воскресенье, 27 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Без Шевченко и Франко: Уберут ли из школьной программы украинскую литературу Министерство образования разработало Государственный стандарт базового среднего образования, и литературе там отведена совсем незавидная роль

За всеми перипетиями распространения коронавируса и введения карантина в Украине практически незамеченным прошло важное событие – Минобразования вынесло на общественное обсуждение Государственный стандарт базового среднего образования. В этом документе изложены основные умения и компетенции, которыми должны владеть ученики 5-9 классов. Стандарт был представлен общественности еще 4 марта, а его обсуждение завершилось 31 марта. Теперь министерству предстоит работа над предложениями и замечаниями к документу, которые внесли педагоги и общественные деятели.

При разработке программ Новой украинской школы работники Минобразования во многом опирались на опыт других стран, в частности, Финляндии и Польши. Один из позаимствованных из-за рубежа элементов вызвал широкую дискуссию. Речь идет о роли украинской и зарубежной литературы в предлагаемом Стандарте.

Начать стоит из того, что самих понятий «украинская и зарубежная литература» в новом Стандарте базового среднего образования нет. Вместо этого используется формулировка «оригинальная и переводная литература на государственном языке». Дьявол, как мы помним, прячется в деталях, и такое словосочетание несет в себе много рисков. Оригинальная литература – это литература на языке оригинала, а значит, она теоретически может быть на любом языке – русском, английском, немецком. Таким образом, если в документе используют формулировку «оригинальная литература», то на практике во многих русскоязычных регионах могут «творчески» подойти к выполнению закона и начать преподавать в общем курсе произведения русской литературы.

Дальше – больше. Согласно новому Стандарту литература включена в «языко-литературную область». Да, среди умений, которыми должны владеть ученики средней школы, указаны «чтение произведений литературы, использование опыта взаимодействия с произведениями искусства в жизненных ситуациях»; «подбор литературы для чтения, чтобы получить удовольствие и пользу от прочитанного»; «потребность чтения произведений литературы для удовольствия и рефлексии над прочитанным». Однако, если взглянуть на развернутую таблицу умений, оказывается, что роль литературы в учебном процессе фактически сводится к иллюстративному материалу во время изучения языка.

Таким образом, отдельные фразы, предложения и абзацы из произведений Тараса Шевченко и Гомера будут использовать для того, чтобы проиллюстрировать правила орфографии и пунктуации. Идея, к слову, довольно сомнительная, ведь писатели и поэты далеко не всегда использовали нормативную грамматику, а обороты и словосочетания из произведений классиков часто бывают далеки от норм современного украинского языка.

Еще одна проблема кроется в количестве часов, выделенном на «интегрированный предмет». В документе указано, что часы «языко-литературной области могут распределяться на изучение языка коренного народа, национального меньшинства и/или второго иностранного языка». Таким образом, мало того что часы на изучение языка, украинской и зарубежной литератур будут выделять одним пакетом, так еще из этого количества могут забирать по несколько часов в неделю на изучение языка национальных меньшинств. А уж мы знаем, какое именно национальное меньшинство точно не упустит возможности под вопли о «притеснении» втиснуть лишние уроки своего языка в учебную программу.

Превращать литературу в своеобразный «костыль» к изучению языка – идея очень спорная. Читая произведения главных писателей разных эпох, ребенок может не только притронуться к мировому культурному дискурсу, но еще и ознакомиться с чужим эмоциональным опытом. Так развивается эмпатия и эмоциональный интеллект, сопереживая персонажам романов, ты учишься справляться со своими собственными чувствами, переживать их без последующих травм и заблокированных эмоций.

Кроме того, нацию объединяет не только язык, но и коллективная память, культурное наследие. Украинская литература во многом – это история борьбы за право называться украинцами. Сегодня (в условиях российско-украинской войны) важно помнить об этом и сопротивляться, в том числе и на информационном фронте – через медиа, кинематограф, поэзию и прозу. Во время изучения украинской литературы в школе ученики не только продираются сквозь заученные формулы жизни писателей по типу «родился – с самого детства слушал народные песни и с молоком матери вобрал в себя любовь к народу – страдал – умер». Перед школьниками разворачивается настоящая хроника культурного и военного сопротивления врагам, борьбы за свою индивидуальность и право жить на своей земле – от «Гайдамаков» Тараса Шевченко до «Тигроловов» Ивана Багряного.

И я уже не говорю о том, что без умения вдумчиво читать и анализировать художественный текст, практически невозможно сформировать у детей эстетический вкус, способность отличить бульварный любовный роман от произведений Шекспира, низкопробную «мыльную оперу» – от качественного кинематографа. Если сейчас убрать литературу из учебной программы, для подрастающего поколения Григорий Сковорода, Леся Украинка и Тараса Шевченко скоро станут всего лишь безликими портретами на деньгах.

Подростков и так трудно заставить читать, а особенно – читать украинскую литературу. Современным городским детям, которые практически родились со смартфоном в руке и в жизни не видели живой коровы, сложно понять особенности жизни в украинском селе начала XIX в. Да и огромный пласт страданий в классических произведениях (к слову, не только украинских, но «Собор Парижской Богоматери» Гюго или «Фауст» Гете – тоже не самые жизнерадостные произведения!) не особо располагает к расслабленному чтению. Да, подход к преподаванию литературы в средней школе необходимо менять. Возможно, где-то стоит подкорректировать программу, найти возможность заинтересовать тринадцатилетнего подростка, который никогда в жизни не «пас телята за селом». Попробовать модернизировать традицию, сделать украинских классиков современными. На самом деле, им есть что нам сказать – и это будет актуальным и сегодня. Леся Украинка затрагивает удивительно глобальные темы – от феминизма до экологической сознательности, Драгоманов рассказывает, что такое децентрализация, Котляревский учит смеяться над империей, Сковорода предупреждает о профессиональном выгорании и учит любить то, что делаешь, и делать то, что любишь.

На данный момент известно о шести открытых обращениях от общественных активистов и педагогов с требованиями разъяснить и укрепить роль украинской литературы в Стандарте базового среднего образования. Возможно, еще ряд предложений и замечаний были направлены в Минобразования напрямую, без широкой публичной огласки. Прислушается ли к этим требованиям практически обезглавленное министерство, для которого монобольшинство так и не смогло найти лидера, – большой вопрос. Надеюсь, все же прислушается, иначе в будущем Украина может заплатить за такое решение слишком дорогую цену.


Виктория Билявская / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров