четверг, 28 мая 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Операция «Еготамнет»: Чем заняты оккупанты в ОРДЛО во время пандемии Когда с самого утра 28 марта вооруженные боевики в масках и с белыми повязками на рукавах полностью заблокировали всю жизнедеятельность оккупированной Горловки, стало понятно, чем реально нынче озабочены «ихтамнеты»

Ключевым событием прошлой недели для захваченных Россией украинских территорий Донетчины и Луганщины должно было стать очередное заседание в Минске Трехсторонней контактной группы.

ТКГ на карантине

Там 25 марта ожидалось подписание Украиной с некими «представителями ОРДЛО» об учреждении Консультативного совета, что де-факто стало бы началом желанного для Путина «прямого диалога Киева с Донецком и Луганском». Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло — из-за пандемии коронавируса ТКГ перешла на карантин, посему встречи ее подгрупп прошли удаленно в режиме видеоконференций, растянувшихся аж на целых три дня. Само собой, о подписании чего-либо в таких карантинных условиях не могло быть и речи чисто физически, так что все в итоге ограничилось банальной и безрезультатной говорильней на расстоянии.

«Украина опять срывает договоренности. Коронавирус «ставит на паузу» процесс мирного урегулирования. Надолго? Посмотрим. А пока все стороны делают вид, что сожалеют», — таким сумбуром у себя в Телеграм-канале отличился ближайший подручный экс-куратора ОРДЛО Суркова, политтехнолог Чеснаков, не сумевший окончательно определиться, кто виноват — либо Украина, либо все-таки коронавирус. А вот спецпредставитель ОБСЕ в Украине и ТКГ Хайди Грау в своем заявлении для прессы обошлась без лишних эмоций, констатировав отсутствие конкретных решений дипломатичными формулировками «приняли к сведению», «сосредоточили свое внимание», «обсудили аспекты», «рассмотрели вопросы» и тому подобное в стиле разговора ни о чем.

Что же касается высказанных украинской стороной позиций на переговорах, то, как сухо сообщила пресс-служба президента Владимира Зеленского, «ключевые вопросы касались ситуации безопасности на Донбассе и взаимного освобождения удерживаемых лиц», специально добавив, что «во время заседания никаких документов подписано не было». Наконец, некое разнообразие в скучное онлайн-общение внес представитель Украины в ТКГ Леонид Кучма, обратившись в ОБСЕ, чтобы та, в свою очередь, обратилась к России с призывом прекратить огонь и установить, так сказать, перемирие на период коронавирусной пандемии. Однако данное обращение вряд ли было услышано, так как ни до, ни после минских видеопереговоров оба российских армейских корпуса в ОРДЛО обстрелы украинских армейцев на фронте не прекратили, правда, их интенсивность за последнее время действительно радикально снизилась.

Конкурирующие операции «Капкан» и «Еготамнет»

Впрочем, чем реально в нынешних условиях заняты «ихтамнеты», стало понятно с самого утра 28 марта, когда вооруженные боевики в масках и с белыми повязками на рукавах полностью заблокировали всю жизнедеятельность оккупированной Горловки. Еще до рассвета они перекрыли въезды в город, оцепили центральные улицы, закошмарили торговцев на местном рынке и стали врываться в дома горловчан, массово переписывая их паспортные данные и мобильные телефоны. При отсутствии «паспорта ДНР» либо паспорта РФ горожан стали вывозить в «полицейские» участки «для установления личности», товар украинского производства из торговых точек изымался под предлогом «угрозы распространения коронавируса», а горловским транспортникам, которым запретили выходить на рейс, оккупанты объяснили коротко: «Операция «Капкан».

Таким образом, налицо то ли учения, то ли уже реальная «отработка», то ли и то и другое одновременно с одной лишь целью — превратить Горловку в такую себе «коронавирусную резервацию». Куда, кстати, по навязчивым слухам, уже вторую неделю свозят со всех ОРДО больных с подозрением на коронавирус. И это притом что пропагандистские «ДНР»-ресурсы не устают буквально в режиме онлайн повторять, что «на данный момент в республике не зарегистрировано ни одного случая заболевания COVID-19», отрабатывая всеми силами мантру «еготамнет». А также безостановочно тиражируют слова главаря российской оккупационной администрации в Донецке Пушилина о грандиозных планах «властей» на 9 мая: участие в акции «Бессмертный полк» 170 тыс. жителей в 19-ти городах квазиреспублики, из них 130 тыс. — только в одном Донецке.

«С учетом внешних обстоятельств, которые корректируют все аспекты нашей жизни, мы должны продолжить подготовку, продумать запасные варианты, как мы будем поступать в случае различных ситуаций, которые могут возникнуть. Если будет действовать карантин? Самое простое — это перенос, но не хотелось бы. Но к этому тоже нужно быть готовым», — как-то неуверенно завершил свою пламенную речь по этому поводу Пушилин, тем самым дав понять, что операция «Еготамнет» может в любой момент быть свернута и смениться операцией «Капкан». Пока же пушилинские карантинные полумеры ограничиваются самоизоляцией въезжающих на 14 дней, работой общепита на выходных до 15:00, функционированием спортклубов и фитнес-залов на свежем воздухе, дезинфекцией транспорта и рекомендацией «руководителям предприятий всех форм собственности продумать возможность удаленной работы для сотрудников».

Коронавирусные реалии в оккупации

Ну и самая жесткая ограничительная мера от оккупационной администрации в ОРДО на сегодняшний момент — это перекрытие границы как с Россией, где число заразившихся коронавирусом перевалило уже за полторы тысячи, так и с ОРЛО. То есть в последнем случае в Донецке, по сути, подтвердили данные украинской военной разведки от 24 марта о коронавирусной ситуации в Луганске: «На прошлой неделе только в 7-й горбольнице Луганска от якобы «обычной пневмонии» умерли девять человек. Однако по заключению патологоанатомов причины этих смертей имеют признаки COVID-19, но это запрещено указывать в официальных документах».

К слову, аналогичные официальные приписки смертей «от пневмонии» распространены также в городах и весях оккупированных районов Донецкой области, где первенствует злосчастная Горловка. Хотя похожие случаи уже есть даже в «республиканском реабилитационном центре» в Донецке, не говоря уже о менее «респектабельных» больницах, где оккупанты «карантинно» издеваются не только над пациентами, но и над медперсоналом. Например, на минувшей неделе в Енакиевскую городскую детскую больницу с подозрением на коронавирус госпитализировали мать с ребенком, после чего две смены медиков «полиция» продержала под замком в помещении этого, с позволения сказать, лечебного учреждения.

Тем временем, по информации украинского омбудсмена Людмилы Денисовой на 27 марта, в целом в ОРДЛО за медицинской помощью с острыми респираторными вирусными заболеваниями обратились около 800 человек, из них более 150 больных были госпитализированы с подозрениями на пневмонию. Однако ни у одного из них не могут диагностировать наличие коронавирусной инфекции, поскольку в местных больницах попросту нет соответствующих тестов.


Олег Полищук / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров