воскресенье, 20 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сирийское унижение ЕС: Почему Путин отказался встречаться с Меркель и Макроном Европейская «дипломатическая обеспокоенность» и слабо скрытый страх перед новой волной сирийских беженцев Кремль не интересуют

Вчерашний телефонный разговор российского президента Владимира Путина с канцлером Германии Ангелой Меркель вышел недолгим, а его информационный след – и того меньше. Российские СМИ перепечатали пресс-релиз Кремля о том, что «по инициативе немецкой стороны» были предметно обсуждены вопросы сирийского урегулирования с учетом нынешнего обострения ситуации в Идлибской зоне деэскалации». Еще стороны выразили надежду на результативное проведение 5 марта в Москве российско-турецкой встречи на высшем уровне». И точка.

А о чем скромно умолчал официальный пресс-релиз – это тот факт, что российский президент, скорее всего, во время этого разговора отказался от встречи с Меркель и Макроном и создания «нормандской четверки по Сирии». С соответствующим предложением сразу после последнего обострения в Идлибе выступил представитель кабинета министров ФРГ Штеффен Зайберт, но, судя по всему, предложение Москву не вдохновило.

И решение отказаться от встречи практически сразу же было ретранслировано не только в частном разговоре, но и публично – в частности, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сообщил, что планов встречаться с европейскими коллегами Путин не имеет, а 6 марта, когда якобы должна была состояться запланированная встреча, российский президент будет занят «работой в регионах».

Понять желание европейских лидеров встретиться с Путиным и обсудить ситуацию в Идлибе, конечно, не сложно. Поток беженцев с места конфликта, которым Турция открыла транзитный коридор в Европу, уже стал существенной проблемой для Германии и Франции – хотя стычки с беженцами пока что идут на южных границах ЕС.

Но ЕС сейчас не имеет никаких возможностей для влияния на конфликт в Идлибе, который давным-давно перешел с дипломатической реальности в реальность военную.

Поэтому Путин охотно встретится с Эрдоганом, войска которого сегодня сбили очередной асадовский самолет. Самолет, кстати, был якобы тренировочный L-39. Очевидно, боевых самолетов у Асада осталось не так много, и в Идлиб он их больше не направляет.

Путин, наверное, охотно пообщался бы и с Трампом, который сейчас принимает решение относительно предполагаемого предоставления средств ПВО Турции в регионе, которые могут вообще «запечатать» небо над Идлибом не только для асадовской «винтажной» авиации, но и для всего, что имеет в регионе Россия. Но Вашингтон на контакты с Москвой пока не спешит.

В Кремле не против привлечь к переговорам и Иран. Учитывая тот факт, что самыми боеспособными наземными частями и сирийском театре военных действий, вероятно, является именно иранские «ихтамнеты», прислушаться к позиции Тегерана придется и Анкаре.

Зато представители Европы, которые ощущают на себе негативное влияние от Идлибской эскалации, но не имеют никаких рычагов практического влияния на военную ситуацию в Сирии, являются для российского президента явно не первостепенными собеседниками. И все их «глубокое беспокойство» пока никого в Кремле не интересует.

А вообще, эта история является очень убедительной иллюстрацией того факта, что региональное лидерство в современном мире в условиях полного отсутствия вооруженных сил, и даже планов их строить, является штукой весьма призрачной. В Москве понимают, что имеющиеся антироссийские санкции – это практически максимум того, что ЕС может противопоставить России. Как понимают и то, что пока Меркель остается на посту, ослабление этих санкций – без безопасности реального прогресса на Донбассе вряд ли будет всерьез обсуждаться. А ни европейских ВВС, ни, тем более, наземных сил, в Идлибе нет. Поэтому и прислушиваться к мнению лидеров ЕС у Путина нет никакого желания.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров