воскресенье, 20 июня 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Провал Зеленского: Почему «каминг-аут Буратино» оскорбил геев Новогодний номер «95 квартала» не просто вызвал скандал, но и показал, что пора искать новый уровень юмора. Желательно без унижений

Честно говоря, у меня и еще целой когорты людей, которые забросили телевизор лет 10 назад, был большой шанс ничего не узнать о новогоднем номере от студии «Квартал 95» про папу Карло и Буратино. Но Facebook донес до меня любопытную информацию о том, что этот самый номер дико оскорбил ЛГБТ+, за что был полит огромным количеством негативных комментариев и жалоб и удален. Это подстегнуло порыться в сетевых лабиринтах Google, отыскать «шедевр» и убедиться, что он, и правда, феерически оскорбителен и феерически же туп, пишет Александра Захарова для Деловой столицы.

Краткий пересказ для тех, кого миновал пересмотр праздничных «голубых огоньков»: по сюжету театральная труппа репетирует спектакль про Буратино, который незадолго до того признался, что он – не «он», а «она». В процессе репетиции коллеги по театру унижают актера, пиная его, заявляя, что рядом с ним сидеть не будут, за руку его теперь можно брать только через рукав, сочиняют песенки в стиле «Буратино – пид…р» и диктуют герою завещание с формулировкой «в моей смерти прошу никого не винить». «Папа Карло» и вовсе замахивается на главного героя топором, распевая песенку о «позоре в семье», ведь от «Буратино» теперь «не родится новый человечек». В конце номера выходит Тортилла-Зеленский и, как бы играя в толерантность, поет песенку о том, что он – «такой же, как Буратино, только не его, а он».

То, что в этом спектакле гендерную идентичность и ориентацию смешали в одну кучу, собрали кучу стереотипов о геях и фактически одобрили издевательство над «не таким, как все», человеком – это было бы еще полбеды. И даже то, что 10 минут туалетного юмора, где смешными почему-то становятся шутки о предсмертной записке, толчки, издевательские песенки и набор штампов, болезненны для каждого, кто сталкивался с травлей в школе или коллективе — далеко не полная бочка дегтя. Самой отвратной была реакция зрителей, которые дичайше ржали над этими издевательствами и явно не испытывали никакого дискомфорта в связи с происходящим на сцене. А еще реакция комментаторов на статьи на «Украинской правде», «Громадском», и так далее, которые писали про «да, так их, этих пид…ров, убивать».

Что касается реакции ЛГБТ-сообщества и самого «95-го квартала», случилось удивительное: в ответ на многочисленные жалобы фрагмент был не только удален со всех возможных сайтов, но и вырезан из полного новогоднего выпуска. Кроме того, студия извинилась, разослав подо все посты о том, что Зеленский и его молодая команда «пробили дно», спам-SMM-рассылку с формулировкой «мы признаем, что номер мог показаться кому-то оскорбительным, нам очень жаль».

Принес извинения и «1+1», официально пригласив другие медиа к диалогу об освещении темы «секс-меньшинств». А в Нацраде по теле- и радиовещанию даже инициировали мониторинг телеканала в связи со скандалом. На разговор с активистами, которые пришли под офис телеканала с лозунгами против ксенофобии, гомофобии, трансфобии и сексизма на ТВ, телевизионщики, правда, так и не пошли. Впрочем, дальнейшая война с уже удаленным роликом начинает напоминать бой с ветряными мельницами, хотя и может стать предупреждением для других создателей контента.

Что касается массовой аудитории «95 квартала», которую возмущал возможный запрет «Сватов» и которая, вероятно, не прочь сходить и на Ани Лорак, какими бы путями та не пробиралась в Украину, удивляться ей тоже как-то не с руки. Есть два способа общаться с широкой аудиторией. Вернее, даже три.

Первый – давать им жвачку, которой они жаждут, которая не требует от них никаких интеллектуальных усилий и заставляет их испытывать полуживотные реакции радости от того, что «не таких» угнетают. То, что образ «не таких» создан штампами, тупейшими, гнилыми недошутками, эпатажем отдельных звезд и рассказами родителей, которые воспитывали «самых гуманных граждан» постсовка — это ведь даже к лучшему. Мифологизированный образ «чудовища» – даже смешнее.

«Люди любят выдумывать страшилищ и страхи. Тогда сами себе они кажутся не столь уродливыми и ужасными. Напиваясь до белой горячки, обманывая, воруя, исхлестывая жен вожжами, моря голодом старую бабку…они любят думать, что ужаснее и безобразнее их все-таки привидение, которое ходит на заре по хатам», – (с) Сапковский – именно на этом проще всего играть, иногда заворачивая в ширпотреб некоторые нужные генеральной линии смыслы.

Второй способ – растить аудиторию, давая ей информацию и юмор, так сказать, на вырост, не всегда понятный, иногда с новыми словами и смыслами, в надежде на то, что хоть один из десяти, ста, тысячи услышит и разовьется, и это уже будет прогресс, по заветам Стругацких. Да, будет, но есть проблема, что 99% убегут к Зеленскому. Да и уметь создать интеллектуальный и нескучный продукт — дело непростое, затратное, чаще всего неокупаемое и неблагодарное.

Третий способ – разнообразные миксы первых двух, что также не всегда стабильно и гладко получается.

И все же мне кажется, что любой протест против Зеленского и тупых сортирных шуток его команды стоило бы облечь в форму юмора. И нет, не низкопробного, а на полшишечки хотя бы интеллектуальнее. Создать таки настоящую сатиру и доказать этим самым, что юмор может быть не только в стиле Задорного и Петросяна с налетом местного колорита.

А в целом с учетом того, что именно пережевывает жвачное животное в виде аудитории украинских телеканалов круглосуточно – а это и сериалы разного уровня отупения с горой штампов, и шоу с политическими спорами о сотрясании воздуха, и парад «экстрасенсов» с не очень качественными актерами – мне кажется, ситуация изменится, когда телевизор немного подтянется к уровню Интернета. Да, в сети – тоже гора мусора, но в последние пару-тройку лет там уже не комильфо шутить в стиле «Буратино – пид…рас – а-ха-ха-ха-ха». По крайней мере, за это можно отхватить бан от YouTube и Facebook независимо от вложенных в «творчество» денег.



Поделитесь.





Новости партнеров