середа, 28 вересня 2022 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Он вам не батька: Почему нам нужен Лукашенко Не стоит излишне резкими, да к тому же и бесполезными заявлениями обострять и без того сложную ситуацию, в которой действует лидер соседней страны

Недавнее выступление замминистра иностранных дел Украины по вопросам европейской интеграции Елены Зеркаль в эфире «5 канала» производит гнетущее впечатление, именно по той причине, что она – замминистра. Будь Зеркаль главой какой-нибудь НПО, блогером или даже депутатом ВР – словом, лицом, более или менее изолированным от практической реализации своих подходов к украинско-белорусским отношениям, ее выступление смотрелось бы приемлемо. Но заместитель министра иностранных дел не может, по меньшей мере, не должен выплескивать в эфир поток сознания, кипящий от гражданского возмущения. Тем более в тех случаях, когда это кипение происходит явно не по делу, пишет Сергей Ильченко для Деловой столицы.

Зеркаль не только обвинила Беларусь в недружественном поведении в связи с пропажей в Гомеле 19-летнего гражданина Украины, но и связала в своем спиче две вещи, несопоставимые по масштабам и важности: поддержку Украиной вступления Беларуси в ВТО и дальнейшие действия Минска по розыску пропавшего. По сути, как мы видим, замглавы МИД Украины позволила играть собой как пешкой российским провокаторам. И неважно, что это случилось неумышленно.

А на нейтральной полосе цветы. Необычайной красоты

История пропажи Павла Гриба достаточно известна – я лишь напомню ее ключевые моменты. Итак, 19-летний украинец был приглашен в Гомель некоей Татьяной, жительницей Сочи, с которой он познакомился в соцсети «ВКонтакте». Приглашен для романтической встречи, так сказать, на нейтральной полосе. Ранее Павел вел с Татьяной переписку, в которой высказывал оценки происходящего в России и Украине, вполне достаточные для возбуждения против него дела по ст. 205 и 282 УК РФ.

Но Павел – не просто абстрактный «19-летний молодой человек». Его отец – Игорь Гриб, член общественной Рады Госпогранслужбы, ранее служивший в ГПСУ, в настоящее время участвует в создании капелланской службы в силовых органах.

Место встречи – тоже не просто город в Беларуси. Гомель идеально подходит для похищения человека с последующим вывозом в Россию: 40 км до границы и никакого паспортного контроля на въезде. Наконец, сеть «ВКонтакте» – это российская сеть, полностью контролируемая российскими спецслужбами и запрещенная в Украине. Впрочем, запрет более чем условный – тот, кто хочет ей пользоваться, вполне может это делать. Существует масса лазеек для обхода. Ну, вот вам и пример, чем такие обходы чреваты. Не ходите, дети, в Африку гулять…

Возраст 19 лет – уже не детский. Он дает полный набор гражданских прав и обязанностей. И даже если сделать скидку на возраст Павла, то его отец, Игорь Гриб, уже точно, безо всяких скидок – взрослый человек. Который по своей профессии не мог не знать, что Гомель – никакая не «нейтральная полоса», что война идет уже третий год, и что члены его семьи могут представлять интерес для ФСБ для похищения с целью его шантажа либо иных оперативных комбинаций. И, зная все это, он спокойно отпустил сына 24 августа в Гомель, не попытавшись отговорить его от поездки. Поездка должна была занять сутки, спустя двое суток стало понятно, что случилось нечто непредвиденное, 27 августа Гриб-старший сам выехал в Гомель, где ему, неофициально, неизвестно кто и как сообщил, что Павел якобы вывезен в Россию и находится в Краснодарском СИЗО. А 28 августа объявилась Татьяна, которая заявила, что выманила Павла по заданию ФСБ. Понятно, что она при этом клялась, что не виноватая, что ее заставили, что она была под подпиской о неразглашении и все-таки Павла предупреждала, но это уже просто болтовня.

Теоретически, какие-то белорусские силовики могли поспособствовать похищению Павла. Но фээсбэшники, вольготно чувствующие себя в Беларуси, могли справиться и без них. Никаких внятных сведений о судьбе и месте пребывания Павла нет. «Неофициальная информация», слитая его отцу, может быть и правдивой, и ложной. Павел мог быть вывезен в Россию, не обязательно в Краснодар. Он мог быть ликвидирован сознательно или случайно убит при похищении – это маловероятный вариант, но и он не исключен. Наконец, его могут удерживать на территории Беларуси. Единственное что можно утверждать с полной уверенностью, это то, что Татьяна, будучи марионеткой ФСБ, говорит ровно то, что ей велено, не больше и не меньше. Доверять ей нельзя, но надо просчитывать, зачем ФСБ это сливает и в какую игру Россия намерена сыграть. Очень толковый и подробный анализ вариантов такой игры содержится в статье Павла Тышкевича.

От себя добавлю, что, хотя Павел Гриб и его близкие достойны сочувствия, а государство должно сделать все возможное для вызволения своего гражданина, это возможное должно быть ограничено разумными пределами. Конструктивные отношения с Республикой Беларусь слишком ценны для Украины, чтобы испытывать их на прочность ради спасения одного человека. На войне как на войне, а все мы находимся именно на войне. Безопасного тыла нет как опции. Российской агентуры полным-полно не только в Беларуси, но и в Молдове, в Польше, в Балтии и в других странах ЕС. И в Украине ее тоже полно. А это значит, что, как пелось в песенке из фильма «Майор Вихрь», «очень просто может каждый с пулей встретиться однажды, потому, что сейчас – война». У того, кто об этом забудет, больше шансов умереть, чем у того, кто будет постоянно об этом помнить. И этот урок из истории с Павлом стоит извлечь всем романтическим юношам, назначающим свидания по переписке, а также их родителям.

Украина-Беларусь: партнеры или не партнеры?

Я преднамеренно назвал отношения Украины с Беларусью «конструктивными» уйдя от штампа «добрые». Никакие они не «добрые» и не «злые», а прагматичные. И Киев, и Минск пытаются извлечь из них максимум выгод для себя, одновременно сохранив достаточную привлекательность для своего визави – вот и вся доброта. Это единственно правильная линия поведения. Межгосударственные отношения всегда основаны на смеси прагматизма и эгоизма, любые другие добавки их только портят. Беларусь, несомненно, партнер Украины, но столь же несомненно она партнер и России. Если принять во внимание оба этих факта, поведение Минска в истории с похищением Павла Гриба выглядит вполне корректным. Минск проинформировал, что белорусы его не задерживали, и по всем признакам это правда. Не исключено, что белорусские силовики действительно ищут Павла в Беларуси, что совсем не лишено смысла, либо устанавливают подробности его вывоза. Никаких оснований обвинять Беларусь в причастности к похищению гражданина Украины на уровне государства в истории с Павлом Грибом нет.

Ответ белорусской дипслужбы на претензии Зеркаль тоже выглядит обоснованно. В МИД Беларуси заявили, что с 29 августа по запросу посольства Украины на всей территории страны идет поиск Павла Гриба, а собранная информация обобщается и готовится для передачи украинской стороне. И подчеркнули, что люди, к сожалению, пропадают по самым разным причинам: как по собственной воле или глупости (выделено мной – Авт.) так и в результате злонамеренных действий третьих сил, и что, если за 19-летним молодым человеком не уследили его родители и власти собственной страны, это еще не повод валить с больной головы на здоровую. И уж тем более не по-партнерски всего лишь через сутки после официальной просьбы о помощи обвинять в чем-либо страну, которая без ее ведома была выбрана местом «не то романтического свидания, не то конспиративной встречи». И уж совсем неуместно, пользуясь делом Гриба как поводом, публично угрожать Беларуси в экономической сфере.

Ну что ж, все верно сказано. И не поспоришь.

Более того. Проблемы с российской агентурой у Украины и Беларуси, а также у Молдовы очень сходные. Все три страны проросли этой агентурой как трухлявый пень грибницей. Снижение ее поголовья до хоть сколь-нибудь приемлемого уровня займет не годы — десятилетия. Как следствие, все три страны живут в зоне риска пророссийского путча, хотя в каждой из них его угроза имеет свою специфику. Так, если в Украине самым вероятным сценарием представляется победа на очередных выборах популистов, ратующих за все хорошее, включая «мир любой ценой», потому что «гибнут дети» и «главное — чтобы не стреляли», да и вообще «мышебратья», то в Беларуси и Молдове все завязано на конкретную личность. Выдерни этот гвоздь — и страна упадет в Россию. Так вот, в Беларуси этот гвоздь зовут Александром Лукашенко.

Кому Лукашенко батька?

Конечно, для любого сторонника демократии в ее западном, а также и в украинском понимании, Лукашенко несимпатичен: диктатор и держиморда, ради личной власти загнавший страну в унылую стагнацию. Но вместе с тем он – и единственное препятствие, мешающее Беларуси влиться Россию. Что, в свою очередь, немедленно дало бы Москве возможность открыть против Украины еще один фронт.

Да, Лукашенко борется не за демократию, не гражданские права и уж тем более не за свободу Украины. Лукашенко борется за сохранение себя у власти. Но вместе с тем он и не враждебен Украине. Он для Украины – серединка на половинку. А вот если его сместят, то новая власть в Минске будет уже абсолютно управляема Москвой. Потому что расклад сил в Беларуси сегодня таков: есть окружение Лукашенко, выстроенное им вокруг себя и без него нежизнеспособное, и есть пророссийские кроты, которые это строение пытаются подрыть и обрушить. И больше в Беларуси никого нет. Прозападные, проевропейские и уж тем более проукраинские силы — не более, чем разобщенная горстка городской интеллигенции. Ее реальный потенциал в серьезной драке за власть равен твердому нулю.

Несомненно, Лукашенко маневрирует между Западом и Москвой, делая реверансы в обе стороны. А что ему еще остается? И разве Украина не делает того же самого? Украина продолжает торговать со страной-агрессором, она не препятствует своим гражданам ездить в Россию на заработки и борется за то, чтобы удержать за собой газовый транзит. При этом Украина воюет с Россией — в отличие от Беларуси. Так чего вы ждете от Лукашенко? Кому он должен быть батькой в первую очередь: своему сыну, белорусам или Украине?

Есть ли государственность у Вейшнории?

И еще один фактор необходимо принять во внимание. Белорусская государственность была слаба изначально (с момента распада СССР), поскольку независимость свалилась на белорусов даже не как снег на голову, а скорее как увесистая сосулька. Никто ее не ждал, и не желал, жили себе и жили, и вдруг на тебе – прилетело. История борьбы за независимость Беларуси от России не носит выраженного характера, как в случае с Украиной. Идея белорусской независимости и государственности в границах бывшей БССР не имеет сравнимого с Украиной масштаба поддержки в обществе. Отсылки к Великому княжеству литовскому не работают за давностью лет, а в новейшей истории сторонникам независимой Беларуси почти не на что опереться.

Эта ситуация очень похожа на Словакию образца 1938 г. Словаки неплохо чувствовали себя в Чехословакии, претендовали максимум на автономию, да и то довольно вяло, а об отделении вовсе не помышляли. Но в 1938 г. их поставили перед фактом: вы независимы – и, кстати, вы союзники Великой Германии. И попробуй возрази… Пришлось вдруг оказавшемуся президентом священнику Йозефу Тисо, нисколько не нацисту, лавировать и дружить с Гитлером, одновременно создавая словацкую государственность буквально из ничего. В 1993 г. из этого выросла нынешняя Словакия, но сколько же лет должно было пройти, чтобы идея словацкой государственности проросла в массы…

Ассоциации со Словацкой республикой 1938-1944 гг. навеял флаг несуществующей Вейшнории – государства, которое, согласно легенде учений «Запад-2017», пытаются создать агрессоры с Запада, оторвав часть территории Беларуси. В сети, естественно, немедленно появились флаг, герб и карта этой страны, а также сайт ее МИДа, обложка паспорта и запись на его получение. Так вот, крест на флаге и гербе Вейшнории, позаимствованный у белорусской «Пагони», подобен словацкому. Впрочем, сама готовность белорусов поиграть в Вейшнорию куда более симптоматична.

Иными словами, появление и длительное правление Лукашенко случилось не просто так – оно было обусловлено исторически. Лукашенко был объективно необходим, его режим, как к нему ни относись, – это куколка, в которой из гусеницы БССР вызревает бабочка – по-настоящему независимая Республика Беларусь. Вызревает, в том числе и как результат постепенного отторжения обществом диктаторских методов Лукашенко. В России эту роль Лукашенко, похоже, прекрасно поняли. Как и то, что если сейчас раздавить куколку – просто взять и размазать ее – то не будет и никакой бабочки. А будет еще один субъект Российской Федерации и огромный шаг к «объединению трех братских народов».

Будем объективны: общая ситуация в Беларуси и ее насыщение как агентурой России, так и просто пророссийской «ватой» не позволяет Лукашенко делать резких движений. Но он, осторожно лавируя, мало-помалу снижает вероятность путча и выводит страну из-под российского протектората, ровно так же, как тогдашний министр обороны Словакии Фердинанд Чатлош пытался вывести Словакию из-под протектората Германии. Планы восстания Чатлоша, к слову, сорвали коммунисты, опередив его в августе 1944 и воспользовавшись плодами его подготовки. Впрочем, его, в отличие от Тисо, впоследствии хотя бы не повесили.

Лукашенко не симпатичен? Пусть так, но зато по общей сумме своих действий он выгоден Украине – это раз. И никаких иных вариантов, лучших, чем он, или хотя бы приемлемых, не ведущих к полному контролю России над Беларусью сегодня в Минске не просматривается – это два. Уже по этим двум причинам Лукашенко заслуживает всяческой поддержки с украинской стороны. Его последние шаги: посильная очистка силовых структур от пророссийских офицеров и ввод в действие соглашения между РФ и РБ о «совместной охране границы Союзного государства в воздушном пространстве и создании Единой региональной системы ПВО» объективно снижают риски для Украины. В частности, соглашение по ПВО снижает возможности России задействовать белорусские ПВО в конфликтах РФ с сопредельными странами.

Так что не стоит излишне резкими, да к тому же и бесполезными с практической точки зрения заявлениями обострять и без того сложную ситуацию, в которой действует лидер соседнего государства. Он нам не батька и не друг и быть для нас батькой или другом и не должен. Он – очень ценный для нас ситуативный союзник и ключевой элемент формирования будущей демократической белорусской государственности.

Его надо беречь и поддерживать. Во всяком случае, в ближайшей перспективе.



Поділіться цим