понедельник, 21 июня 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Язык от Киева не увел: Почему Зеленского в июне не ждут в Белом доме Украинский президент попытался передать в Вашингтон ряд сигналов и реприз, ценность которых ввиду откровенной вторичности представляется сомнительной

За неделю до саммита «Большой семерки» (G7), Организации Североатлантического договора (НАТО) и, собственно, встречи президента США Джо Байдена и российского лидера Владимира Путина в Женеве вышло большое интервью главы украинского государства Владимира Зеленского, являющее собой дивную смесь напутствия, просьбы, упрека и приглашения к торгу.

Американское издание Axios президент Украины попытался использовать для передачи в Вашингтон ряда сигналов и реприз, ценность которых ввиду откровенной вторичности представляется сомнительной.

Во-первых, ввиду актуальности темы как для США, так и Европы, это робкая критика решения администрации Байдена не вводить санкции против оператора «Северного потока-2» — компании Nord Stream AG, где пост гендиректора занимает экс-сотрудник Штази Матиас Варниг.

Во время своей пресс-конференции, посвященной двум годам на посту президента, Зеленский уже говорил о том, что отказ от санкций против российско-германского проекта станет «личным проигрышем» Байдена. И хотя соответствующие слухи появились еще раньше, в частности за день до пресс-конференции об этом писали Bloomberg и тот же Axios (прелюбопытное, кстати, издание, о чем ниже), для Зеленского, как он сам сказал в своем интервью, решение Белого дома стало неприятным «сюрпризом».

Ведь Байден, говорит он, «знает Украину лучше всех предыдущих президентов США», а следовательно так же хорошо понимает, какие риски для безопасности Украины и Европы представляет собой СП-2. Что ж. Здесь презедент прав: Байден хорошо знает, как в Украине делаются дела и «ху из ху» в политическом истеблишменте как из «старой гвардии», так и из условно новой — кварталовской.

К слову, Владимир Зеленский говорит, что о решении Белого дома ослабить давление на СП-2 он узнал из прессы. Если это действительно так, то налицо красноречивая характеристика нынешнего уровня взаимоотношений между Банковой и командой Байдена.

Хотя они были довольно непростыми еще во время каденции Дональда Трампа, который лично и через своего адвоката Рудольфа Джулиани склонял отдельных украинских политиков и чиновников, в том числе из пула «Слуги народа», к сотрудничеству — поиску компромата на Байдена.

История контактов с представителями Трампа наложила свой отпечаток на будущий диалог между уже администрацией Байдена и Офисом президента. И есть основания полагать, что ситуация в корне не изменится. Хотя бы по той простой причине, что кейс Джулиани, чьи дела в Украине сейчас расследует Минюст США, никуда не денется. Это «сладкий пирожок» для кремлевской пропаганды, который будет висеть дамокловым мечом над Банковой.

Но помимо него есть и другие проблемные моменты. Ключевым же триггером для США стало то, как правительство переломило через колено НАК «Нафтогаз Украины». На это, к слову, прямо и откровенно указывал, в ходе визита в Киев, к примеру, госсекретарь Энтони Блинкен — впрочем, далеко не он один.

Не мудрено, что Белый дом, по данным Axios, передумал проводить переговоры Зеленского и Байдена перед встречей американского президента с Путиным как раз из-за скандала с «Нафтогазом». И если перетряска компании была попыткой сыграть в суверена — то попытка определенно провальная. Рецепт Эллочки-людоедки «Не учите меня жить, лучше помогите материально» — отнюдь не лучший из способов поведения на международной арене. Он заведомо снижает планку дискуссии и, соответственно, шансы на то, что подобная встреча принесет плоды, приемлемые и для гостя, и для хозяина. Приемлемые за рамками пиара, разумеется.

Тем не менее, эрзац таких переговоров еще возможен — если таковым считать телефонную беседу. Такой разговор еще может состояться, и, возможно, даже сегодня, но он будет иметь скорее символическое, нежели практическое значение: как очередной месседж о непоколебимой поддержке Украины Вашингтоном.

Здесь, однако, приходится подчеркнуть: как и первый звонок Байдена Зеленскому, этот контакт, если таковой состоится, будет продиктован отнюдь не желанием искать приемлемых компромиссов или обмениваться мнениями с украинским коллегой, а стремлением усилить переговорные позиции и продемонстрировать единство в ответ на российские угрозы. Впрочем, Офис Президента нарисует, естественно, совершенно иную картинку. Которая, однако, не выдержит испытания вопросом о трехсторонней коммуникации между Киевом, Берлином и Вашингтоном по поводу СП-2 — просто в силу ее отсутствия.

Далеко не Джордан

Партнеров Украины в США в первую очередь интересуют не инфантильные вопросы вроде «Почему мы до сих пор не в НАТО», которые в ходе встречи обсуждать бессмысленно, а на выходе к прессе — глупо, но совершенно конкретные и простые темы — реализация реформ и выполнение взятых на себя обязательств. Собственно, это единственные условия для проведения личных встреч.

Степень же конкретики в действиях правительства Зеленского и их направленность более чем очевидны, и история с «Нафтогазом» — далеко не единственный пример. Откровенно популистский, законопроект о борьбе с олигархами, чья практическая ценность крайне далека от декларируемой — достойное продолжение этого курса. Спичи о собственной самостоятельности и заведомо подрывающие доверие к НАТО выступления, возможно, и повышают электоральный рейтинг, но не улучшают взаимодействие с партнерами и союзниками.

На этом фоне надежда на то, что маневр с «Северным потоком-2» является хитрой многоходовкой администрации Байдена, столь же наивна, сколь демонстрация этой надежды — нелепа. И сравнение Байдена с «любимым игроком NBA» — хитрецом Майклом Джорданом эту нелепость лишь усугубляет (подобное высказывание и само по себе провокационно, учитывая остроту в США темы BLM).

Естественно, логично предполагать, что среди опций, которые рассматривает Белый дом, есть возможность переформатирования отношений с Берлином после осенних выборов в Германии, которые могут выиграть противники СП-2 — партия «Союз 90/Зеленые». Но предлагать Вашингтону торг накануне не сулящего прорывов Украине Женевского саммита НАТО — опять-таки неосмотрительно: сложно найти более яркий пример loss-loss-стратегии. По сути же речь именно об этом: СП-2 в обмен или на статус главного союзника США вне НАТО, или же на ПДЧ.

Но что Киев готов предложить взамен? Кроме жалоб на несправедливый мировой порядок («империи», сверхдержавы и «все остальные). Ими ситуацию не нормализировать. И тем более не удастся выработать мало-мальски рабочий диалог, фактически возлагая на Байдена ответственность за будущие жертвы на Донбассе из-за решения не вводить санкции в отношении Nord Stream AG. Это не просто популизм — это откровенно деструктивная позиция в духе юношеского максимализма, неизбывное «нам все должны и обязаны».

И журналисты Axios, естественно, не могли не отреагировать на такую позицию. В частности, президент Украины соглашается, что отношения с Германией для США, безусловно, важны. И продолжает: «Но во сколько украинских жизней обойдутся отношения США и Германии?».

Похоже, что здесь Зеленский понял, что зашел слишком далеко, и попытался оправдаться: США, мол, всегда помогали Украине. Но слово — не воробей, как говорится. И что еще хуже такие пассажи прозвучали в контексте попыток Банковой склонить Белый дом к более жесткому противостоянию России. Или, если вернее, публично и убедительно сымитировать такое противостояние.

Байден неоднократно демонстрировал большую политическую гибкость. Порой даже чересчур, что можно было наблюдать и по отказу заводить корабли в Черное море на фоне эскалации между Украиной и РФ; и по, непосредственно, решению по Nord Stream AG.

Однако ранее — через Блинкена и других чиновников — Банковой говорили предельно ясно: утопающим помогают, если сами они заботятся о собственном спасении. Нельзя сворачивать реформы, в том числе в армии; плодить коррупцию, заниматься преследованием оппонентов, кивая при этом на безумного восточного соседа.

На эти сигналы Киев реагирует манипуляциями, упреками и призывами не подыгрывать Кремлю. Правда, довольно странно выслушивать такого плана упреки от человека, который в том же интервью вновь выглядит латентным «совкофилом», повторяющим взлелеянный российской пропагандой тезис о «разделяющей людей политике».

И что еще занятнее в контексте формирования будущего отношений между Банковой и Белым домом — это площадка, на которой Зеленский озвучил свои претензии и предложения торга.

В свое время запускать Axios — проект основателей Politico — помогала госпожа Эван Райан, супруга Энтони Блинкена и нынешний секретарь кабинета Белого дома. Так что все претензии Зеленского были услышаны, выводы — сделаны, а ответом на них как раз и можно считать «слив» издания о причине отказа Байдена увидеться с Зеленским до встречи в Женеве.

В целом же риторические, семантические метания Зеленского скорее свидетельствуют об отсутствии глубокой и продуманной политики, хоть немного похожей на Realpolitik.

Важно понимать одну простую вещь: Байден и его администрация, а именно к ним Зеленский, очевидно, обращался через Axios — это не украинский избиратель, которому нужно понравиться или у которого нужно вызвать жалость.

Повторимся: ближайшим партнерам нужна конкретика. Внешнюю же политику Зеленского можно описать одним словом, которое он постоянно использовал в интервью — feel. Вот только ощущения и рефлексия не приводят к рациональным действиям.


Владислав Гирман, Алексей Кафтан / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров