четверг, 24 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Павел Казарин: Украина и президент-чудотворец Кражу мечты украинский избиратель не прощает никому. В случае победы Владимир Зеленский обречен на то, чтобы в этом убедиться

В политтехнологиях существует несколько основных образов для политиков-мужчин. Но украинцы послушно голосуют лишь за один.

Для женщин, кстати, предусмотрен всего один типаж. Поэтому, когда лучшая половина человечества штурмует власть, она вынуждена делать это в рамках образа «сталь под шелком». Именно такой публичный типаж роднит всех женщин в политике вне зависимости от времени и географии.

С мужчинами все немного затейливее. Выделяют пять типажей. «Самый сильный», «самый умный», «самый честный», «борец» и «чудотворец». Причем некоторые образы могут комбинироваться друг с другом, а некоторые – нет.

В этом, кстати, заключалась проблема Арсения Яценюка. Избиратель готов был воспринимать его как «самого умного», но Арсению Петровичу хотелось быть «самым сильным». А потому билборды Фронта змин раскрашивали в камуфляжные цвета.

В такую же ловушку угодил и Анатолий Гриценко. Он до последнего не мог определиться, кто именно идет на выборы: экс-министр обороны или экс-директор Центра Разумкова. Потому что «самый умный» в сознании избирателя вполне может быть одновременно и «самым честным». А вот «самым сильным» – нет.

«Самый сильный» кандидат обещает стране порядок. За этот типаж охотнее всего голосуют наши бывшие соседи по советской коммунальной квартире. В чистом виде он выверен и эффективен. «Борец», напротив, выглядит как бульдозер – с ноткой безумия и самоотречения. В 2012 году Свобода получила свои легендарные 11% на выборах в парламент именно благодаря тому, что избиратель воспринимал эту партию как таран для пробивания монополии Партии регионов.

Но при всем разнообразии четырех типажей в Украине самым популярным остается пятый – «чудотворец».

Именно этот образ сегодня примеряет Владимир Зеленский. Его избиратели связывают с кандидатом надежду на лучшее будущее. Борьба с коррупцией. Окончание войны. Реформы. Примирение с Россией. Движение в Европу. Многие ожидания напоминают однополюсно заряженные магниты, которые не могут притягиваться и обречены друг от друга лишь отталкиваться. Поэтому кандидату проще не артикулировать позицию по многим вопросам, чтобы никого из своих сторонников не отпугнуть.

В случае его победы фрустрация неизбежна. И дело даже не в компетенциях и не в команде. Проблема в том, что каждый, кто голосует за Владимира Зеленского, мечтает о чем‑то своем. А сам кандидат просто не мешает избирателям себя придумывать. Весь этот калейдоскоп противоречивого аукнется уже после второго тура, когда окажется, что надежды были настолько пестрыми, что обречены в итоге не совпадать.

Особенность в том, что Владимира Зеленского вряд ли можно назвать первопроходцем. Потому что практически все президентские кампании в Украине выигрывали те, кто примерял на себя образ «чудотворца». Усталость от старых элит и обещание «сбычи мечт» — вот тот коктейль, который обеспечивал нам ротацию первых лиц. Так было с Леонидом Кучмой в 1994 году: его премьерство при Кравчуке не помешало ему обойти действующего президента во втором туре. Виктор Ющенко был премьер-министром и главой Нацбанка, но в 2004‑м воспринимался как новое лицо и воплощение ожиданий. Виктор Янукович в 2010‑м эксплуатировал образ «самого сильного», но все равно добавлял в свой коктейль «чудо» и «протест против действующих».

Кстати, сам Петр Порошенко в 2014 году тоже побеждал как новое лицо и «чудотворец». И если вам кажется, что это история про отечественных политиков, то вы ошибаетесь. Это про избирателей.

Мы не выбираем «самых честных». С подозрением смотрим на «самых умных». Ситуативно поддерживаем «самых сильных». И млеем, когда на горизонте появляется торговец чудесами.

Все отличие Владимира Зеленского от своих предшественников по прошлым президентским кампаниям сводится к двум моментам. Это наличие медиааватара (президент Голобородько) и отсутствие профильных компетенций (предыдущие «чудотворцы» до избрания успели поработать во власти). Причем многими его сторонниками второй пункт воспринимается как достоинство – позволяет говорить о том, что в систему приходит абсолютно новый человек.

Украина упорно хочет чуда. Украинский избиратель раз за разом выбирает волшебника. Мы верим в то, что счастье совсем рядом и что нужно лишь найти правильного человека, который знает рецепт секрета. Но в том‑то и штука, что вся эта ситуация – не про рациональное. Она про эмоциональное. Те, кто голосует за «чудотворца», не нуждаются в предметных дискуссиях. Они не стремятся оценивать риски или взвешивать издержки. Лишь потому, что любые дебаты о кандидате и будущем рискуют разрушить их мечту. А кражу мечты украинский избиратель не прощает никому.

В случае победы Владимир Зеленский обречен на то, чтобы в этом убедиться.


Павел Казарин / Новое время
Поделитесь.





Новости партнеров