среда, 23 июня 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Зе-катапультанты и Жо-яма В Украине свирепствует благородный дуэлянт д’Милованов. Универсальной валютой стали обоснованно-предположительные разоблачения Бигуса. Руководство государства тайно перебралось в самое вдохновляющее место Киева - ангар завода Антонова в надежде найти президента Владимира Зеленского, заблудившегося в глубинах недостроенного самолета "Мрия" еще со времен своей итоговой пресс-конференции

— Справа чисто! — крикнул Подоляк, светя фонарем в глубину грузового отсека.

— Слева грязно! — крикнул Арестович. — Ой, фу!.. Отбой, это не он.

— Не уберегли! — запричитал Ермак, посыпая голову пеплом, мешочек с которым он заранее прихватил с собой на подобный случай. — Такого человека не уберегли! Впервые в истории президентом Украины стал человек не из системы, но системный реформатор! Владимир Зеленский войдет в историю страны как божественный политик, который наконец-то сделал Украину развитой страной европейского образца. Память о нем навсегда…

— Вжжжж! Пдржь! Получи, козел шоколадный! — послышался откуда-то спереди голос с характерной хрипотцой. — Диспетчер, в самолете Порошенко бомба! Поднимайте истребители!

— Чу! — сказал Арестович. — Вы слышите? Как будто говорящая ворона?

— Да это же он! В кабине пилотов! — воскликнул Ермак, стряхивая с себя пепел. — Вперед, товарищи!

Товарищи бросились вперед и через пять минут достигли ярко освещенной софитами кабины пилотов, в которой хаотично дергал штурвал и прочие рычаги управления первый в стране президент с нелинейным мышлением. Зеленский был одет в косоворотку, хромовые сапожки и балалайку, в углу кабины дымился самовар, справа по борту висел модный агитационный плакат с изображением Зеленского и Лукашенко и надписью «Вирішальний вибір».

— Атмосфера вдохновляющая, как во время полета! — растроганно воскликнул Ермак, вытирая сухие глаза. — Как всегда, энергично, драйвово и честно!

— Потрясающая вышиванка, — отметил Подоляк. — Кажется, это лемковско-бойкивский национальный вышивон Надднипрянщины времен Заполесья?

— Разумеется, — кивнул Арестович, — я узнаю этот крой, хоть меня среди ночи разбуди. И гуцульская бандурелла XII века чудо как хороша. Или это традиционный слобожанский трехструнник? Вы чем на нем играете, Владимир Александрович?

— Пдржь, тах-тах-тах! — Зеленский нажал воображаемую гашетку, отстрелялся и, удовлетворенно крякнув, развернулся в кресле лицом к пассажирам. — Всем прывит. Что вообще в мире делается?

— Стабильности нет, — пожал плечами Ермак. — Террорист захватил самолет. Ленка запустила аудиогид в туалете возле метро «Арсенальная».

— Про террориста — это же ты не про Лукашенко, надеюсь? — насупившись, сказал Зеленский. — Из-за таких слов завтра сотни людей могут убить где-нибудь. Вот закончим войну, свалим подальше, тогда и будем говорить, что про кого думаем.

— Не раскачивайте лодку, а то Лукашенко нападет, — сымпровизировал Арестович. — Слушайте, там ХАМАС пару дней назад отказался от ответственности за бомбу. Давайте скажем, что это были мы?

— Красивый ход, — одобрил Зеленский. — Но зачем?

— Ну, заявим, что это была часть нашей многоходовой операции по «вагнеровцам», — прикинул Арестович. — Детали засекречены из соображений государственной безопасности.

— Что за чушь, — фыркнул Ермак. — Никакой операции по «вагнеровцам» не было.

— Страшно подумать, что было бы, если бы Украина посадила в Киеве самолет с «вагнеровцами», — поежился Арестович. — Представьте себе пассажирский салон, в котором сидят 30 отличных смелых парней, профессионалов ратного дела, витязей с повышенным чувством опасности, героев России! Да они бы раскидали наших сраных «оперативников» голыми руками и сами бы захватили Украину, вот что было бы в реальности. Придумали тоже — на «вагнеровцев» залупаться. Кишка тонка, панове, не на тех напали!

— Операции по «вагнеровцам» не было, точнее, она была, но мы ее предотвратили, сорвав планы Путина, хотя зачем было ее предотвращать, когда ее не было, — решительно подвел итог дискуссии Подоляк. — Вот о чем до сих пор жалеют наши полезные, скажем так, медийные субъекты.

— Кстати, я слышал, вышел новый сюжет Бигуса? — встрепенулся Зеленский. — Медведчук рассказывает, как Порошенко захватил Крым и убил брата, который продавал государственные должности?

— Это еще что, — сказал Подоляк. — Всплыли подробности спецоперации президента Зеленского, в ходе которой юморобат «95 квартал» планировал устранение Путина во время своего выступления на сцене Кремлевского дворца еще до сдачи Крыма, и что же вы думаете? Порошенко узнал об этом, слил все Медведчуку, и весь «95 квартал» во главе с капитаном команды схватили и расстреляли сразу после пересечения границы! Медведчук на своих пленках прямо говорит об этом.

— Кхм, как сообщают наши инсайдеры, — солидно сказал бородатый член Наблюдательного совета «Укрзализныци» Сергей Лещенко, — новые пленки Бигуса подтверждают, во всяком случае, на этот счет есть обоснованные предположения, что недавно Порошенко опустился до того, что поехал в Москву играть диджей-сет в закрытом клубе для сексуальных оргий «PUTINъ», переодевшись женщиной. Как вам такое поведение Порошенко?

— Сволочь, сволочь, сволочь! — закричала Лиза Богуцкая и забилась ведром об пол. — Какая же он все-таки шоколадная сволочь! Ярость! Нет слов! Дебальцевский котел! Говно! Тварь! Я видела у Бигуса всё!

— Ты видела у Бигуса всё? — встрепенулся Яременко. — Это не он, случаем, делает программу «Без табу»?

Тяжело пошатываясь, Лиза поднялась на ноги и сняла с головы помятое ведро. По ее лицу блуждала блаженная улыбка.

— Я вижу! — экзальтированно воскликнула Богуцкая. — Я вижу, друзья! Дороги в автобанах! Замки в реставрациях! Садики в больницах! Нет больше телеканала Прямой! Нет войны! Ездим в Крым болеть за «Шахтер»! Ездим в Шахтер болеть за «Крым»!

— Сударыня, вы уронили ведро, позвольте вашу ручку, — галантно сказал новоиспеченный член Наблюдательного совета «Укроборонпрома», благородный дуэлянт и сердцеед Тимофей д’Милованов, склонился перед Богуцкой в глубоком пардоне и гнусаво запел: — Пальба, трактиры, стычки, шпаги, кони, и буйный пир от схватки до погони. И вот среди друзей я, как в пустыне, и что мне от любви осталось ныне? Только имя! Богуцкая! Богуцкая! Богуцкая! Богуцкая! Богуцкая! Богуцкая! Богуцкая!

— Они что, оба у Саакашвили закупаются? — с профессиональным интересом спросил Зеленский у Ермака. — Хорошая у Миши реформа. Костариканская, не?

— Каналья! — заорал д’Милованов, выхватывая шпагу. — Кто здесь, тысяча чертей?! Кто хочет в грудь пять дюймов стали? Клянусь честью, сейчас я вколочу ваши слова вам обратно в глотку!

— Спокойно, Тимофей, — примирительно сказал Ермак, — никакого подозрения здесь нет. Если подписываешь контракт сам с собой на полтора с лишним миллиона государственных денег, то где тут может быть взятка? Ты же ее вроде как сам себе даешь, что тут незаконного.

— Кстати, насчет взяток, — встрял в беседу пьяный Арахамия. — Сколько экономист стоит? Ну, условно? Ну, две тысячи долларов. Пойди заплати ему 50 тысяч долларов. Мы что, не понимаем все друг друга, или что? Я же бизнесменом был, я же прекрасно понимаю, как это все работает.

— Да вы никак, сударь, еропка? — зловеще поинтересовался у него д’Милованов, размахивая шпагой. — Крикуха муха, серая бабуха?

— Точно костариканская реформа, — уверенно сказал Зеленский. — Все признаки налицо.

— Хоть Бог и запретил дуэли, — шипел д’Милованов, угрожающе надвигаясь на растерянно отступающего Арахамию, — но к шпаге чувствую талант. Дерусь семь раз я на неделе. Но лишь тогда, когда задели! Когда вы честь мою, сука, задели! Хоть, право…

— Хоть, право, и интересно, что может школа экономики делать для «Укроборонпрома», да еще и на такие бабки, — пролепетал Арахамия.

— Да все что угодно, сударь! — рявкнул д’Милованов. — Вы знаете, на что способна моя Шляпа с киевской елки, поставленная на швабру в разгар снайперской дуэли? Вы в курсе, что в моей Школе экономического ПВО учатся лучшие танкисты Европы? Но хватит пустых слов, тысяча чертей! К барьеру, еропка, к барьеру!

— Э, извините, может, я не вовремя, — смущенно сказал мэр Киева Виталий Кличко, переминаясь с ноги на ногу у входа в кабину Зе-пилота, — но я убежден, что коммуникация — это крайне важно, и…

— Меня нет, — быстро сказал Зеленский. — Уйди, взяточник противный.

Арахамия почуял жертву и, чудом избежав укола шпаги в глаз, блатной походочкой подошел к мэру.

— Кличко, иди домой, взяток нет! — сказал Арахамия, плюнул Виталию на штаны и для верности боднул его головой в бедро. Кличко машинально перешел в автоматический режим и вколотил Давида в пол.

— Но слава богу, есть друзья! Защищайтесь, сударь, защищайтесь, пока на белом свете есть Гаск… — начал было д’Милованов, делая выпад, но Кличко отобрал у него шпагу, завязал дуэлянта на узел, растерянно заозирался в поисках подходящего места, куда его можно было бы временно пристроить, и, наконец, засунул каналью в самовар.

Встретившись с пустым взглядом боксера, Зеленский посерел, быстро развернулся в кресле и изо всех сил дернул зеленый рычаг. Хлопнуло устройство катапультирования. Первый в стране президент с нелинейным мышлением вылетел из самолета, отрикошетил от потолка ангара и упал в жомовую яму, в которой к нему с улыбкой подошел Кива.

— Эй, Владимир, вы куда? — расстроенно крикнул вслед Зеленскому Кличко. — Я президенту не враг. Я думал, что наши враги — низкие тарифы на проезд, горячая вода летом по районам, незастроенные парки и все такое…

— Так вот где Кива с Порошенко спрятали свою жомовую яму! — обрадовался Лещенко.

— А что, в «Мрии» есть катапульта? — удивился Кличко.

— Это же Зе-мрия, — объяснил ему Ермак. — В Зе-мриях всегда есть катапульта.

— Это хорошо, — кивнул Кличко.

— Да, — сказал Ермак.

Жомовая яма согласно чвакнула.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров