суббота, 31 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Как Меркель и Путин меняют интересы Украины на компромисс в Ливии Перемирие на Ближнем Востоке может обернуться существенным ослаблением позиций в отношении Украины

Следующая встреча в «нормандском формате» запланирована уже на эту весну, а в ближайшее время президент Украины Владимир Зеленский проведет трехсторонние телефонные переговоры с Ангелой Меркель и Эммануэлем Макроном.

Однако сейчас у стран-представительниц «нормандской четверки» существуют и другие темы для переговоров. Как Путин с Макроном, так и Путин с Меркель в течение последниех дней посвятили немало времени проблемам Ливии. На встрече кремлевского лидера и немецкой канцлерин в Москве даже договорились провести конференцию по проблемам в стране под эгидой ООН. Путин акцентировал, что надеется на прекращение огня в стране уже в ночь на 12 января. И хотя уже утром этого дня представитель Ливийской национальной армии фельдмаршал Мабрук аль-Газави заявил, что правительственные войска Ливии нарушили перемирие, которое началось в полночь, информационное пространство было заполнено оптимистичными комментариями представителей различных сторон. На вчера же в Москве была запланирована встреча главы правительства национального единства Файеза Сарраджа, вождя Ливийской национальной армии Халифа Хафтара, а также глав МИД России и Турции. Но в итоге переговоры по Ливии были сорваны.

По вопросу же запуска «Турецкого потока» у делегатов Кремля и Анкары и действительно появились причины садиться за стол переговоров. По крайней мере, на данный момент. Впрочем, так же к миролюбию побуждает запуск «Северного потока-2», относительно которого Ангелу Меркель можно назвать едва ли не главным лоббистом в Европе.

«Мы говорили о проекте «Северный поток-2″. Данный проект при помощи нового европейского законодательства легитимирован. Нам необходимо довести его до конца», – отметила канцлер на совместной пресс-конференции с Путиным. Добавив, что Европа выиграет от нового газопровода, а «в диверсификации газовых поставок заинтересованы все».

Впрочем, даже отбросив газовый проект, который в определенной степени стал общим для России и Германии, у каждой из стран есть свои карты на обмен. В частности, Меркель уже давно и упорно, правда и малоуспешно занимается «установлением мира на Ближнем Востоке». Не секрет, что Ливия – главный «поставщик» беженцев в Европу. А решение проблемы гуманным способом – одна из фишек немецкой политики. И даже учитывая, что «атака» чужаков на немецкие границы ослабла, лишь на протяжении первого полугодия прошлого года из страны были депортированы 11,5 тыс. нелегалов. Обострение же конфликта в Ливии может спровоцировать для Германии новую волну иммиграции.

Что же касается Путина, он не оставляет попыток определять ход войны в Ливии несмотря на упрямые официальные утверждения об отсутствии в стране российских подразделений. И дело не только в усилиях выиграть в очередном раунде перетягивания геополитического каната. Острота противостояния на Ближнем Востоке также определяет цены на нефть, которые Кремлю, логично, выгодно держать высокими. Но сейчас Путин, кажется, готов к временному затишью. Ведь, во-первых, в сфере энергетики можно сосредоточиться на других новых направлениях и по крайней мере относительный мир с новыми партнерами не повредит. Во-вторых же, у Путина есть еще один большой интерес – Украина. И, собственно, за миролюбие в Ливии кремлевский лидер может требовать от Ангелы Меркель (да и от Эммануэля Макрона) «стойкости» в позиции относительно Украины.

Кстати, проблемы нашей страны лидеры России и Германии в Москве также обсудили. Об этом в обнародованном коммюнике отмечено лаконично и в то же время красноречиво: мол, рассмаривалась «тематика внутриукраинского конфликта». Даже данная формулировка намекает, что госпожа Меркель не была столь несогласна с мнением своего российского коллеги. В частности, если Путин считал «пересмотр минских договоренностей неприемлемым», а Меркель акцентировала, что документ «не каменный» и его можно адаптировать, на фоне, в частности, диалога по Ливии, канцлер может изменить формулировку на «что это возможно, но не желательно».

И в данном контексте оптимизм Украины относительно существенного шага к миру на наших условиях уже на следующем раунде нормандских переговоров, к сожалению, может несколько померкнуть.


Алина Морозова / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров