п'ятниця, 1 липня 2022 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Раммштайн-3: Как относиться к результатам саммита в Брюсселе Гаубицы М109 Paladin могут стать основными артиллерийскими системами, которые будут поставлять союзники в Украину

Вчера по инициативе США в брюссельской штаб-квартире НАТО проходило очередное совещание Контактной группы по вопросам обороны Украины. Это уже третья – и учитывая полсотни участников – самая большая по численности из серии встреч представителей оборонных ведомств государств-членов Альянса, их партнеров и друзей Украины, начатой в Рамштайне 26 апреля. Вторая прошла онлайн почти через месяц – 23 мая.

Эти встречи носят в основном технический характер: их участники решают, кто, какие вооружения, снаряжение и боеприпасы будут предоставлять Украине, каким образом, в каких количествах и в какие сроки. Однако в них также присутствуют сильные политическая и медийная составляющие.

Так, накануне главы государств и правительств Нидерландов, Дании, Португалии, Польши, Румынии, Латвии и Бельгии выразили убеждение, что мир и безопасность могут вернуться в Европу только в случае победы Украины. Очевидно, это следствие не только работы украинской дипломатии, но и заявлений российских топов последнего времени, отмечавших стремление к уничтожению Украины. Понимание европейцами экзистенциального характера войны и цивилизационной бездны, исключающей возможность диалога для разрешения конфликта, является одним из ключевых факторов в вопросе снятия «классификационных» ограничений на поставки нам оружия.

Очевидно, это событие используют для пиара все стороны. Российская пропаганда – с традиционной целью обоснование тезисов о войне со всем Западом на территории Украины и накачки ее оружием для продолжения войны. Но это, впрочем, неизбежный и неинтересный побочный эффект. Куда интереснее попытки правительств стран-участниц совещания улучшить свое реноме.

В Соединенных Штатах идет марафон промежуточных выборов, и очередной раунд гонки должен состояться вскоре после встречи – 21 и 28 июня. В частности – в проблемной для обеих партий Джорджии, впервые в своей истории выбирающей своего представителя в Сенате США. Здесь демократам приходится соперничать со ставленником Дональда Трампа. Сторонники 45 президента в контексте этой гонки часто противопоставляют вопрос помощи Украине «интересам рядовых американцев» и «потребностям большого строительства». Поэтому для демократов желательно представить результаты «Рамштайна-3» как значительный успех в защите демократии (и, вероятно, новые рабочие места в связи с наращиванием оборонных заказов). Отсюда, в частности, анонс очередной передачи вооружений на $650 млн, среди которых впервые будут противокорабельные ракеты Harpoon наземного базирования (что, в частности, можно продемонстрировать и как помощь Украине в разблокировании портов для экспорта зерновых и заверения мировой продовольственной безопасности).

При этом Белый дом нуждается в возможности маневра, в частности, играя графиком и номенклатурой поставок. Намеком на эту «закладку» является в целом комплиментарная для Украины статья обозревателя по вопросам безопасности Джулиана Барнса, опубликованная в New York Times 8 июня. Ссылаясь на представителей разведывательного сообщества США, автор утверждает, что американцы имеют более полную картину военных планов, ресурсов и потерь России, чем Украины. Мол, Киев не раскрывает ни свои оперативные замыслы, ни актуальную ситуацию на фронтах, ни статистику потерь.

Это, пишет Барнс, ставит в неудобное положение американских разведчиков, которые еще не оправились от обвинений в некомпетентности из-за неспособности оценить оборонный потенциал Украины в начале вторжения, а также затрудняет Вашингтону оценку ситуации и принятие решений, что и в каких количествах передавать Украине. Хитрость, однако, заключается в том, что Украина изначально очень четко формулировала свои потребности в вооружениях. К тому же, элементарный здравый смысл подсказывает, что при такой схеме коммуникаций вероятность утечек чувствительной информации объективно меньше, а на месте наши нужды виднее, чем за океаном. Поэтому претензия носит чисто политический характер.

Остальные потенциальные ключевые доноры также используют эту площадку в имиджевых целях. Так, немецкий канцлер Олаф Шольц и дальше разыгрывает воинствующего голубя. И хотя электоральные позиции возглавляемой им СДПГ за последние месяцы изрядно просели, дело в том, что подавляющее большинство немцев считает такой курс правильным. Согласно свежим данным института Forsa, 68% опрошенных не согласны с критикой Шольца в слишком нерешительной помощи Украины вооружениями и 83% поддерживают продолжение диалога с Владимиром Путиным. Другими словами, в вопросе российской войны в Украине канцлер делает именно то, что ожидают избиратели. Следовательно, все обещания Германии следует воспринимать со здоровой долей скепсиса. Особенно на фоне намерений масштабного перевооружения и переоснащения Бундесвера, чья боеготовность сейчас куда ниже, чем у ВСУ в 2013 году.

Фактор выборов оказывает серьезное влияние и на поведение Италии и Франции. Премьер первой Марио Драги успешно вошел в клуб стронгменов, жестко осудив российское вторжение 24 февраля и заявив, что «конструктивный диалог с Россией невозможен», а впоследствии поддержав поставки Украине вооружений (в том числе – гаубиц FH70) и предложив реформировать сам ЕС. Однако ему приходится сдерживать оппозицию внутри собственного правительства, к тому же муниципальные выборы, состоявшиеся в воскресенье, усилили позиции правых, что может обернуться их преимуществом и на парламентских выборах в следующем году – а значит, и сменой премьера.

Аналогично, первый тур парламентских выборов во Франции продемонстрировал, что президентская партия больше не имеет решающего преимущества, поэтому, несмотря на хорошие шансы на выигрыш, по меньшей мере в течение двух недель до второго тура президент Эммануэль Макрон будет вести себя еще более осмотрительно, чем до сих пор. Проще говоря, он и дальше будет обещать поддержку Украине и звонить Путину. И – как и Олаф Шольц – будет запускать программу наращивания боеспособности вооруженных сил.

Впрочем, масштабный запуск ОПК и наращивание оборонных потенциалов становится общеевропейской тенденцией, очевидно, распространящейся на весь мир. Между тем, кроме очевидного смысла, она имеет еще один – стимулирование экономики после вызванного пандемией спада. Одним из последствий этого станет выдавливание российских вооружений из мировых рынков. Фактически война в Украине ускорила их утилизацию в Европе, поэтому переход ВСУ на натовские образцы теперь неизбежен в силу банального дефицита. Правда, новые системы мы будем получать спорадически и в небольших количествах. Это прежде касается гаубиц калибра 155мм. Наличие М777 не перекроет наших потребностей, их на весь мир не более полутора тысяч, и Украина уже является эксплуатантом №2 после США. Французские Cesar, чешские Dana и словацкие Zuzana существуют в гораздо меньшем количестве образцов. Правда, у США есть значительный парк М109 Paladin, и они рассматриваются как основной кандидат для перекрытия нашего дефицита. Подтверждаются намерения поставлять системы залпового огня HIMARS, а также различные боеприпасы и дроны различных систем.

Нынешняя встреча в Брюсселе окончательно закрепляет тренд перехода ВСУ на натовские (в основном американские) вооружения. Как и завтрашний саммит министров обороны стран НАТО, ключевыми темами которого будут вопросы реагирования Альянса на вызовы безопасности, связанные с российской агрессией, и поддержка Украины.

Другое дело, что фасад бравурных обещаний может скрыть неприятную реальность: политическая и психологическая неготовность передавать нам определенные образцы вооружений (немецкая бронетехника – только один из наглядных примеров) остается такой же острой проблемой для обороны Украины, как пробуксовка во внедрении энергетических санкций против РФ. К тому же существует риск, что украинские заказы продвинутся вниз в списках европейских и американских производителей в силу приоритетного удовлетворения потребностей их собственных вооруженных сил. Европа не готовилась к длительному конвенционному конфликту на своей территории, натовские сценарии предусматривали быстрое перерастание советского вторжения в ядерную войну, к тому же после распада СССР европейские арсеналы распродавались гораздо быстрее, чем пополнялись.

Поэтому, даже вынося за скобки нерешительность «локомотивов» Западной Европы и колебания администрации Байдена в вопросе возможности территориальных и политических уступок Украины Кремлю ради предотвращения финализации его альянса с Пекином, приходится констатировать: определенные наши запросы будет физически невозможно удовлетворить в полном объеме, пока правительства не заключат соответствующие контракты со своими предприятиями ОПК. К тому же, фискальный год в США начинается 1 октября, и большой вопрос, будет ли запущен к этой дате полноценный ленд-лиз, тем более что промежуточные выборы состоятся 8 ноября. Так что ключевой задачей представителей Украины на всех площадках сейчас является убеждение союзников и партнеров в том, что наши нужды должны быть их безоговорочным приоритетом. Тем более что Контактная группа признала необходимость срочных поставок вооружений Украине.


Алексей Кафтан / Деловая столица
Поделитесь.