среда, 21 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Богородица Римма, радуйся В Украине свирепые порохоботы атакуют Сергея Лещенко. Универсальным солдатом стал Олег Филимонов. Руководство государства тайно перебралось на полигон «Узкий лан», где проходят секретные военные учения «Разъединенные усилия-2020». Президент Владимир Зеленский не теряет надежды лично выстрелить из модного ПТРК «Джавелин»

— Лечь! Встать! Лечь! Встать! — лениво командовал старослужащий войск КВН Олег Филимонов, обильно охаживая солдатским ремнем рыхлые ягодицы молодого Арахамии. — Шире шаг, блиать, три наряда вне очереди, на губу пойдешь, душара.

— Мне, пожалуйста, письменный приказ, — отчаянно пыхтя, огрызался Арахамия. — Я буду реагировать только на письма.

— Молчи, дух, чай не с евродепутатом разговариваешь, а с уважаемым дедушкой Олегом, — строго сказал ему Зеленский, со значением поправляя одной рукой десантный берет, а другой — черный пояс по карате. — Любят пописывать, что Олег Филимонов — какой-то КВНщик, но тот, кто служил в КВН, знает, какая это тяжелая служба. Кто в КВНе не служил, тот жизни не видал! Нынче в поле тракторист — завтра в КВНе куплетист. Кто в КВН служил, тот в Раде не смеется!

Над президентским блиндажом с ревом пронеслась Точка У, и Зеленский сиганул в персональный окоп. Арахамия и Филимонов упали в обморок.

— Какая сука стреляла?! — глухо крикнул президент из глубины окопа. — Я же, кажется, приказал отобрать у всех оружие, а кто будет стрелять, тот будет крупно оштрафован.

— Это Порох проплатил! — крикнул в окоп Ермак, сложив ладони рупором. — Чем больше солдата штрафуют, тем больше Порох ему сверху добавляет, сука шоколадная. Проклятый разжигатель войны.

К блиндажу строевым шагом притопал главнокомандующий Хомчак.

— Товарищ верховный главнокомандующий товарищ Ермак, по вашему приказанию…

— Стоять, — лениво процедил Ермак. — Оружие есть?

— Никак нет, оставил за 150 метров, как приказано, — торопливо сказал Хомчак.

— Вова, можно вылезать, — крикнул в окоп Ермак. Из президентского окопа высунулся край длинной деревянной дудочки, Ермак ухватился за него и вытащил ухватившегося зубами за противоположный конец Зеленского на поверхность.

— Видал, Хомчак? — гордо спросил Зеленский, показывая ему дудочку. — Мальчики-хористы подарили из Львовской капеллы «Дударик». Именная! А вот у меня грамота «Почетный дударик», гляди…

— Очуметь, — сказал Хомчак, как бы невзначай вытаскивая из бархатного офицерского планшета «Дольче и Габбана», закупленного в ООО «Запорожье — Кривой Рог Транзит» по 400 тысяч гривен за 10 штук, позолоченную ручку «Паркер», закупленную в ООО «Май-Час» по 308 тысяч гривен за 80 штук, и лазерную указку «Ватерман Перспектив Блэк» с корпусом из лакированной латуни и позолоченными деталями, в том числе клипсой, по 6870 гривен. — Разрешите доложить о ходе учений?

— Погодите, господа, сначала помолимся, — сказал член наблюдательного совета «Укрзализныци» Сергей Лещенко и почтительно расчехлил большую закарпатскую икону Богородицы с наложенным на нее логотипом партии «Слуга народа». — Богородица Римма, радуйся, благодатная Римма, благословенна ты в женах, и благословен плод чрева твоего, яко спаса родила еси душ наших…

Все перекрестились.

— Збазибо, збазибо, дорогие друзйа, — сказал Зеленский, польщенно улыбаясь, — аминь.

— Вообще-то политическая агитация на военных учениях запрещена, — проворчал Хомчак, раздосадованный задержкой.

— А где вы видите агитацию? — задиристо спросил Лещенко. — Где вы видите учения? Кроме того, сегодня выходной. Когда Ющенко двадцать лет назад агитировал за себя на учениях, что ж вы молчали?! Причина одна — ненависть к Зеленскому, и я…

Из-за ближайшего холма бесшумно выскочили два порохобота в балаклавах, сунули антикоррупционера в мешок, подвесили на балку и принялись бить ломом.

— Караул! — заорал Лещенко. — Как сообщают наши инсайдеры, меня атаковали порохоботы Федына и Звиробий! Хулиганки зрения лишают! А я только избавился от очков, у меня брекеты, жизнь удалась, я, в конце концов, богат!

Зеленский, позеленев от волнения, изо всех сил тревожно дунул в дудку. Над «Узким ланом» разнесся противный звук. По этому сигнале на полигоне загрохотали пушки, а также ракетные системы «Вильха», «Ураган» и «Нептун», над головами начальства пронеслись два американских конвертоплана. От одного из них отцепилась панимэр Ирина Верещук и повисла на зонте, оседлав восходящие воздушные потоки.

— Козел, гад, с Киева еще прицепился! — объяснила Верещук. — Кличко, Порошенко, Кличко, Порошенко, Кличко, Кличко, Порошенко, в Киеве начинаются перемены, панимэр, Кличко, Порошенко!

— Ну, вот кто это там постоянно стреляет? — простонал Зеленский, полезая в окоп. — Поверьте, все уже устали и хотят мира. Знаете, как больно было обрывать человеческие контакты с Россией?

— Разрешите доложить, кто стреляет, — важно сказал Хомчак, безуспешно пытаясь посветить Зеленскому в глаз неработающей лазерной указкой. — Согласно замыслу учений, та сторона атакует, эта сторона обороняется.

— Вообще, проиграть в войне для нас выгодней, — авторитетно встрял Арахамия. — Потому что весь негатив по поводу всего, что творится в стране, будет не на нас.

— Интересная мысль! — оживился Зеленский, вылезая из окопа по пояс. — Я всегда стараюсь широко открывать двери для прогрессивных перемен. Давать шанс. Берите и работайте. И отвечайте.

— Кличко! Порошенко! Кличко! Порошенко! — заорала Верещук. — Порошенко! Кличко!

— Да харош уже про Кличко, — недовольно проворчал Ермак. — Кличко как Кличко.

— А чего это та сторона стреляет, а наша нет? — глупо спросил Филимонов, машинально протягивая Арахамии портянку для стирки.

— Да потому, что все уже устали от войны! — сказал Зеленский и бросил на Филимонова укоризненный взгляд. — Удивляюсь твоей политической близорукости, тебе же скоро мэром Одессы становиться вместо презренного Труханова.

— Да харош уже про Труханова, — недовольно проворчал Ермак. — Труханов как Труханов.

— Я лучше скажу про Зеленского, — с достоинством отрезал Филимонов. — Популярнейший актер, блестящий, очень умный, создал свою медиаимперию кровавым потом…

— Продолжайте, Олег, — улыбнулся Зеленский.

— На разрыв кишок пахал! — воскликнул Филимонов. — До кровавой пены изо рта! Изо всего вообще!

— Но Порошенко! Порошенко! — заорала Верещук. — Порошенко!

Пришел Фокин с передка.

— Я только что с учений, и хочу вам сказать, — решительно сказал он, вытирая сажу с лица. — Повстанцы и здесь успешно воюют с украинскими карателями, а знаете почему? Потому что они за идею! Ведь с чего начинался конфликт на Донбассе? С русского языка. Согласно переписи, вся Украина говорит по-русски, это хорошо или плохо? Я считаю, что хорошо! Хорошо, что карателям запретили стрелять в ответ.

— Позвольте с вами не согласиться, Витольд Павлович, — строго сказал Зеленский. — Нельзя называть ополченцев той стороны повстанцами, некоторые считают, что это плохое слово.

— А восстание Ермака? — с вызовом спросил Фокин. — А на свадьбу грузчики надели со страшным скрипом Ермаки? А целый день гуляла вся Одесса на веселой свадьбе Ермака?

— А что там, Маша выйдет? — спросил Ермак, пытаясь перевести тему.

— Просто не называйте ополченцев повстанцами и все, — упрямо сказал Зеленский.

— Штош, я искренне прошу прощения у всех, кого задели мои слова, — гневно сказал Фокин. — Хотя это слово использовалось еще прошлым президентом Украины Петром Порошенко, если я не ошибаюсь, на стадионе в 2019 году…

— Не ошибаетесь, — горячо сказал Ермак. — У вас отличная память, Витольд Павлович, не то что у этих аквариумных рыбок…

— Но если я не получу поддержку от власти, я буду вынужден уйти, — кокетливо улыбнулся Фокин.

Все засмеялись, оценив шутку.

— А теперь, дорогие друзья, произойдет то, ради чего мы все здесь сегодня собрались, — торжественно объявил Ермак, доставая видеокамеру. — Сейчас Владимир Александрович произведет символический выстрел из «Джавелина». Давай, Вова, покажи презренному Пороху, как надо.

Собравшиеся дружно зааплодировали. Зеленский раскланялся и принял из рук Хомчака большую трубу ПТРК со странной надписью «Джавелиньг».

— Вы все помните, как я лично встречал из Китая «Мрию» с гуманитарным грузом этих высокоточных «Джавелинов», — торжественно произнес глава государства, укладывая «Джавелиньг» на плечо. — Мне известна одна политическая партия, лидером которой является человек, который до сих пор считает, что он — монарх Украины, хозяин Украины, и может давать и забирать «Джавелины», так вот, теперь президент здесь я!

С этими словами Зеленский изо всех сил нажал на спуск, и ничего не произошло. Президент заглянул в ствол трубы и снова нажал на спуск. «Джавелиньг» издал зловещий звук «псс». Зеленский заорал от неожиданности, уронил ПТРК себе на ногу и, проклиная предшественника, прыгнул в окоп. «Джавелиньг», спружинив, ударился о землю, нехотя выпустил ракету, и она принялась медленно нарезать круги вокруг собравшихся, с каждым витком приближаясь к Верещук.

— Бросай зонт, дура! — заорал Хомчак.

— Порошенко! — заорала в ответ Верещук. — Порошенко, Кличко, панимэр, перемены!

Грохнул жиденький взрыв, и Верещук камнем упала вниз.

— Конец учениям, — кисло сказал Хомчак, приложив к глазам наградной бинокль «Ив-Сен Лоран» с гравировкой Министерства обороны на все деньги. — Та сторона победила.

— Ура, ура! — закричал Фокин и первым побежал навстречу приближающимся танкам, размахивая большим букетом цветов.

Зеленский догнал его и принялся вырывать букет. Ермак смотрел на обоих с традиционной гордостью.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров