вторник, 24 мая 2022 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Вероломная Наталья Мосейчук Отбившись от очередного вторжения чужой армии красивыми танцами и изнурительными тренировками в спортзале, президент Украины Владимир Зеленский взял противника улыбкой в плен и принял личное участие в Марафоне Единства в Мариинском парке, в рамках которого рядом с главой государства бежали к неумолимому финишу выдающиеся политические деятели нашей зепохи, не успевшие свалить. Ермак ехал в паланкине

— У нас есть держава! У нас есть президент, вокруг которого нужно сплотиться! — вещала с передвижной трибуны вице-премьер Ирина Верещук, делая рот трубой, за что ее и ценили в партии. — Это нас спасет! Объединимся с президентом! Слава президенту! Президенту слава! Ура!

— Ура! — изо всех сил закричали выстроенные вдоль парковых аллей в живой коридор школьники Киевской области, отчаянно пытаясь согреться. Они были одеты в новенькие зешиванки, с утра их приняли в зебенята и прикололи на грудь значок с курчавым Вовой в лучах заката. В президента полетели букеты цветов.

— Дякую, дуже дякую! — крикнул Зеленский, поправляя на плече тяжелый «Стингер», неосмотрительно прихваченный главой государства под праздничный реквизит на вчерашних учениях. — Объединимся вокруг своего желания жить в мире! Вы замечательная публика! Вы великий народ великой страны! Ура!

— Ура! — хрипло закричали зебенята.

— К развилке парковой аллеи приближается президент Украины Владимир Зеленский! — пророкотал в микрофон сменивший Верещук на трибуне нардеп Яременко. — Владимир Зеленский — ум, честь и совесть нашей эпохи! «Плохой президент», который «все делает не так», достиг результатов, которые одобряют даже его критики, — мир мобилизуется в поддержку Владимира Зеленского, оружие и боеприпасы потекли рекой! Да, все это результаты работы президента Зеленского! Больше и лучше никто в истории Украины не смог и не сможет никогда! Ура, товарищи!

— Ура, товарищи! — закричали зебенята.

Яременко достал из кармана ростовой портрет президента сзади и крепко поцеловал его в середину.

— Фотографироваться с флагами не забываем, — сурово гаркнула Верещук зеонервожатым. — Кто будет плохо фотографироваться, партбилет на стол положит!

Оркестр заиграл гимн. Нардеп Арахамия ловко, по-обезьяньи вскарабкался вверх по флагштоку и прикрутил к нему флаг вверх ногами. Зеленский патриотично приложил руку к груди, уронил на ногу «Стингер» и разразился проклятиями.

— Там это, случилось небольшое недоразумение, — перегнувшись к нему из паланкина, вполголоса сообщил Ермак. — В Станице Луганской некоторая армия кое-какой стороны обстреляла детский сад. Надо что-то делать.

— Безобразие, — расстроился Зеленский. — Эй, там, шестой отряд! Немедленно станцуйте танец о том, как наш великий народ объединился вокруг желания жить без обстрелов!

Шестой отряд начал танцевать танец, как он хочет жить без обстрелов. Танец был очень красивый, Зеленский даже всплакнул от боли в ушибленной ноге.

— А что, Ирочка, не объединиться ли нам с вами вокруг президента прямо сейчас? — пользуясь заминкой, пробасил Яременко, многозначительно щекоча бородой ухо Верещук. — Согласитесь, в таком важном деле не может быть никаких табу.

Бегуны проскочили развилку парковой аллеи, завернули за густые заросли, временно скрывшись с глаз великого народа великой страны, и бессильно попадали в кусты, тяжело дыша. Зеленский швырнул на землю неподъемный «Стингер» и в сердцах пнул его ногой.

— Чертова железяка! — прошипел он. — Чертовы союзники с их гребаным оружием, помощнички сраные, лучше бы деньгами дали.

— Этот Запад хуже пропагандиста Соловьева, — поддакнул Арахамия. — Отвратительные фейки в CNN, Bloomberg, WSJ… Все эти элементы гибридной войны Америки против Украины мы должны изучить, потому что из-за них мы теряем по три, нет, по десять миллиардов долларов ежедневно, нет, ежеминутно!.. Раздувают истерику похлеще Скобейчук.

— Не Скобейчук, а Мосейчук, — поправил его Ермак. — Хотя, наверно, и так и так можно. Слыхали, что Игорь Валериевич будет двигать ее в президенты на будущих выборах?

— Я этой вероломной тварью вообще не интересуюсь, мне эта тема неинтересна, — с ненавистью сказал Зеленский и нервно закурил айкос с желто-голубым стикером. — Ишь куда намылилась, черноротая. Мосейчук же мародерша, она при прошлой власти кунгами торговала с повстанцами на Донбассе, вы знали?

— Что-то такое слышал, — осторожно сказал Ермак. — Это же гражданка Мосейчук Наталья в преступном сговоре с Порошенко и Медведчуком при неустановленных обстоятельствах вступила в половую связь с Кивой во вред суверенитету и государственной безопасности Украины с целью предоставления иностранному государству помощи в проведении подрывной деятельности?

— А кто же еще, — кивнул Арахамия. — Кроме того, есть обоснованные подозрения, что Мосейчук убила родную сестру и запекла ее в программе «Сниданок с 1+1», выдав за индюка. А картины свои она растаможила, кстати? Барыжить предметами искусства — это уже дно.

— Это реально днище, — согласился Зеленский. — Даже не знаю, достоин ли такой человек вести ток-шоу на таком правдивом канале.

— Катилась бы в Испанию к своему лысому любовничку! — вдохновенно подхватил наблюдательный член «Укрзализныци» Сергей Лещенко. — Пусть бы сидели там вместе и кололись своей наркотой, наркоманы гребан… Ой, извините, Владимир Александрович, я не имел в виду, ну…

— Да, да, конечно, — сказал Зеленский, злопамятно закусив губу.

— Вообще, Мосейчук говорит, что она еще ничего не решила, — сказал Ермак, чтобы сгладить неловкую ситуацию.

— Шиншилла, бл#дь, — сплюнул Зеленский. — Проститутка.

Над их головами зажужжал дрон. К дрону была подвешена табличка «Продам скумбрию», ниже был указан итальянский номер.

Лицо Зеленского просветлело.

— На самом деле моя Ленка не любит рыбу вообще, — признался он с нежностью. — Но если есть возможность брать скумбрию по восемь, а продавать хотя бы по восемьдесят, то тут уж сам бог велел. Все-таки хорошо, что мы вместе, что мы в Украине, я президент, она первая леди, я считаю, украинцы в великое время живут! Скумбрия нада?

— Я, пожалуй, возьму килограммов восемьсот, — быстро сказал Сергей Лещенко. — Поделюсь с Алиной Паш, у моей бэби сейчас непростое время, против нее на пустом месте раздули грязную историю и выгнали с Евровидения. Владимир Александрович, вы мне как отец, посоветуйте, что делать в такой ситуации?

— Сам поедь, — предложил Зеленский. — Псевдоним только возьми хороший, допустим, Сереня Лещ. Мне кажется, это будет очень круто. Бородатая женщина — мечта поэта, проверено! Первое место у нас в кармане, ах, Кончита, жемчужина у моря.

«Еще обижается», — понял Лещенко, а вслух сказал:

— Между прочим, в Мариуполь Ахметов прилетел. Опять за мир в гудок гудит.

— А вот это свежий ход! — заметил Зеленский. — Так, вот что, немедленно отобрать у Ахметова гудок. Теперь я сам за мир гудеть буду. Я президент! У меня первая леди!

Из кустов неподалеку раздался истошный крик Верещук. Сверху, оглушительно жужжа, спустился еще один дрон, на этот раз с табличкой «Срочно, в связи с переездом продам резиновую бабу, спросить Николая Николаевича».

В кустах становилось неуютно.

— Хватит разлеживаться, пора объединяться! Побежали! — скомандовал Зеленский, стремительно стартовал, забыв «Стингер» рядом с детской площадкой, и первым выскочил из кустов на центральную парковую аллею. Публика встретила его появление радостными криками.

— Из кустов выдвигается величайший лидер современности, президент Украины Владимир Александрович Зеленский! — ликующе прокричал в микрофон передвижной трибуны нардеп Николай Николаевич Тищенко. Верещук и Яременко куда-то запропастились. — Благодаря Владимиру Зеленскому Украина с уверенностью смотрит в будущее! Дорогие друзья, поздравляю вас с православным Марафоном Единства! Зестос воскрес! Воистину воскрес! Ура!

— Дякую, дуже дякую! — промурчал президент, приветственно махая рукой окончательно посиневшим от холода зебенятам.

Увлекшись атмосферой праздника, Арахамия чуть не обогнал его, но Зеленский сердито зашипел, прибавил скорости и уверенно закрепился в качестве безальтернативного лидера гонки. Толпа ревела от восторга. Шаг за шагом глава государства увеличивал дистанцию между собой и всеми остальными участниками забега. В этой стране у него по-прежнему не было конкурентов. Финиш Марафона был все ближе.

Внезапно за спиной лидера зазвенели чьи-то каблуки, и этот зловещий звон становился все громче. Зеленский хотел оглянуться, но почему-то всякий раз робел. Между тем, невидимый соперник легко догнал его, поравнялся, обошел на повороте и стремительно унесся вперед. Присмотревшись, Зеленский понял, что это Наталья Мосейчук.

Через несколько мучительных секунд наглая мародерша пересекла финишную отметку и остановилась, победно взмахнув руками.

— Мо-ся! Мо-ся! Мо-ся! — закричали зебенята, срывая с себя значки с маленьким Вовой.

— Весна покаже, хто на дорогах крав! — крикнула Мосейчук, приветственно улыбаясь толпе. — Я Наталя Мосейчук! Бережіть себе і Україну!

— Заткнись, сука! Как случилось так, что ты стала самой богатой телеведущей в самой бедной стране?! — просипел было Зеленский, но тут Арахамия столкнул его в кучу мусора, паланкин Ермака отдавил пальцы, а Юзик наступил на него сверху и побежал дальше, как ни в чем не бывало.

— Мо-ся! Мо-ся! — кричал Юзик, бросая в воздух чепчик.

Заиграл оркестр.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.