вторник, 29 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Наш Ермак и их Козак: О чем говорили в Минске посланцы Зеленского и Путина Зеленскому не стоит рассчитывать на внезапную смену позиций «обнуленного» Путина

Вчерашняя встреча заместителя руководителя администрации президента России Дмитрия Козака и главы Офиса президента Украины Андрея Ермака в большинстве СМИ была подана в качестве переговоров относительно обмена пленными. Как, кстати, и предыдущее их свидание, которое состоялось 1 марта. Информацию о подобной тематике встречи в осторожной форме подтвердили журналистам и в посольстве Украины в Минске.

Но параллельно с тем ширятся слухи относительно нескольких принципиальных моментов в коммуникации Ермака. Первый из которых заключается в том, что на переговорах 1 марта глава ОП общался как с Козаком, так и с неназванными пока представителями самопровозглашенных республик. Де-факто вроде как удовлетворив требования Москвы в отношении прямых переговоров между Киевом и сепаратистами. Но сделав это непублично и в присутствии российских представителей. Что как бы «не считается» – поскольку в свое время автографы под Минском-1 также совместно ставили Кучма с Зурабовым и Плотницкий с Захарченко. Но в качестве «полноценных переговоров с террористами» тот эпизод в историю не вошел.

Однако второй, и значительно более принципиальный предмет слухов заключается в том, что Ермак якобы активно обсуждает возможность быстрой реализации Украиной обещаний, взятых на тебя во время Парижского саммита «четверки». В частности, связанных с разведением войск и имплементацией формулы Штайнмайера. А в свою очередь Козак якобы начинает в ОРДЛО «ласковую украинизацию», готовя почву для возвращения украинского вещания, а также появления украинских журналистов и чиновников в «республике».

Во всех этих слухах можно было бы усмотреть большую «зраду». Если бы, конечно, не тот факт, что большинство из них пока невозможно реализовать на практике.

Поскольку даже «скоростные» переговоры о новых зонах разведения сил и средств – вероятно, самый простой момент из всего вышеперечисленного – являются практически невозможными на фоне значительных потерь ВСУ на протяжении последней недели. Относительно формулы Штаймаера и ее имплементации в украинское законодательство, на данный момент практическая реализация этого сценария в Раде тоже представляется достаточно сомнительной. Особенно до выяснения вопроса об очередности выборов на оккупированных территориях и вывода оттуда российских войск. Критическую важность данного момента неоднократно подчеркивал и сам Ермак.

И, самое главное, любая «подготовка к украинизации» в «ЛДНР», о которой пишут «источники во властных кабинетах», была бы достаточно заметной как для Украины, так и для шовинистического крыла российского политикума, а не только для «источников». Чего пока явно не наблюдается.

Поэтому рассчитывать на внезапную смену позиции «обнуленного» Путина сейчас, очевидно, не стоит. Тем более что сохранение, консервация имеющихся геополитических позиций и линий давления в сегодняшней России превращено в самоцель.

Поэтому достижением вчерашних переговоров могут быть, в лучшем случае, новые договоренности относительно обмена пленными в формате «всех на всех». Пусть даже не в марте, как того хотели на Банковой.

Но «апрельский нормандский саммит», о котором все еще периодически любит поговорить президент Зеленский, сейчас стал совершенно недостижимой целью. Ибо, как справедливо замечал теперь уже экс-министр иностранных дел Украины Пристайко, «к предыдущему саммиту мы готовились полгода… И теперь быстрее не получится – а подготовки все еще не видно». Ну, так было в конце февраля, когда он еще являлся министром. А по состоянию на сегодня не изменилось ровным счетом ничего.


Роман Федюк / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров