суббота, 26 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Почему возвращение кораблей ВСУ выглядит как репетиция «возвращения» Донбасса Донбасс нам также, кажется, собираются передать для «ответственного хранения». При условии нашего искреннего согласия и глубокой благодарности

Украинские корабли вернулись домой. Через год после инцидента, практически в то же самое место, где были незаконно захвачены, и в сопровождении российского военного эскорта.

Личное оружие украинских моряков, а также рации и документы судна останутся на России. Все это будет фигурировать в качестве «вещественных доказательств» по уголовному делу, возбужденному Россией после инцидента.

С легальным статусом возвращенных кораблей все тоже не совсем просто. По слухам из «официальных» российских СМИ, ФСБ России «исключила украинские корабли из списка вещественных доказательств по делу задержанных в Керченском проливе моряков до его рассмотрения в российском суде». Хотя не так давно в информпространстве циркулировали слухи и о том, что корабли могут быть переданы еще со статусом вещественных доказательств – на «ответственное хранение» украинской стороной.

Вместе с тем, ни о каких телодвижениях украинской стороны относительно хотя бы требований компенсации за незаконное задержание украинских моряков и кораблей речи пока не идет. Отпустили – вот и славно.

Если, например, украинский гражданин захватит полицейский экипаж вместе с автомобилем, через полгода выпустит полицейских, а еще через полгода – оставит где-то в лесопосадке и машину, его будет искать половина МВД. А если аналогичные по сути действия совершит российский президент, это воспринимается как демонстрация доброй воли, а не грубое правонарушение, которое требует расследования и судебного приговора.

Хотя нет, неправда – ГБР (по слухам с подачи Портнова) начало дело в отношении прохода кораблей через Керченский пролив. Против украинской стороны конфликта. Реагируя на активный интерес общественности, бюро конечно, сообщило, что моряки в этом деле – лишь свидетели предполагаемого «преступления» руководства государства, которое, видите ли, проявило агрессивность и отправило корабли в «рейд» по украинским территориальным водам. Впрочем, в нашей правоохранительной системе изменить статус свидетеля на подозреваемого, в общем, несложно.

И все это происходит накануне саммита «нормандской четверки», в ходе которого будут обсуждаться условия завершения конфликта на Донбассе.

В этом контексте возвращение украденных кораблей – без извинений и компенсаций со стороны России (на которые никто, конечно, особо и не рассчитывал) и без претензий со стороны Украины (что демонстрирует если и не де-юре, то по крайней мере де-факто отсутствие возражений в отношении российских агрессивных действий), да еще и с «особым статусом вещественных доказательств в деле о нарушении российской границы» выглядит своеобразной репетицией вероятных событий на Донбассе.

В отношении которых, например, руководитель МИД Вадим Пристайко может говорить долго и старательно – как это он сделал, например, в последнем интервью для РБК – но при этом не обозначить никакой реальной «красной линии», перейти через которую категорически не согласится украинская сторона.

Выборы на Донбассе, после которых мы, возможно, снова станем почти что «единой страной», состоятся то ли до, то ли после передачи контроля за украинско-российской границей. В них, возможно, примут участие беженцы, покинувшие регион – а может и нет. Украина, конечно, требовала роспуска «ЛДНР», а Россия и «республики» от него категорически отказались – но дальнейшая судьба этого вопроса будет решена в ходе переговоров, поэтому бояться нечего.

В контексте такой чудесной позиции украинского внешнеполитического ведомства возникает закономерный вопрос. Не состоится ли и «возвращение» Донбасса так же, как произошло возвращение украинских кораблей.

То есть, после акта российской международной агрессии Киев получает абсолютно номинальный суверенитет над Донбассом в обмен на написанный в Москве (пардон, «согласованный с ОРДЛО», как элегантно выразился Пристайко) закон об «особом статусе», полную материальную ответственность за разрушенную инфраструктуру региона, и международно закрепленное обещание ничего не менять в таком положении дел. То есть, Донбасс нам также, кажется, собираются передать для «ответственного хранения». При условии нашего искреннего согласия и глубокой благодарности.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров