вторник, 27 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Тайна зеленого лантуха - Здоровенькие были, – поздоровался Азаров и со значением поправил роскошный зеленый шарф. – Где тут у вас записатися головой у партию «Слуга народа»?

Уходящий президент Петр Порошенко и небольшая делегация депутатов Верховной Рады торжественно переминались с ноги на ногу в зале прилетов аэропорта «Жуляны», в котором начиналась репетиция инаугурации нового президента Украины Владимира Зеленского. Снаружи сыпал мелкий майский снег, но он не должен был помешать запланированному прилету высоких гостей, званых на торжество.

— Снег в маю — мне все пох#ю, — грязно выругался Ляшко, нервно щелкая кнопкой вызывающе незеленого зонтика. — Я домой пойду. Если что, у Вовы есть мой телефон.

— Ну и иди, — сказала Тимошенко.

— Сама иди, — огрызнулся Ляшко.

— А мне вот между тем совсем не пох#ю, — задумчиво сказал мистик Мосийчук. — Дурная примета все-таки.

— Какой Вова, такая и примета, — пожал плечами Порошенко, безучастно разглядывая усатого электрика в синем халате, балансировавшего на высокой стремянке в попытке поменять перегоревшую лампочку над праздничным транспарантом «Конец эпохи бедности».

— Сторонники Владимира Зеленского не верят в то, что бандитский режим Порошенко просто так отдаст власть народному кандидату, — продолжал Мосийчук зловеще. — Что-то обязательно случится. Из Лондона передают, что Зеленский будет ранен в результате покушения, но не сильно.

— Сторонники Зеленского просто обосрались, что он действительно станет президентом, — меланхолично пояснила Тимошенко.

Порошенко посмотрел на нее с уважением.

За спиной Тимошенко большая плазма беззвучно показывала Зеленского в окружении гигантских ящериц в капюшонах и богато одетого краба.

«Вчера Владимир Зеленский провел встречу с лидером рептилианской церкви имени святого Весельчака У господином Глотом с планеты Катрук и творческим директором «Танцев с экстрасенсами» сеньором Крабе, — сообщала бегущая строка. — Господин Глот поздравил новоизбранного главу государства со светлым праздником Усекновения Нибиру и пожелал ему благословения Ктулху на новом ответственном пути…».

— Со всех сторон прикрылся, гаденыш, — пробормотал Порошенко с ненавистью.

В зале прилетов бахнуло, в сполохах голубых искр, громогласно ругаясь по матери, со стремянки полетел электрик. Падая, он инстинктивно схватился за транспарант и оторвал от него большой кусок, в результате чего на своем месте осталось только слово «Конец». Прочитав его, Мосийчук перекрестился тростью.

— Сука проклятая, чтоб ты сдохла, предатель! — орал электрик, пиная по полу остатки разбитой лампочки. — Сволочь, да пошла ты вон, дура! Не хочешь — не надо! Я хотел по-честному, а ты!

— Анатолий Степанович, идите к нам! — весело позвала его Тимошенко. — У нас тут есть немножко излишков военного имущества.

— Дурацкая шутка, — проворчал Гриценко, но подошел.

— Как вы думаете, полковник, на какую дату лучше всего назначить инаугурацию? — светски поинтересовался у него Мосийчук. — Астрологи считают, что 19 мая Солнце и Луна будут слишком неблагоприятны, с другой стороны, самым удачным годом для Зеленского стал 2019, а эти цифры в сумме дают три.

— И что? — с любопытством спросил Гриценко.

— В том-то и дело, что ничего, — поежился Мосийчук. — В том-то и дело.

Со стороны дверей прибытия, распахнутых в ожидании высоких гостей церемонии, послышались громкие крики, возня и звуки ударов. Все быстро обернулись и увидели расхристанного реформатора Михаила Саакашвили, на руках которого гроздьями висели пограничники.

— Пустите меня, суволачи! — кричал Саакашвили, злобно жуя пахучий голландский косяк. — Пустите меня к маему лубимому пиризиденту Владимиру Александровичу Зеленскому!

Один из пограничников сунул ему под ребро электрошокер, затрещало, и великий реформатор обессилел.

— Где, где мой лубимый пиризидент Зеленский? — прохрипел Саакашвили. — Килянусь вам, скоро Зеленский станет лидером всех постсоветских стран, полностью изменив правила игры! Я очень его лублу и паддерживаю увсе его инициативы! Это я такое сказал в маем очень харошем интервью белорусскому телевидению.

— Вас нет в списке приглашенных, — злорадно сказал Порошенко, подходя ближе, — извольте улететь.

— Торчков не звали, — неожиданно для себя поддакнул Ляшко.

— Как это нэт, праклятый барига?! — возмутился Саакашвили. — Как это меня нэт в списке пириглашенных? Господин Зеленский, да славится его имя в веках, сказал, что я сырьйозный дипломат! Я буду консультировать его маладую плэяду! Посмотрите еще раз, это нэдоразумэние!

— Недоразумение? — хмыкнул Порошенко, доставая из кармана рекламный блокнот курорта «Буковель», подаренный спонсорами инаугурации на входе в терминал. — Ну ладно, сейчас я перепроверю, все же дело государственное. Так, посмотрим, Михо Николозьевич…

— Нэт, нэт! — с надеждой закричал Саакашвили. — Михайло Миколович.

— Все равно нет, — развел руками Порошенко и широко улыбнулся. По этому знаку пограничник ударил великого реформатора дубинкой по голове.

— Нэт, да? — закричал Саакашвили, указывая пальцем на коридор для прибытия особо блатных гостей. — А вот это кто тогда? Они, значит, в списках эсть? Мне, значит, ныльзя, а им можно?

По коридору для блатных в Украину быстро просачивались бывшие депутаты Портнов, Лукаш, Бондаренко и Олийнык. Увидев, что на них смотрят, гости втянули головы в плечи и ускорили шаг, а Портнов мстительно ухмыльнулся и показал собравшимся средний палец.

— Это уже вопрос не ко мне, — не без злорадства сказал Порошенко.

В зале прилетов затрубили трубы. Оркестр вжарил гимн «Снова наш квартал зажигает огни». По залу, пританцовывая, шествовал новоизбранный президент Владимир Зеленский в сопровождении карнавала. Лысый и Толстый катили перед ним настольный футбол, в который Зеленский напряженно играл сам с собой; счет на табло показывал 73,22:24,45 в пользу Зеленского. В руках инаугурирующийся держал президентскую булаву и Конституцию.

— Позвольте, — озадаченно сказал Гриценко, — а чем он играет в футбол, если у него руки заняты?

— Чем всегда, — фыркнула Тимошенко.

— Неплохая фишечка, — сказал Ляшко. — Только как-то однобоко все.

— О Зеленский, свэт моих очей, будущий пиризидент планэты! — закричал Саакашвили. — Я пиришел делать для вас бальшой рыфарматорский рыформа.

— Приходите через пять лет, — любезно сказал Зеленский, лихо сдвигая на затылок праздничную зеленую треуголку, шитую генералами-экстрасенсами: Дмитрий Гордон уверял, что она спасает от покушений. — Вы умелый дипломат, ваш опыт не помешает.

— Но пазвольте! — крикнул Саакашвили, получил от пограничника прикладом по загривку и упал лицом вниз. Под улюлюканье Порошенко пограничники схватили великого реформатора за ноги и потащили на паспортный контроль.

Тем временем в коридоре прилетов показались две смутно знакомые фигуры с огромными баулами налички. Это были Виктор Янукович и Николай Азаров.

— Здравствуйте, здравствуйте, дарагие друзйаа! — вскричал Зеленский. — Снова наш квартал зажигает огниии!

— Физкультпрывет, как говорят, — сказал Янукович, не сводя алчных глаз с треуголки новоизбранного президента. — Когда мы сюда летели, в наш самолет стрыляли, убили стюардессу, здоровье в порядке, спасибо зарядке.

— Здоровенькие были, — поздоровался Азаров по-украински и со значением поправил роскошный зеленый шарф. — Где тут у вас записатися головой у партию «Слуга народа»?

— Так, а ну стоять! — рявкнул Порошенко. — Вас нет в списке приглашенных.

— Ну як это нит, если е, — возразил Азаров и потряс перед лицом Порошенко зеленым шарфиком. — Ты бачишь мой зеленый лантух? Ни при що тебе не кажет цие?

— Дарагие друзйааа, давайте жить дружнааа! — успокаивающе прохрипел Зеленский. — Сегодня мы нуждаемся в единстве, чтобы в будущем нас объединяли только победы. Пожмем же все друг другу руки. Петр Алексеевич Порошенко во время войны был вор и коррупционер, Виктор Федорович Янукович во время Майдана был связным «Правого сектора», передавал информацию, провиант, вязал свитера…

— Ничо я не вязал, — угрюмо пробубнел Янукович, хищно буравя взглядом треуголку Зеленского. — И ничо я не провиант.

— Провиант, — с нажимом сказал Зеленский. — Давайте уже, пожмите друг другу руки ради мира, ну.

— Дай закурить, — внезапно попросил Янукович. Лицо его странно разгладилось и на глазах обрело безмятежность.

— Да какой закурить, блин, нашли время… — возмутился было Зеленский, но Янукович уже с размаху бахнул его кулаком по зубам, другой рукой аккуратно придержав за треуголку. Тело новоизбранного главы государства свистнуло в воздухе над настольным футболом и глубоко застряло в ларьке по продаже путевок в «Буковель» (бывший киоск «Рошен»).

— Атас! — страшно крикнул Янукович и, сунув трофейную треуголку под пальто, стремительно убежал обратно в самолет.

— Вот завжди он был такой нитерплящий, — покачал головой Азаров, глядя вслед шефу. — Почикал бы хочаб кинца гратуляции.

— Инаугурации, — поправила его Тимошенко и неожиданно с размаху наступила экс-премьеру каблуком на кончик туфли.

— Иии! — тонко закричал Азаров, ужом извиваясь в крепких руках Гриценко и мистика Мосийчука.

— Молчать, старый полиглот, — прикрикнула на него Тимошенко. — Давайте, пацаны, вы знаете что делать.

Пацаны кивнули и, подтащив брыкающегося Азарова к стремянке Гриценко, начали сноровисто поднимать его по ступенькам к потолку, из которого зловеще торчал крючок от оторванного транспаранта.

— Питя, Питя! — просипел Азаров, умоляюще глядя на Порошенко. — Вритуй мене, мы же завжди були друзяки, ты же в 2004 дарил мине оранжевый лантух.

— Та не лантух, баран! — прорычала Тимошенко. — Шарфик — это не лантух!

— Питя, ты начто колысь навчил мене, что шарфик — это лантух? — с неприятным удивлением закричал Азаров.

— Это уже вопрос не ко мне, — сухо сказал Порошенко.

В этот момент Гриценко и Мосийчук выбили стремянку из-под ног Азарова, и хозяйственный старик, хрипя и подергиваясь, закачался на своем зеленом шарфике. Было в этом что-то символичное, но Порошенко никак не мог понять, что именно.

— Что случилось, дорогие друзйааа? — сонно спросил Зеленский, с трудом выбираясь из буковельского ларька. — Что за дедушка висит под потолком?

— Да так, дурак один, — успокаивающе сказала Тимошенко. — Лантух на шее носил.

— А я вот лантухи не люблю, слишком официально, — светским тоном сказал Зеленский. — Встреча без лантухов — вот мой формат.

Снег снаружи припустил еще сильнее.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров