четверг, 1 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Трагический сон Владимира Зеленского Президент Украины Владимир Зеленский стоял на трибуне Верховной Рады и хрипло перетрахивал старый состав Кабмина, зловеще размахивая двумя тяжелыми автоматами, как в старые добрые времена прошлых сезонов. Но на этот раз автоматы были заряжены боевыми, и трагедия была неизбежна

Сериал «Слуга народа», 4 сезон, предпоследняя серия…

Президент Украины Владимир Зеленский стоял на трибуне Верховной Рады и хрипло перетрахивал старый состав Кабмина, зловеще размахивая двумя тяжелыми автоматами, как в старые добрые времена прошлых сезонов. Но на этот раз автоматы были заряжены боевыми, и трагедия была неизбежна.

— Смотри яйца не отстрели себе! — мерзким голосом крикнул какой-то провокатор из сектора ЕС. Зеленский нервно пальнул на звук. Пуля гулко срикошетила от ведра, надетого на голову народного депутата Лизы Богуцкой, и ушла в сторону гостевой ложи. Провокатор обидно засмеялся.

«Снова в гостевой ложе, в гостевой ложе нет пустого места! — быстро написала в Фейсбуке пресс-секретарь президента Мендель. — Говорят, тут такого еще не видели. Выступает Владимир Зеленский!».

— Все печально! — глухо крикнула из ведра взбодренная рикошетом Богуцкая. — Но ты понимаешь, что если нет, то будет гораздо хуже, так как Медведчук радостно кинется в коалицию! Уже потирают руки! Или Батькивщина! Или Голос, он же пёс! Я верю Зеленскому, но пусть уж лучше Аваков, чем так!

— Пускай там все молчат, бе-бе-бе, — негромко сказал Аваков, и в зале воцарилась гробовая тишина. — Продолжайте, Владимир Александрович, просим.

— Дуже дякую, Арсен Борисович, — сказал Зеленский. — Нам нужны новые лица и новые сердца.

— Как скажете, — сказал Аваков.

— Гончарук! — сказал Зеленский и с удовольствием выстрелил в воздух. — Я не ваш президент, я ваш приговор! Скажите, почему так получилось, что Украина — самая бедная страна при самом богатом президенте за всю историю шоу-бизнеса?! Почему через шесть лет мы так и не знаем убийц на Майдане? Куда делись карпатские леса? Почему не наказаны приспешники Януковича? Почему война до сих пор не закончилась? Добровольцы и патриоты оказались в тюрьмах, потому что для вас они угроза? Это правда, что конфеты «Рошен» есть в пайках повстанцев «ДНР» и «ЛНР»? Выберите любой вопрос и отвечайте.

— Я выбираю вопрос про конфеты «Рошен», — сказал Гончарук, вставая. — Как вы сказали, в этом правительстве не крали, у нас не было коррупции и мы боролись с ней до последнего дня. Я обещал, что до конца отопительного сезона будет решена проблема коррупции в «Центрэнерго», и уже решение по менеджменту в этой компании принято.

— Не съезжайте с темы! Вы обещали говорить про «Рошен»! — нервно сказал Зеленский и опять выстрелил. Пуля снова попала в ведро депутата Лизы Богуцкой.

— Медведчук вот-вот нападет! — закричала Богуцкая. — Мы все умрем! Я влюблена в Дубилета, но Миша Федоров тоже сойдет, хотя лучше уж Аваков…

— Дубилет, Дубилет, — задумчиво пробормотал Зеленский. — Что такое Дубилет?

— Дело в том, — сказал Дубилет, — что большинство проектов, которыми я занимался, еще не завершены, в частности, я пока не успел до конца перевести бумажный документооборот в цифру…

— И не надо! — быстро сказал Зеленский. — Опытные специалисты, которых мы пригласили в новое правительство, просят вернуть им нормальный документооборот, так что переводите все обратно.

— Можно попробовать через спутник, — быстро прикинул Дубилет. — Опять денег сэкономим.

Двери в президиум с грохотом раскрылись, и в зал заседаний ворвались народные депутаты Юзик и Гантеля. Между ними безвольной тряпкой болталось тело опытного менеджера Ивана Плачкова.

— Вот, биомать! — сказал Гантеля. — Поймали гандона.

— Отпустите меня, черти! — закричал Плачков. — Я не хочу! Не хочу я!

— Иван, можно я скажу? — вкрадчиво сказал Зеленский. — Можно, да?

— Отвечай, гнида, — сказал Юзик и дал Плачкову коленом по почкам.

— Можно, можно! — прохрипел Плачков.

— Я не лох, но даже я бы на вашем месте не отказался от должности министра энергетики в правительстве спокойных технократов, — убежденно сказал Зеленский. — Вы никогда не получите от меня незаконного приказа.

— Да, да! — поспешно выкрикнул Гончарук. — Я тоже никогда не получал от Владимира Александровича ни одного незаконного приказа! Не было даже намеков на какую-то нечестную игру. Это были лучшие две недели в моей жизни.

— Да не хочу я! — закричал Плачков.

— Чего ты не хочешь? — со злой иронией спросил Зеленский. — Порошенко сажать не хочешь? А как же клятва Гиппократа?

— Не хочу, не буду! — заплакал Плачков.

— Вот слизняк, — с отвращением сказал Зеленский, — выкиньте его вон, пока я не пристрелил этого приспособленца. Жуковского нашли?

— Не, шеф, не нашли, — пробубнел Юзик, машинально откручивая Плачкову ухо. — Говорят, он в Америку сбежал.

— Объявите в международный розыск! — решительно сказал Зеленский. — Виданное ли дело, будущий министр экономики сбежал из страны! Арсен Борисович, можно занести его в красную карточку Интерпола, как думаете?

— Конечно можно, — рассеянно сказал Аваков. — Я его сразу в синюю занесу, так быстрее, как найдем, сразу, сука, глаз на жопу…

— Хоть один нормальный министр, — вздохнул Зеленский. — Эй, пацаны, пацаны, шо происходит?!

Пацаны, брутально грабившие под журналистской ложей члена Наблюдательного совета «Укрзализныци» Сергея Лещенко, смущенно обернулись. Это оказались народные депутаты Дубинский и Бужанский.

— Ну, это, шеф, вы ж сами говорили, что членам Наблюдательных советов сильно много платят бабла, наблюдать у нас уже выгоднее, чем работать, — объяснил Бужанский, снял с Лещенко очки, бросил на пол и с хрустом раздавил их каблуком. — Жирует на нашем трудовом горбу, падла бородатая!

Дубинский нащупал в исподнем члена Набсовета толстый пресс купюр, которые тот всю жизнь копил на новый диджейский пульт, и незаметно для Бужанского переправил себе в карман.

— Все для мамы, — непонятно пробормотал он.

— Так, пацаны, не балуйтесь, — миролюбиво сказал Зеленский. — Сережа свою зарплату заслужил честным трудом, а вот вы невнимательно слушали. Когда я говорил про премии в Наблюдательных советах, я имел в виду только иностранцев, потому что украинцы в этих советах уже чувствуют себя национальным меньшинством.

— И в президентах уже тоже! — крикнул провокатор из сектора ЕС.

Зеленский вскинул было автомат, но с сомнением посмотрел на Богуцкую и опустил ствол.

— Чувствую, что не смогу проголосовать за Авакова! — почувствовав его взгляд через ведро, крикнула Богуцкая. — Очень огорчена, что нет Дубилета в новом правительстве!

— Да задолбала ты уже со своим Дубилетом! — снова крикнул провокатор. — Чем тебя, к примеру, Малюська не устраивает?

Все машинально повернулись в сторону министра Малюськи и внезапно обнаружили его висящим вниз головой со спущенными штанами. Одной рукой Малюська держался за настенный светильник, а другой фотографировал себя на мобильный телефон.

— Малюська! — заорал Зеленский.

— Ой, кто здесь?! — крикнул Малюська и от неожиданности рухнул вместе со светильником куда-то вниз.

«Самый милый министр #правительстваспокойныхтехнократов — Денис Малюська, — написала в фейсбуке Мендель. — Надо обязательно взять над ним #наставництво».

— Молодец, Малюська! — крикнул Зеленский, одобрительно смеясь. — Люблю ваши селфачи, видно, что министр на своем месте! Вы отлично сработаетесь с премьер-министром Шмыгалем.

— Можно еще на местные выборы создать именной блок Малюськи-Шмыгаля, — предложил провокатор из ложи ЕС. — Будет реально брать за душу!

— Так, всё, с меня хватит! — заорал Зеленский, хватаясь за оба автомата сразу и хаотически рыская ими по сторонам. — Кто это сказал?! Я спрашиваю, кто это сказал?! Я не шучу!

Воспользовавшись всеобщим переполохом, уходящий премьер Гончарук нахлобучил на голову модный велосипедный шлем и, пригнувшись, резко стартовал на самокате в сторону выхода. Зеленский, краем глаза уловив подозрительное движение, быстро развернул стволы в сторону беглеца и открыл плотный огонь, заодно накрывая весь сектор старого Кабмина. Во все стороны полетели осколки чашки премьера, пробитая пулями жилетка, палка пого, электрический хула-хуп, спиннеры, тамагочи, кроссовки с лампочками, моноколеса, ролики, пакеты с шаурмой, бигмаки, борода и одеколончики Нефьодова, скафандр Скалецкой, сама Скалецкая, а также Владимир Владимирович Бородянский.

Присмотревшись внимательнее, Зеленский понял, что Владимир Владимирович Бородянский левитирует в сторону окна при поддержке своих знаменитых экстрасенсов, а пули облетают его десятой дорогой. По знаку главы государства Юзик и Гантеля бросились на бывшего министра культуры, оторвали ему ногу и попытались засунуть туда, куда нормальный человек бы даже не догадался, но бабки откатали Владимира Владимировича Бородянского яйцом по фотографии, так что Юзик и Гантеля потом были вынуждены повторять процедуру еще трижды.

Срезав, наконец, Гончарука длинной поперечной очередью, Зеленский наступил ему ногой на грудь.

— Ну что, грантоед, помог тебе твой Сорос? — с горечью прошипел он в лицо раненого. — Ротшильды помогли? Почему Порошенко не сидит? Порошенко не сидит почему?

— Я оптимистичен насчет будущего, — прохрипел Гончарук с доверчивой улыбкой. — У нас очень хороший президент, очень порядочный и честный человек…

— Слышь, Вова, — раздался из сектора ЕС ленивый голос Порошенко, — пожалей ты уже пацана, он тут не виноват. Ну, хочешь, я сам в тюрьму сяду.

— Да! — быстро выдохнул Зеленский. — Да, конечно!

— А х#й тебе, — сказал Порошенко и обидно засмеялся.

— Ну ты и лох, Голобородько! — подлизываясь к одиозному барыге, выкрикнул провокатор из сектора ЕС.

В тот же миг Зеленский узнал его: это был противный депутат Гончаренко.

— Не смей переходить со мной на личности, ты, гад! — прошипел президент и быстро зашагал по залу в сторону галерки ЕС, на ходу перезаряжая автоматы и расталкивая в сторону зазевавшихся депутатов. — Тебе конец, порохобот проклятый!

Внезапно он увидел, как наперерез ему тихой походкой тренированного убийцы стремительно движется депутат Федына, пряча в рукаве холодный финский нож. Федына улыбалась ему безжалостной улыбкой, от которой по бронежилету главы государства побежали мурашки, и пела страшную украинскую песню «Щедрик, щедрик, щедрівочка, прилетіла ластівочка».

Колени президента подогнулись, в глазах у него все потемнело и закружилось, и он с отчаянным криком проснулся на диване посреди котлетной вечеринки одного очень уважаемого человека.

— Господи, и приснится же такой кошмар! — пробормотал Зеленский, снимая промокший изнутри бронежилет и меняя его на новый. — Расстрелять собственный Кабмин, который сделал для страны больше, чем все предыдущие правительства вместе взятые, ну не бред? Хорошо хоть не попал в Арсена Борисовича Авакова…

— Не ссы, малой, — уютно пробурчал уважаемый человек, поедая котлетку. — Ты все правильно сделал. Кофе пойдешь со мной пить?

— Да, — решительно сказал президент. — Пойду. Уже иду.

На душе у него впервые за последние полгода стало по-настоящему спокойно.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров