суббота, 11 июля 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Шах Украине: Почему Франция снова подыграла Путину на глобальной шахматной доске Желание Макрона отказаться от малейшего намека на евроинтеграционные перспективы для участников «Восточного партнерства» – это помощь России в деле консолидации постсоветских государств вокруг Москвы. И эта помощь Путину замаскирована под декларациями о «сохранении либеральной идеологии ЕС»

Подготовка саммита инициативы ЕС «Восточное партнерство» проходит без особого напряжения или особых результатов. Главной причиной подобной ситуации, конечно, является пандемия коронавируса, которая оттягивает на себя внимание как чиновников ЕС, так и политических лидеров государств-членов союза. Но, судя по некоторым сигналам со стороны ЕС, проблема не только в этом.

В частности, вчера страны-члены Евросоюза так и не пришли к согласию относительно стремления стран «Восточного партнерства» к приобретению членства. По данным Радио Свобода, Франция, поддерживаемая «некоторыми южными государствами-членами ЕС», настаивает на том, чтобы фактически отказаться в финальном документе Совета ЕС от фразы о том, что «Совет признает европейские стремления и европейский выбор соответствующих восточных партнеров, как указано в соглашении об ассоциации».

Конечно, европейские чиновники вроде как надеются, что Франция в итоге все-таки изменит позицию, поскольку вышеупомянутая фраза уже несколько лет является стандартом ЕС для признания того, что страны «Восточного партнерства», такие как Грузия, Молдова и Украина могут присоединиться к блоку в будущем. Тем более что от «признания европейских стремлений» до удовлетворения этих стремлений – расстояние, которое может измеряться десятилетиями.

Но как бы ни завершилась вся история, она наглядно демонстрирует, насколько жестко нынешнее руководство Франции настроено против каких-либо политических авансов для участников «Восточного партнерства». И эта позиция однозначно находит поддержку среди других членов ЕС, среди которых, скорее всего, есть и Италия.

В этой позиции, на самом деле, нет ничего особенно нового. О том, что «Восточное партнерство» ни в коем случае не предусматривает перспектив членства, Макрон неоднократно заявлял и ранее. Причин подобного поведения Парижа, на самом деле, может быть две. Первая, официальная и пригодная для озвучивания в приличном обществе, заключается в том, что, по мнению действующего главы Франции, новые члены ЕС из числа восточноевропейских стран и без того нарушают правила сосуществования в союзе, не разделяют основополагающих либеральных ценностей, и вообще – «раскачивают лодку». При подобных условиях, дальнейшее расширение на восток, по мнению Макрона, грозит крахом ЕС. Глядя на политику Польши и, особенно, Венгрии, подобная позиция как бы и не выглядит совершенно безосновательной.

А другая, менее публичная причина «антипартнерской» политики Парижа заключается, очевидно, в желании если и не опереться на Россию в противостоянии с США, то, по крайней мере, снизить градус конфликта с Москвой и выйти из противостояния по линии Москва-Вашингтон.

Можно долго спорить о реалистичности (точнее, полной нереалистичности) такого геополитического подхода, который является классическим образцом «умиротворения агрессора».

Но вред от действий Франции является очевидным не только когда речь идет о вопросах цивилизационного выбора, но и в краткосрочной дипломатической тактике.

Европейская перспектива – пусть даже вполне призрачная – всегда давала возможность маневра для постсоветских лидеров в их дискуссиях с Москвой. Будь то кучмовская «многовекторность», будь то причудливые кульбиты Лукашенко, или непростые политические ходы реформаторов и олигархов в Молдове – все это базировалось на возможности, хотя бы гипотетической, дрейфа от Москвы в сторону Европы. Все без исключения экс-советские республики, даже вполне пророссийские – вроде Армении, ведя диалог с Москвой, могли бы балансировать. Балансировать между сотрудничеством с Кремлем и пусть эфемерной, но озвученной европейской перспективой.

Зато официальное «закрытие» европейских перспектив для участников восточного партнерства является геополитическим выигрышем для России. Потому дипломатическое балансирование между Москвой и Брюсселем становится или невозможным, или недейственным. Лавровское «кудавыденетесь» становится безоговорочным аргументом.

Конечно, в противовес Совету Европы Европарламент обсуждает свой проект будущего «Восточного партнерства» – с общим экономическим пространством, постепенной интеграцией в энергетический союз ЕС, транспортным сообществом, единым цифровым рынком и другими лакомствами. Именно на этот проект ориентируются украинские чиновники – в частности, глава МИД Дмитрий Кулеба, который надеется, что «Восточное партнерство «должно способствовать постепенной интеграции ассоциированных партнеров, в том числе Украины во внутренний рынок ЕС, как это закреплено в соглашениях об ассоциации». Но в деле противостояния между законодательной и исполнительной властью ЕС большинство преимуществ, увы, в руках последней.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров