пятница, 24 января 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Александр Гольц: Военный диалог с народом. Какого сценария боится Путин Российская власть утратила обратную связь с подведомственным народом. И посему ждет от вышеозначенного народа чего угодно

Вчера на всех федеральных телеканалах в РФ разворачивалось традиционное действо, смесь карнавала, балагана и бурлеска, именуемое ежегодной «большой» пресс-конференцией главного начальника страны. Почти две тысячи блондинок обоего пола, лишь по недоразумению называющих себя журналистами (простите, немногие коллеги, которые, оказавшись в Международном центре торговли, пытаются задать действительно содержательные вопросы, но даже вы волей-неволей участвуете в этом унизительном цирке), наряжаются в маскарадные костюмы, рисуют плакаты, которые должны привлечь высочайшее внимание.

Просто смешно говорить, что ими движет желание узнать позицию Путина по важнейшим для страны вопросам. Еще смешнее вспоминать в такой день, что когда-то работников прессы называли сторожевыми псами демократии, людьми, готовыми рисковать жизнью, чтобы найти и предать гласности факты о том, как власти нарушают закон. Задачи участников этого действа находятся в совершенно другой сфере. В лучшем случае – это попытка привлечь в канун Нового года внимание доброго волшебника к той или иной проблеме, с которой сталкиваются подведомственные граждане, включая самоуправство чиновников и беспредел «правоохранителей». Чаще же – нижайшая просьба посетить регион, отведать производимых только там и невиданных в остальном мире кваса, меда, сыра, сивухи и бормотухи (нужное подчеркнуть). Ну и, само собой, сделать селфи. Понятно, к журналистике, к информированию граждан о важных для них вещах это никакого отношения не имеет.

Фактически те считанные разы, когда в течение года Владимир Путин удостаивает своим выступлением аудиторию большую, нежели дюжина приближенных членов Совета безопасности, однозначно свидетельствуют о деградации, до которой в нашей стране был доведен тот или иной государственный или общественный институт. Истерично аплодирующие в ходе представления Послания Федеральному собранию депутаты Думы и, прости господи, сенаторы показывают, что представляет собой законодательная власть России. Задающие президенту на форуме Валдай льстивые вопросы политологи демонстрируют уровень подведомственной экспертизы. А руководители Совета по правам человека, выслушивающие почти без возражений изложение диких взгляды о необходимости «превентивных» приговоров – это то, во что превратилась официальная правозащита. Наконец, само подведомственное население, слезно выпрашивающее по воле режиссеров в ходе Прямой линии очередную царскую милость: дорогу, лекарство, костюм Снегурочки, мужика, бабу, собаку (нужное подчеркнуть) – олицетворяет абсолютную покорность. Как, наверное, завидует Путину Дональд Трамп, которому только что Палата представителей Конгресса вынесла импичмент. Россия же представляет собой островок стабильности в море всемирной турбулентности, утверждает путинский толмач Песков. Такая стабильность чрезвычайно характерна для кладбища.

Так или иначе, казалось бы, избавившись от любого намека на контроль со стороны народа, Владимир Путин может и дальше править Россией, как хочет. Но вот члены комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Пискарев (председатель), Валеев, Хинштейн и Рыжак внесли на днях поправки в закон «О государственной охране». Нет сомнений, что депутаты транслируют новое желание власти. Предлагаемые изменения в закон требуют наделить Федеральную службу охраны (ФСО), предназначенную для обеспечения защиты высших лиц государства и прежде всего Путина В.В. правом применять не только физическую силу, специальные средства, оружие, как в прежних редакциях закона, но и, внимание, боевую технику. Авторы законопроекта благоразумно избегают определения того, что именно они считают боевой техникой. Обратимся к любому военному словарю, например, Словарю военных терминов. Он утверждает, что боевая техника – это «основная часть техники военной, состоящая из комплексов (образцов) оружия и их носителей (самолёт, танк, корабль, артиллерийское орудие, боеприпасы, ракетный комплекс и т. д.). Предназначена для непосредственного поражения живой силы, военной техники и других объектов противника».

Итак, ФСО, защищая президента, предполагает поражать живую силу «противника» с использованием самолетов, танков и артиллерийских орудий. Отличная стабильность царит в стране, власти которой предполагают такие вот сценарии. Как ни парадоксально, этот законопроект прямо связан с тем убожеством, в которое превращены любые формы гражданского контроля над действующей властью. Включая, разумеется, и нынешнюю «пресс-конференцию». Упразднив контроль над собой, российская власть утратила обратную связь с подведомственным народом. И посему ждет от вышеозначенного народа чего угодно. И готовит на всякий случай «сотню тысяч батарей» как наиболее эффективный инструмент диалога…


Александр Гольц / Ежедневный журнал
Поделитесь.





Новости партнеров