четверг, 1 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Раскрошить последний «Панцирь»: Как Эрдоган вытесняет Путина из Сирии Перемирие, достигнутое 5 марта, не мешает турецким силам и дальше активно уничтожать российское ПВО в Сирии

Турция и Россия после достижения договоренности о прекращения огня в сирийском Идлибе, последнем оплоте местных оппозиционных Башару Асаду сил, продолжили покусывать друг друга, но не напрямую, а через своих прокси. Причем Анкара в этом плане работает более эффективно и эффектно. Так, 10 марта турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган с гордостью доложил об уничтожении в провинции восьми ракетно-пушечных комплексов «Панцирь» российского производства. Зенитные системы зачастую управляются российскими экипажами, но формально принадлежат Дамаску, так что Анкаре предъявить вроде бы нечего.

Чем, собственно, и пользуется Эрдоган, продолжая расширять свое влияние на севере Сирии, несмотря на договоренности с Путиным. Да еще и позволяет себе непрозрачные намеки о поддержке Москвой фельдмаршала Халифы Хафтара, чья Ливийская национальная армия пытается оспорить право на власть признанного ООН Правительства национального согласия Фаиза Сарраджа. Эрдоган на борту самолета, в частности, сказал журналистам: «Сейчас в Идлибе есть «Панцирь». Мы уничтожили восемь «Панцирей» в Идлибе с помощью наших беспилотников. Их стоимость очень высока, это важные системы ПВО». И добавил, как бы между прочим, что и в Ливии имеются такие комплексы. Это уже месседж Кремлю: мол, Турция успешно умножает на ноль вашу технику в Сирии. Можем повторить и в Ливии.

Если «Панцири», а также «Буки» (по меньшей мере один турки уничтожили в Сирии 28 февраля) будут сжигать и в Сирии, и в Ливии, то гибридные авантюры в этих странах очень дорого обойдутся России и ее военно-промышленному комплексу. К слову, не только о «Панцирях» речь, но и о ЗРК С-300, которые применяются в связке с ними для выстраивания эшелонированной системы ПВО/ПРО.

Репутацию российским комплексам подмочил в прошлом году еще и Израиль. У потенциальных покупателей может возникнуть простой вопрос: «А какой прок с российских ракетных комплексов, если их из года в год они оказываются удобными целями, демонстрируя нулевую боевую эффективность?». К такому выводу, отметим, ранее пришли уже в Индии, отдав предпочтение южнокорейскому производителю.

Немудрено, что объемы продаж российского оружия России падают. Да, РФ по-прежнему занимает вторую строчку соответствующего рейтинга, уступая Соединенным Штатам. Однако если США, на которые приходится треть общемирового объема, в период с 2015 по 2019 гг., согласно докладу Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), увеличили экспорт оружия на 23%, то продажи российских вооружений за этот же период упал на 18%.

Цифры и проблемы российского ВПК на Ближнем Востоке ставят под сомнение успех на рынке вооружений, которыми Москва неустанно бахвалится. К примеру, сделку по продаже комплексов С-400, приобретенных Турцией к неудовольствию американских союзников.

«Патриоты» вместо «Ворчунов»

Но откажется ли Анкара от С-400 (Growler – «Ворчун» – по классификации НАТО) в условиях перманентного конфликта с Кремлем в Идлибе, как того хотят американцы? Вашингтон, кстати, воспользовался моментом и снова напомнил Анкаре, что если та желает приобрести американские комплексы Patriot, то нужно сделать всего ничего. Как отметил помощник шефа Пентагона Рэтт Хоффман, «позиция главы Пентагона была совершенно ясна с первого дня работы на этой должности: Турция не получит Patriot, если не вернет С-400». К тому же в Штатах также неоднократно подчеркивали, что и новейшие F-35 турки получат, если откажутся от российских ЗРК.

Тему С-400 затронул и спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри, дипломатическим языком призвав Анкару «разъяснить свою позицию по приобретению российской системы ПВО С-400». Важно, что эти слова прозвучали в контексте заявления Джеффри о том, что Штаты ведут переговоры с союзниками по НАТО относительно предоставления помощи Турции.

Понятно, что ни Анкара, ни Вашингтон не могут уступить в вопросе использования российских ЗРК. Что, впрочем, не означает прекращения сотрудничества и его развития. Белый дом таким образом демонстрирует последовательность, но при этом под предлогом «вкусного» оружейного контракта для Турции могут сделать исключение. Как вариант, стороны в итоге примут компромиссное решение. Например, американцам позволят детально изучить начинку турецких С-400 (если это еще не сделано). Плюс совместные нефтяные проекты на севере Сирии. Россиян американцы, напомним, к местным месторождениям не подпускают. И примечательно, что нефтью решил пожонглировать и турецкий президент. 10 марта Эрдоган сказал, что предложил Путину поучаствовать в разработке нефтяных месторождений в Камышлы и Дейр-эз-Зоре. На благо сирийской экономики, конечно же. При этом Эрдоган поставил президенту РФ весьма узкие рамки: или сотрудничаете, или мы за нефтью идем к американцам.

Все это очень похоже на элементы торга: доступ к С-400 и нефтепроекты в обмен на Patriot, возможно разморозку контракта на поставку истребителей пятого поколения F-35 и какую-никакую помощь НАТО, пусть и сугубо информационного характера. Соответствующий базис для аргументации ее предоставлении туркам Вашингтон уже сформировал, когда возложил ответственность за эскалацию в Идлибе на Россию и Асада.

Турки кажутся едва ли не миротворцами. Так почему бы союзникам им не помочь? Не всем союзникам и не через военную операцию Альянса, а посредством более активного обмена разведданными, использования некоторыми странами НАТО беспилотников в Сирии и, может быть, даже парочкой показательных авиаударов. Попиарившись и сделав политическое заявление, союзники закроют для себя сирийский вопрос. Однако Турции такого мощного сигнала будет более чем достаточно для подтверждения своего статуса внутри НАТО и легитимности ее действий как в Сирии, так и Ливии. Позиции Кремля в регионе, как и доходы оборонпрома, между тем, еще больше «просядут». Анкара, напротив, усилит свое влияние, учитывая, что еще одному игроку – Ирану, где коронавирус косит ряды высокопоставленных чиновников, – сейчас немного не до Сирии.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров