понедельник, 30 марта 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сбитый самолет МАУ: Три глобальные ошибки Зеленского Теперь на Западе зададутся вопросом, почему Владимир Зеленский выбрал позицию молчания тогда, когда западные лидеры говорили. И не согласовывал ли он позицию с Россией

Сегодня об этом заявили официально, а два дня назад в американских СМИ впервые прозвучала информация про иранскую ракету российского производства «Тор». Потом об этом сказал премьер Канады Трюдо, премьер Британии Джонсон, на это намекнул Трамп. Зеленский выбрал тактику нейтральности: нужно молчать и ждать результатов комиссии.

Госсекретарь США Майк Помпео до последнего предполагал возможность технической неисправности, но вчера все же признал: самолет мог быть сбит. Зеленский говорил с Помпео, говорил с посольством США, имел разговоры с Трюдо и Джонсоном. Эти люди имели доступ к разведданным. Они точно уверяли президента, что самолет был сбит. Однако вчера вечером, когда давал брифинг глава МИД Пристайко, он не сказал ничего конкретного. Хоть и не отвергал ракетную версию, но все же повторил еще раз – надо разобраться. На тот момент уже было известно: Иран в субботу признает вину. Однако Офис президента избрал тактику окончательного молчания.

И лишь сегодня, после того, как Иран официально признал сбитие самолета, началась активность Зеленского. Он пообещал сделать все, чтобы виновные были наказаны, добиться компенсаций и официальных извинений Ирана. А вечером обратится к народу. Также результаты украинской комиссии, которая работала в Тегеране, точно будут озвучены. Уже известно: ракета попала под кабину пилотов. Именно поэтому с самолетом не было связи.

Первая ошибка Зеленского – это показательное отношение к погибшим 11 украинцам. Когда западные разведки предоставили информацию о сбитии самолета ракетой и информация появилась в СМИ, Трюдо, у которого гораздо больше соотечественников погибло в рейсе МАУ, выступил и сказал, что самолет сбили. Зеленскому эту информацию точно предоставляли. Однако он молчал, параллельно встречаясь с родственниками погибших.

Вторая ошибка Зеленского – внешнеполитическая. Молчание порождает подозрения в общей позиции с Москвой, которая отстранилась от истории. Их понять можно: выстрел был из российского «Тора». Лишние ассоциации здесь им не нужны. Также России был выгоден американо-иранский конфликт. Не только из-за нефти, а еще и из-за ослабления Ирана на Ближнем востоке. Санкции США ставят под вопрос ядерную программу Ирана, которая никому не нужна. А вот на Западе теперь зададутся вопросом, почему Зеленский выбрал позицию молчания тогда, когда западные лидеры говорили. И не согласовывал ли он позицию с Россией, в страхе поссориться с ними.

Третья ошибка – внутриполитическая. У Зеленского за внешнюю политику отвечает заместитель председателя ОП Ермак. И в этой истории, скорее всего, его влияние на ситуацию было ключевым. Решение Зеленского – это решение Ермака. В украинской политике молчание Зеленского дает его оппонентам шанс критиковать президента за непрофессионализм, возможный российский след и страх. Вопросы, что он так долго делал в Омане и почему прилетел только на следующую ночь после катастрофы, с кем он там встречался, почему туда летал борт Медведчука – будут ключевыми. И это ударит по президенту. А все – от реального непрофессионализма его команды.


Андрей Коваленко / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров