суббота, 16 октября 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Главный по пленным: Зачем Путин подменил Зеленского Медведчуком Если Банковая будет все это молча терпеть, то незаметно Медведчук станет в Украине главным по всему. И по Зеленскому тоже

В пятницу, 22 января, должны продолжиться консультации в Нормандском формате на уровне советников. По сути это переговоры между руководителем Офиса президента Украины Андреем Ермаком и замруководителя путинской администрации Дмитрием Козаком в присутствии свидетелей со стороны Германии и Франции. Предыдущая встреча на этом уровне прошла в Берлине 12 января и продлилась более шести часов. Известно, что Кремль ждет от Киева целого ряда уступок. В то же время Владимир Зеленский нуждается в каких-то быстрых достижениях на переговорном фронте, чтобы можно было предъявить их украинскому обществу, которое истосковалось по позитивным новостям.

По возвращении Ермака в Киев несколько Telegram-каналов, близких к Банковой, сообщили о том, что особое внимание на встрече в Берлине было уделено очередному обмену пленными. Дескать, Ермак очень надеется, что в скором времени удастся вернуть в Украину хотя бы два десятка пленных. И вот это желание быстрого результата, похоже, сыграло с Банковой злую шутку.

Двойная пощечина от Кремля

Не секрет, что в ближнем круге Путина есть разные мнения о возможной тактике в отношениях с руководством Украины. На этот раз, похоже, возобладала позиция тех, кто считает, что на Киев нужно демонстративно давить. И поскольку Ермак проявил большую заинтересованность в ускорении обмена пленными — то в Кремле решили бить именно по этому больному месту.

Если бы российская сторона просто затормозила переговоры по обмену, это был бы тихий предупреждающий сигнал. А с громкими угрозами выпустили бы опять каких-нибудь жириновских. Но на этот раз Кремль избрал другой способ давления — звонкую публичную пощечину.

Именно так можно расценить решение произвести выдачу четырех женщин, удерживаемых в донецких и луганских застенках, но выдать их не официальному Киеву, а главе политсовета ОПЗЖ, куму Путина Виктору Медведчуку. Тем самым Кремль продемонстрировал Банковой, что он может вообще лишить Зеленского и его офис возможности пиариться на обменах пленными и отдать эту тему в эксклюзивное пользование Медведчуку и ОПЗЖ.

Очевидно, это способ давления на Зеленского перед 22 января, когда должны продолжиться консультации Ермака и Козака в Нормандском формате. Возможно, Путин пытается показать таким образом, что он не намерен смягчать свою позицию, несмотря на смену власти в США, и что теперь он, наоборот, будет давить на Киев еще сильнее.

Впрочем, проблема Банковой не только в этом. Есть основания для сомнений в тех людях, которых путинские марионетки в Донецке и Луганске подобрали на выдачу Медведчуку. Весьма вероятно, что выдают их именно с той целью, чтобы они затем выступали на телеканалах, связанных с Медведчуком, и играли там заранее выученные роли в дезинформационных спектаклях против Украины в целом и против официального Киева в частности.

В таком случае эту «выдачу пленных» можно назвать двойной пощечиной Киеву от Кремля. А для Медведчука это означает двойную выгоду.

Во-первых, он получает свою минуту славы. Собственно, эта минута началась еще накануне, когда в медиа и соцсетях пошла волна сообщений и обсуждений по поводу выдачи пленных Медведчуку. И он уже стал героем дня в СМИ.

Во-вторых, Медведчук получает четырех женщин, обязанных ему лично за свою свободу. Тут есть возможность использовать чисто психологический момент, сыграть на эмоциях телезрителей. Известная проблема Медведчука — отсутствие искренних симпатиков. А теперь таковые могут появиться.

Метастазы скандала

Документ от оккупационных администраций в Донецке и Луганске, направленный на имя Медведчука, датирован 15 января. В нем Медведчука просят сообщить о своей готовности организовать передачу на украинскую сторону четырех женщин «на контрольно-пропускном пункте «Майорск» в удобные для Вас дату и время, начиная с 20 января 2021 года». 20 января Медведчук обратился к главе СБУ Ивану Баканову с просьбой оформить ему разрешение на пересечение линии соприкосновения в Донецкой области и обеспечить ему переход через КПВВ «Майорск», а также обеспечить переход на подконтрольную часть Украины переданных ему четырех женщин.

Об официальной позиции Киева можно судить по реакции Министерства иностранных дел Украины. Оно 20 января заявило, что «решение Российской Федерации передать не Украине, а частному лицу Виктору Медведчуку группу украинских граждан, которых длительное время удерживали на временно оккупированной территории в Донецкой и Луганской областях, грубо и откровенно нарушает устоявшиеся механизмы решения таких гуманитарных вопросов. Этот шаг РФ является ударом по Нормандскому формату и Трехсторонний контактной группе, которые ведут системную работу по обеспечению освобождения лиц, удерживаемых в связи с конфликтом».

Медиа, связанные с Медведчуком, уже взахлеб рассказывают о том, что «бесчеловечная» украинская власть не дает Медведчуку освободить четырех несчастных женщин. То есть эмоционально-психологический мотив разыгрывается по полной программе.

А нардеп от ОПЗЖ Илья Кива уже похвастался «репрессиями» против Медведчука: дескать, «Госавиаслужба получила команду «перекрыть» небо для самолетов, которые использует Медведчук для перелетов в Россию». В принципе, это неплохой ответный удар: встречи в Москве со всякими российскими деятелями — это у ОПЗЖ один из излюбленных поводов для пиара.

К тому же Медведчук, напомним, последние свои визиты в Москву использовал для рекламы российской вакцины «Спутник V». Поэтому Банковой действительно есть чего бояться: сначала Путин вознамерился сделать Медведчука главным в Украине по вакцине, теперь он хочет сделать его же главным по обмену пленными, и если все это молча терпеть, то незаметно Медведчук станет в Украине главным по всему (и по Зеленскому тоже).

Впрочем, этот скандал может иметь и опасные метастазы. Ведь те же самые путинские марионетки, которые «милосердно» вдруг решили передать Медведчуку четырех своих узниц, одновременно стали пугать Украину нешуточной эскалацией конфликта. Так, предводитель оккупационной администрации в Донецке Пушилин заявил о намерении оккупантов захватить всю территорию Донецкой и Луганской областей, а затем сообщил о планах провести новый «референдум о самоопределении территории». И если угроза войной — это все же скорее блеф, то псевдореферендум — это для Путина вполне реальный инструмент давления на Зеленского.

Конечно, сейчас было бы опрометчиво делать какие-то окончательные выводы. События развиваются. И тема обмена пленными наверняка будет опять поднята на консультациях между Ермаком и Козаком в Нормандском формате 22 января — если, конечно, Кремль не решит сорвать эту встречу в отместку за Медведчука, недопущенного к переходу через КПВВ «Майорск».


Юрий Вишневский / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров