникающие предположения, что Кремль занижает реальное количество потерь своих военнослужащих. А участников ЧВК Вагнера, погибших или попавших в плен, вообще не учитывает в этих сводках. Хотя есть и версии, что «засветившиеся» в Сирии вагнеровцы на самом деле увольняются из российских войск так же, как и «засветившиеся» на Донбассе, то есть «задним числом». Понятно, что в таком случае подсчитать реальные российские потери еще более сложно, но «Фонтанка» в позапрошлом месяце дала список из 40 участников ЧВК, погибших за два последних года в Сирии.

Этот список, скорее всего, уже пополнился как минимум двумя недавно захваченными в плен россиянами Романом Заволокиным и Григорием Цуркану. Отрадно, что последний так же, как и два утилизированных российских генерала, успел «засветиться» и на Донбассе. А также то, что военные действия России в Сирии немного сокращают будущую работу украинских судов по делам предателей Украины, которые в составе российских войск начали погибать на Ближнем Востоке практически сразу же после военного вмешательства Кремля в сирийский конфликт.

Но человеческие потери, вероятно, не особенно беспокоят Москву. Жуковское «Бабы еще нарожают» остается определяющим фактором российских стратегов, несмотря на глубокий демографический кризис и хронический дефицит кадров. Да и под одну сирийскую потерю можно списать пару «ихтамнетов» с Донбасса, чтобы дать семье возможность их нормально похоронить. А можно и утилизировать в Сирии тех же «ихтамнетов» вкупе с донбасскими боевиками из числа граждан Украины, на что, вполне вероятно, и направлен путинский указ, позволяющий контрактникам-иностранцам принимать участие в операциях российских войск за рубежом.

Что до техники, то здесь стоит отметить простую, в сущности, вещь: лучшего способа с пользой утилизировать не подлежащую модернизации рухлядь, чей возраст зачастую превышает возраст тех, кто ею управляет, нежели отправить ее в зону локального конфликта, еще не придумали нигде в мире. К слову, последний Су-24 был выпущен в 1993 г., и состояние бортов, которые российский контингент применяет в Сирии, не вызывает вопросов разве только потому, что никому не интересно.

А вот финансовые потери, исчисляемые тремя миллиардами долларов в год, могут серьезно сказаться на подсанкционной российской экономике. Особенно на фоне достаточно скромных результатов утверждения российского величия на Ближнем Востоке. Ведь это только российский зритель или читатель воспринимает фразу «после нашего вмешательства было освобождено от исламистов около 90% сирийской территории» как «вследствие нашего вмешательства…». Ознакомленные с ситуацией знают о значительном уроне, нанесенном ИГИЛ силами, которые российские ВКС не только не поддерживали, а даже бомбили. Несмотря ни на что, оппозиционные союзному Кремлю асадовскому режиму силы смогли отбить у ИГИЛ и оставить под своим контролем значительные территории. И по сей день продолжают это делать, как, например, курдские Силы демократической Сирии, расширяющие свой контроль на востоке страны.

В результате этого Асад и Россия контролируют лишь около половины Сирии и вряд ли смогут серьезно расширить свои «владения» в ближайшее время. А могут и потерять часть из них в результате успешных действий оппозиционеров или начавшейся недавно турецкой военной операции в Идлибе, о реальных целях которой многие эксперты пока стараются не особо говорить, чтобы «не попасть пальцем в небо».


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

4 × три =