суббота, 31 июля 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Офис Сокровищ В Украине свирепствует справедливая обида на США, Евросоюз и НАТО. Универсальная валюта обеспечивается экономикой без олигархов. Руководство государства тайно перебралось в самое зеленое место Киева – «Центр Бурной Деятельности Президента» на улице Банковой, где Владимир Зеленский ищет среди декоративных пальм и папоротников сокровища Медведчука, благодаря которым страна сможет жить без кредитов МВФ

— Бу-бу-бу! — азартно сказал Зеленский, уронил на пол зажатый в зубах нож и повторил: — Вперед, друзья, за приключениями!

Размахивая красивым пиратским пистолетиком, закупленной с целью обеспечения деятельности президента в обход системы «Прозорро» в рамках строительства большой окружной дороги, глава государства повернул потайную ручку, открыл стеклянную витрину «Центру Дії Президента» и скользнул в раскинувшиеся за ней искусственные джунгли. Соратники гуськом проследовали за ним, заинтересованно озираясь. После окончания масштабного ремонта в Офисе президента они были здесь впервые.

Фото: Ефрем Лукацкий

— Пиастры, пиастры! — алчно воскликнул Арестович. — А лопату кто-нибудь взял?

— Ермак, лопату взял? — наивно спросил Зеленский.

— Я тебе что, офис-менеджер? — огрызнулся Ермак. — Мне что, бросить решать глобальные вопросы международной арены и искать тебе лопату? Мне, гроссмейстеру Всемирной Шахматной Доски?!

— Ну ты же вроде как глава офиса, — ляпнул, как всегда, не подумав, секретарь СНБО Данилов.

Ермак молча бросился на него и боднул головой в живот. Оба покатились по песку, лягаясь и кусаясь. Зеленский смотрел на них с нежностью.

— И кто-то еще будет говорить, что я не умею в систему сдержек и противовесов, — сказал он довольным голосом, наблюдая за тем, как опытный выходец из луганских подворотен Данилов умело оседлывает представителя столичной интеллигенции и набивает ему рот песком. — Ну все, все, парни, хватит, вы оба очень влиятельны. Международная обстановка сейчас, конечно, накалена, но…

— Я, сука, все про тебя господину Салливану расскажу, слава богу, мы с ним каждый день на созвоне, — тяжело поднимаясь на ноги и отплевываясь, зловеще пообещал Данилову Ермак. — Хотя откуда тебе знать вообще, кто такой господин Салливан.

— Я как секретарь СНБО прекрасно знаю, кто такой господин Салливан, — огрызнулся Данилов. — Салливан — это… Это…

— Постоянно Действующий Член, — подло подсказал Ермак.

— Разумеется, — сказал Данилов.

— Вот видишь, Андрей, все он знает, — обрадовался Зеленский. — Давайте лучше клад искать, а то понимание, как сделать экономику прибыльной, у нас есть, а все деньги Порошенко покрал.

— Этот всегда успевает, — буркнул премьер Шмыгаль. — На ходу подметки отрезает. Олигархическая система снижает шансы на украинское экономическое чудо, но ничего, недолго им жить осталось, кровососам!

У Шмыгаля зазвонил телефон.

— Алё, Ринат Леонидович, какой приятный сюрприз, долго жить будете! — заулыбался в трубку премьер-министр, жестами извинился перед присутствующими и торопливо ушел продолжать разговор в пальмы.

— Где карта, Бигус? — задумчиво продекламировал Арестович. — Нам нужна карта!

— Карта Бигуса как раз у меня, — сказал Зеленский. — Согласно ее оценочному суждению, место, в котором Медведчук зарыл свои сокровища, вполне возможно, находится здесь.

С этими словами Зеленский подтянул короткие штанишки, уселся в песок на берегу небольшого декоративного моря, достал из рюкзака зеленое ведерко и принялся копать им ямку.

— А красиво тут, — заметил Данилов. — Не зря такие деньжищи из бюджета вбуханы.

— Вот клад найдем, я еще мангал справлю, — пообещал Зеленский. — И МВФ, наконец-то, в жопу пошлю. Виданое ли дело — реформами торговать! Хрен им, а не реформы, война у меня. Они там вообще торчат мне по жизни.

— Слышь, Данилов, а ты, кстати, знаешь, как расшифровывается МВФ? — как бы невзначай поинтересовался Ермак.

— МВФ — это мерзкие вонючие французы, — пожал плечами Данилов. — Там коррупция капец, один Саркози чего стоит… Уж не подстилкам путинским нас борьбе с коррупцией учить, согласитесь, товарищи.

— Золотые слова, — похвалил его Зеленский, со странным удовольствием замечая, как Ермак ревниво закусил губу. — Реформы им, понимаешь. А моя смертельная схватка с олигархами — это не реформа, что ли? Никто никогда не боролся с олигархами, кроме меня. Причина очевидна: дети не могут отрубить родителям руку, которая их создала, которая их привела к власти и которая их щедро кормит!

У президента зазвонил телефон.

— Привет, Бабушка, — напряженно сказал Зеленский в трубку. — У меня все хорошо.

При слове «Бабушка» присутствующие втянули головы в плечи.

— Да, я поел, — продолжал Зеленский. — Да, в шапке. Да поел, поел, спасибо, пока, люблю тебя.

Президент спрятал трубку в карман. Все смотрели на него с тревогой.

— Иногда мне кажется, что Бабушка слишком щедра ко мне, — пожал плечами Зеленский, — а ведь я уже взрослый, вот, олигархам руки рублю, гибну за принципы, которые проповедуют и отстаивают лидеры НАТО и Евросоюза…

— П#дарасы, — неприязненно сказал Арестович. — Таких, как лидеры НАТО и Евросоюза, в моей курсантской молодости называли «парашманами». Был бы я на месте, допустим, Меркель…

— Отличная мысль! — обрадовался Зеленский. — Давай ты будешь как будто Меркель, а я как будто президент Украины. Типа веду с тобой сложные переговоры.

— Ну давай, — охотно согласился Арестович, порылся в карманах и, натянув на себя знаменитый парик Люси, сказал: — Заходите, Вольдемар, гутен так.

— Гутен так? — горько сказал Зеленский. — Гутен так?! Это все, что вы можете мне сказать, фрау Меркель? Подите прочь, я обиделся.

— Что такое? — встревожился Арестович и положил руку ему на плечо. — Чем же я обидела такого честного, порядочного человека, как вы, Вольдемар?

— Не скажу, — сказал Зеленский, стряхивая руку, и трогательно шмыгнул носом.

— Ну Володья, ну скажите, — взмолился Арестович. — Что такое?

— Ничего, — сказал Зеленский, пуская слезу. — Оставьте меня.

— Ну не плачьте же, давайте вытру слезки, — сказал Арестович и бросился к Зеленскому, но тот проворно отскочил, горестно кривя губы.

— Может, дать вам летальное оружие? — предложил Арестович, снедаемый муками совести. — Мощные корабли? Ракетные катера? Штурмовые винтовки?

— И бабло? — с надеждой спросил Зеленский.

— И бабло! — подтвердил Арестович.

— Хоба! — победно воскликнул Зеленский. — Попалась, бабка.

Все зааплодировали.

— Браво, Владимир Александрович, браво! — воскликнул Ермак. — Вот оно — тонкое искусство международных переговоров, вы реально гений.

— А теперь, Арестович, давай как будто ты Байден, — раззадорившись, скомандовал Зеленский.

Арестович, надувшись от гордости, спрятал парик обратно в карман, подбоченился и, подумав некоторое время, сказал:

— Коррапшн.

— Хуяпшн, — жестко парировал Зеленский. — Хватит уже этой херни, я уже сыт ею по горло. Мне нужен четкий ответ: да или нет? НАТО да? Когда? Дай. Дай денег. Где конкретные действия? Где решения? Чего ты пристал?

— Реформ, — попятившись, пробормотал Арестович растерянно.

— Хуёрм! — заорал Зеленский. — Каких реформ тебе еще не хватает? Когда ж ты уже нажрешься своими реформами, ты, жалкий прихвостень Кремля, уклонист несчастный!

— Саркози! — внезапно сорвался Данилов и кинулся на Арестовича с другой стороны. — Саркози! Шредер! Брейвик! Доктор Хайдер! Этот, как его, Сноуден! Дама, которая танцевала с Путиным! Коболев! Да ты сам вообще кто такой, чтобы нас борьбе с коррупцией учить, гандон старый!

С этими словами Данилов не сдержался и заехал Арестовичу кулаком в лицо. Не ожидавший такого поворота событий Арестович попытался сбежать, но Зеленский ловко подполз на карачках ему под колени, и воображаемый Байден полетел на землю вверх тормашками, где его уже поджидал Шмыгаль с кирпичом, который до этого таскал за пазухой. Раздался глухой удар.

— А давай, Арестович, ты еще будешь господин чертов Джейк Салливан! — придумал Ермак, выламывая из песка ствол искусственной пальмы. — Сейчас я тебе покажу, тварь, как меня на уборщицу переключать!

…Жестокое избиение продолжалось еще добрых пять минут после того, как Арестович окончательно затих. Наконец, нога Зеленского в пылу борьбы наткнулась на что-то твердое в песке, и он, позабыв о наказании Байдена, принялся лихорадочно копать.

— Ребята, я нашел клад! — воскликнул Зеленский наконец, с усилием вытягивая на поверхность пляжа большой сундук, набитый сбережениями, золотыми цепочками, сережками, кольцами и зубами украинских избирателей. — Все как в сериале, помните, в самом конце, когда мы откупились от МВФ и…

— Не думаю, что это прям Медведчука… — осторожно начал Шмыгаль.

— Еще бы, — сказал частный предприниматель, меценат и филантроп Игорь Коломойский, отбирая сундук у растерявшихся кладоискателей. — Вообще-то это мое. А вы, мальчики, играйтесь дальше, нечего чужие вещи трогать.

— Бабушка?! — удивленно протянул Зеленский. — А как ты…

— Я хорошо, — сказал Коломойский. — А ты как, тоже хорошо? Нормально кушал сегодня? Шапочку не потерял? Покакал? Шины на велике накачал? Цепку смазал?

— Да, все в порядке, — растерянно протянул Зеленский. — Люблю тебя.

— И я тебя люблю, — сказал Коломойский, вытряхнул содержимое клада в свои бездонные карманы, кинул пустой сундук на землю перед Зеленским и ушел.

— Штош, — сказал Зеленский, глядя ему вслед. — Давайте поищем еще.


Наша Рада
Поделитесь.





Новости партнеров