среда, 26 февраля 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Дмитрий Орешкин: Путин идет по пути Сталина Россию ждет гибридный возврат к советской модели, по которой в душе так скучал и тосковал Путин. Но последствия будут печальными

Во время послания Федеральному собранию 15 января президент России Владимир Путин анонсировал глобальные изменения в российскую конституцию. Правда, выстраивать политическую и социальную систему Кремль собирается по образу и подобию сталинской, пытаясь исправить огрехи коммунистов. В результате транзита власти президент станет более номинальной фигурой, а страной будет руководить тот же Путин, но на другой должности. И со всем этим Россию ждет инфляция и исключение иностранной валюты из оборота, а также отсутствие инвестиций. На международном поприще Кремль попытается вернуть себе страны, находившиеся в зоне влияния СРСР. Об этом в комментарии Апострофу рассказал российский политолог Дмитрий Орешкин.

Возвращение к советской модели организации общества

Обращение Путина к Федеральному собранию оказалось достаточно жестким. У Путина хватило трезвости обойти тему врагов и необходимости сплотиться, но прозвучала тема восстановления железного занавеса. Он говорил об укреплении суверенного интернета и отказе от международных прав и обязанностей России, зафиксированных ельцинской конституцией. Если раньше Россия была обязана выполнять решения Европейского суда по правам человека, то сейчас она не будет этого делать.

Еще одна составляющая – жесткие заявления об самоуправлении. Путин по сути повторяет советскую модель, когда был центральный комитет партии, а под ним – комитеты разной субординации. Решение, которое принимал вождь партии, немедленно доводились до низов, а оттуда шел отчет о выполнении. Это удачная идея для ведения войны, но очень неудачная для развития территорий.

Большая ошибка думать, что Путин поддерживает существующую в России систему для обогащения людей своего клана. Скорее всего, все в точности наоборот. Как человек из спецслужб, он наверняка искренне верит, что его миссия – вернуть могущество, которое было у Советского Союза, улучшив экономическую основу, убрав ошибки коммунизма и усилив корпоративную составляющую государства.

Но для того, чтобы укрепить державу, нужно обеспечить лояльность ключевых игроков. Сталин обеспечивал эту лояльность страхом, а Путин эту лояльность покупает. Идет скупка лояльности региональных, силовых, медийных элит. Даже бизнес-элитам позволяют получить лакомые куски в замен на то, что они поддерживают и одобряют режим. Высокие заработки и коррупционная рента всяких Чаек, Роттенбергов, Тимченков – это не цель, а инструмент, чтобы обеспечить лояльность сильных игроков вокруг самого Путина.

Но еще одним неотъемлемым неизбежным элементом власти является грызня элит. Если все не будут друг за другом следить и друг на друга «стучать», то появляется реальная угроза создания некоторой «антипартийной группы», если пользоваться терминами товарища Сталина, и переворота. Именно поэтому Сталин постоянно тасовал силовые структуры. Нужно быть ключевым игроком и решать вопросы разных мафиозных структур. Управляемый конфликт – естественное состояния для таких политических моделей.

О новом миропорядке и месте Украины в нем

Путин говорил о новом разделе мирового порядка между пятью ядерными державами. Очевидно, речь о Китае, России, Америке, Британии и Франции. У Германии нет атомной бомбы, но Путин заинтересован в участии Берлина, потому что, как ему кажется, он с немцами всегда договорится.

Дело в том, что когда Путин формировался как личность, мир был проще – грубо говоря, Запад (Америка, НАТО) и Восток. Сфера влияния определялась ядерным паритетом. Сейчас речь идет о том, чтобы мир делить на пять частей.

Путина больше всего устраивает ситуация, когда у него есть понятная сфера ответственности – не только РФ, но и соседние страны, и какой-то сектор сырьевого направления типа Ближнего Востока и Африки. Потому он так нервно реагирует на самостоятельность Украины, Беларуси, Грузии, которые, по его мнению, должны быть в его сфере влияния. Желание этих стран идти своим путем Путин воспринимает не как суверенное проявление воли их народов, а как происки Запада, который «откусывает» куски из сферы влияния России.

Путин хочет, чтобы был заключен договор примерно по образцу 1975 года, когда было проведено Хельсинское совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, утвердившее послевоенные границы. Тот документ признал, что страны Балтии являются часть Советского Союза. Сейчас Путин хочет подписать примерно такой же акт с мировым сообществом: мол, это наш колхоз, наше хозяйство, наш плетень – и за него, пожалуйста, не лазьте. Взамен он пообещает, что тоже не будет лазить.

Но Путин – это носитель советской системы ценностей, который думает не о развитии территории, а контроле над ней. Ему не важно, что Польша сейчас развивается экономически гораздо эффективнее и удачнее, чем Польская Народная Республика. Но ПНР была зоной контроля, а Польша, с точки зрения Путина, стала зоной контроля США. Это очень болезненная модель, которая присуща многим россиянам. Представить, что Польша стала независимой, они просто не могут. А теперь еще и Украина кочует под прикрытие Штатов. С этим Путин мириться никак не хочет, поэтому он изо всех сил будет стараться и Украине отомстить, и Польше, и странам Балтии.

Об отсутствии упоминаний Крыма и Донбасса

Очень предсказуемо, что в послании Федеральному совету Путин не затронул Крым и Донбасс. Все идет по сценарию Хельсинского совещания 1975 года. Запад, наверное, более или менее готов согласиться, что вопрос Крыма не обсуждается. И пока Путин жив, Крым будет российским. Для Путина отдать полуостров – равно потерять уважение. Поэтому в представлении Путина Крым уже инкорпорирован в Российскую Федерацию – говорить о нем он не будет.

Что касается «ДНР» и «ЛНР» – это тема обсуждения. Тут будут договариваться по поводу обмена пленными, проблемы с выборами, снабжения газом и т.д. А Крым? Ну кто захочет идти с танками и военными кораблями штурмовать полуостров? Да никто! До следующего цикла территориального сжатия или коллапса российской государственности в Крыму ничего не изменится.

Но тема «крымнаш» начитает вызывать легкое раздражение у россиян, потому что они ее воспринимают так: «Ну да, жрать нечего, цены растут, но зато крымнаш!». Пять лет эту тему жевали, и сейчас она выдохлась.

Об отсутствии пугающих мультфильмов

В Кремле поняли, что это не очень удачный жанр, потому что в прошлый раз это вызвало массу, прямо скажем, насмешек. Ну и это дублирование выступлений Ким Чен Ына, который где-то раз в месяц «обрушивает море огня» на США. Или иранских аятолл, которые «нанесли удар возмездия» по американским базам, уничтожили 30-40 или 80 американцев, не убив на самом деле ни одного. Это работает только для внутреннего пользования.

Вообще, как я понимаю, «пятилетка» вооружения завершена и теперь начинается «пятилетка» наведения порядка за построенным «железным занавесом». Потому Путин хочет сделать условия жизни россиян получше, если это не будет противоречить более важным приоритетам – сохранению власти, расширению зоны влияния, поддержанию баланса конкурирующих групп. Такая же логика всегда была в Советском Союзе.

О транзите власти

В послании прозвучал довольно ясный намек на транзит власти в 2024 году. Путин согласился, что еще один раз стать президентом он не может. Потому нужно прорабатывать вариант более полномочного премьера, который как бы опирается на волеизъявление трудящихся, выраженное через парламент.

Говоря о всенародном обсуждении изменений в конституцию, Путин имел в виду референдум. И если путинские политтехнологи предложат формулу «Поддерживаете ли вы изменения в конституции, которые укрепляют суверенитет РФ и делают ее более демократичным государством», все скажут «Да». А потом Путин скажет – «значит, они поддержали этот блок инициатив». Путин контролирует избирательную систему, губернаторов, у него большой опыт проведения электоральных кампаний.

Об отставке Медведева и новом премьере

Никто не ждал столь быстрой реакции Дмитрия Медведева. Его неожиданный уход – это не эмоциональная реакция, а фирменный стиль Путина. Если и сейчас рокировка пойдет в обратном направлении, то Медведев или условный Зайцев или Лисицин (это может быть любой Зверев, чтобы был мягким и пушистым), получит президентские полномочия в довольно «покусанном» виде.

И у Медведева сейчас тяжелейшее поражение, ситуация очень унизительная.

Интересно, как поведет себя «Единная Россия», лидером которой вроде как является Медведев. В нормальной ситуации нормального парламентаризма партия, которая набрала больше всего голосов на выборах, после отставки своего лидера начинает блокировать работу законодательного органа. В реальной России этого, конечно, не будет, потому что никакой Медведев не был партийным лидером, и никакая партия не была избрана на честных выборах. Все понимают, что главный избиратель России – Путин.

У Путина в кармане уже был конверт с прописанным сценарием, и он был заранее готов назначить Михаила Мишустина, который никакой не экономист и особенными достижениями в этой сфере не славился. Он крайне исполнительный человек с военной жилкой. В свое время отвечал за таможню, за налоги и четко выполнял предписанные ему указания. Это будет эффективный менеджер, зависящий от Путина.

Сергей Лавров и Сергей Шойгу – это два ключевых министра. И если они не нравятся Путину по каким-то причинам, то он их тоже сменит.

Вообще Путин – очень закрытый человек. Его очень легко разочаровать как отсутствием достижений, так и слишком большими успехами. И Лавров, и Шойгу держат 2-3 места по популярности после Путина, и это ему может не нравиться. Но Путин человек сильный, и может того, кто ему не нравится, попросту убрать.

О будущем российской экономики

Перспективы печальны в том плане, что Медведевская команда скорее ориентировалась на европейскую систему, в некоторой мере на конкуренцию, на соблюдение правил игры. А Мишустин будет выжимать из экономики деньги для того, что Путин называет «новые государственные проекты».

Запустится машина печатанья – государство печатает деньги, которыми платят зарплату народу. А дешевеют деньги уже у людей на руках. Но чем больше необоснованных денег ты печатаешь, тем очевидней падает обменный курс.

Все это хорошо известно по технологии удушения НЭПа, когда более конкурентная валюта – доллары, фунты и швейцарские франки – искусственно выводилась из оборота и заменялась мене способной валютой, но полностью подотчетной товарищу Сталину. Вот и сейчас обменный курс будет увеличиваться. А чтобы люди не расстраивались, придется «немножко» ограничить или вовсе отменить возможности конвертации валют.

То есть будет мягкий, гибридный возврат к советской модели менеджмента, по которому в душе скучал и тосковал Путин. Но последствия будут печальными, потому что экономика так не работает.

Итоги и перспективы

Российским гражданам в ближайшее десятилетие светит некоторое ухудшение ситуации, потому что трудно будет привлечь инвестиции из-за недоверия к путинскому режиму. Потому сейчас задача Путина – зафиксировать ситуацию, успокоить, приучить Запад к тому, что он такой.

Слишком резких действий Путин совершать не хочет. Он стремится возвращения к состоянию business as usual. Ссориться с ЕС или США слишком сильно у него оснований нет, а у Европы нет оснований слишком сильно требовать возвращения Крыма и окончания войны в Украине. Теперь путинской России надо успокоиться, перестроить что-то внутри себя. И как раз курс на решение внутренних проблем и был объявлен. С другой стороны, в Китае же такое работало, может и у России получится.

Я не столь оптимистичен, как те люди, которые в восторге от Путина, но и не столь категоричен, как те люди, которые говорят, что путинский режим не сегодня-завтра рухнет. Не вижу для этого оснований.



Поделитесь.





Новости партнеров