понедельник, 18 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Право на зраду Президент ехал по-простому, без сопровождения, на электрическом автомобиле «Тесла». «Тесла» стояла на четырех велосипедистах, а сами велосипедисты – на гигантской черепахе А’Туин. – Это же модель истинного устройства мира! – закричал один из зрителей, таксист в зеленой футболке с эмблемой «Зе! Сделаем их еще раз!». – Я так и знал, что вместо слонов всегда были велосипедисты! Зе! Зе! Зе!

Лидеры парламентской кампании принимали активное участие в прямой трансляции последнего предвыборного ток-шоу «Право на зраду» телемостом из Одессы на фоне общественного пляжа. За спинами кандидатов шумел прибой, трепавший в пене волн чьи-то большие красные трусы.

— Ото видите оте трусы? — зловеще улыбаясь, спросил у зрителей Ляшко, показывая пальцем на трусы. — Ото только они и останутся от вашего Зеленского, когда Радикальная партия дорвется до влады.

— Рейтинги говорят противоположное, — с неуместным кокетством заметила ведущая шоу Наталья Мосейчук. — И также напоминаю вам, Олег, что тема сегодняшнего выпуска — «Кому больше всего зла сделал главный враг Украины Петр Порошенко», попрошу не отклоняться.

— Мине! Мине больше всего зла сделал! — ломким голосом выкрикнул Святослав Вакарчук. — В то время, как я, осознавая свою миссию, собирал стадионы в Москве, насильственно насаждал в России украинский язык, создавал возможности для аннексии Кубани и Нечерноземья…

— Я наулиуую тауби, я налиуую сауби винаууу, а хочеш из меудоуоумм! — кривляясь, перебил его Гриценко. — Ты точно ртом это поешь, миссионер плюшевый?

— Заготовочка! — засмеялась Мосейчук и погрозила Гриценко пальцем. — Признайтесь, полковник, вы это заранее придумали.

— …Мне становится смешно! — перекрикивая ведущую, испуганно пискнул Вакарчук. — Потому что когда я стоял на Майдане в 2004 году, Порошенко вместе с Медведчуком создавал Партию регионов, Оппозиционный блок за життя, просто Оппозиционный блок, Партию политики Путина, СПУ, ПСПУ, СельПТУ, ВЦСПС, КПСС и… и сейчас бы я не взял его даже в мою партию «Голос»!

— Нужно действовать! — не выдержав накала страстей фронтмена, воскликнула Тимошенко, встала с шезлонга и решительно пошла на камеру, размахивая руками. — Нужно действовать!

— В каком смысле? — попятилась Мосейчук.

— В хорошем, — ответила Тимошенко.

— И что же надо делать? — не отставала Мосейчук.

— Действовать! — отрезала Тимошенко. — Нужно действовать.

— Так делать-то что нужно? — в отчаянии спросила Мосейчук.

— Все что нужно, то и делать, — сурово сказала Тимошенко. — Нужно действовать.

С этими словами она вернулась обратно в шезлонг и, кажется, задремала.

В лучах софитов внезапно возник депутат Мосийчук. На нем был костюм в полосочку, котелок и круглые черные очки. По пляжу поплыл запах недорогого перегара.

— Подайте слепому, — проварнякал Мосийчук, громко стуча тростью по бетону. — Подайте бедному слепому патриоту на пропитание.

— А ну пошел вон отсюда, голодранец! — рыкнула Мосейчук. — Охрана!

— Выдвинусь в депутаты техническим кандидатом! — поспешно крикнул Мосийчук. — Снимусь в пользу нации! Недорого! Ай! Доця, шо ж ты делаешь!

— Какая я тебе доця, чертов проходимец, совсем уже совесть пропил! — рассвирепела Мосейчук, спихивая инвалида с бетонной плиты. Мосийчук слепо махнул тростью, сбил чайку и упал в море.

— Отрицает, — тонко усмехнулся Гриценко и ткнул Ляшко локтем в бок: — Слышь, а чего это Мосийчук ослеп?

— Почем я знаю? — пожал плечами Ляшко. — Видимо, это технический спирт, что ж еще техническому кандидату пить.

— Вот еще один жизненный пример, который подтверждается словами Диогена Лаэртского, — мудро сказал лидер партии «Сила и честь» Игорь Смешко: — «У бытия нет ни прошлого, ни будущего. Бытие есть чистое настоящее. Оно неподвижно, однородно, совершенно и ограниченно, имеет форму шара».

Зрители дружно зааплодировали. В отблесках софитов сверкнула и пропала жуткая улыбка Дмитрия Гордона: пользуясь случаем, он бойко торговал в толпе Шарами Бытия, снижающими для своих владельцев коммунальные тарифы и зарплаты соседей. Гриценко заметил, что Смешко отбрасывает рогатую тень. Полковник с ужасом посмотрел на него, но на голове гебешника ничего не было. Смешко подмигнул. Гриценко нащупал под пиджаком осиновый кол.

— Надо действовать! — пробормотала Тимошенко и перевернулась на другой бок.

На набережной что-то забибикало, и зрители стали кричать еще громче.

— И вот мне сообщают, что к нашей студии подъезжает президент Украины Владимир Зеленский! — прижимая палец к уху, счастливо воскликнула Наталья Мосейчук. — Дамы и господа, поприветствуем…

Ее слова утонули в грохоте вертолетов огневой поддержки и джипов охраны. Сам президент ехал по-простому, без сопровождения, на электрическом автомобиле «Тесла». «Тесла» стояла на четырех велосипедистах, а сами велосипедисты — на гигантской черепахе А’Туин.

— Это же модель истинного устройства мира! — закричал один из зрителей, таксист в зеленой футболке с эмблемой «Зе! Сделаем их еще раз!». — Я так и знал, что вместо слонов всегда были велосипедисты! Зе! Зе! Зе! Зе!

— А я знал, что этот мудозвон не сам за рулем в ролике ехал, — прошипел Гриценко.

— Почему мудозвон? — удивился Ляшко. — В том смысле, что мудями по роялю?

— Да потому что мудозвон! — отрезал Гриценко, украдкой бросая взгляд сначала на Смешко, а потом на его тень. Тень Смешко шла по лесу и собирала свежие души. Гриценко неумело перекрестился, хотя по-настоящему верил только в продажу излишков военного имущества.

Зеленский, между тем, выбрался из «Теслы» на спину велосипедиста и сказал куда-то под капот:

— Дуже дякую, спасибо за беседу.

— Та шоб ты только был здоров, — странно знакомым голосом ответила «Тесла». — Нап#зделся?

— Да, да, дуже дякую, — Зеленский прижал руки к груди. — Збазибо за вапрос.

— И запомни уже, бл#дь, санкции снимут не за переговоры с Путиным, #бать-копать, а за переговоры с сепарами, потому шо тада ты их признаешь стороной конфликта, и палучается шо война гражданская, а Россия тут не при делах, ты понял, баран? — сказала «Тесла». — Кофе пойдешь со мной пить, дужедякула?

— Та не, дуже дякую, — замялся Зеленский, — у меня тут шоу.

— Ну посмотришь, как я пью, — сказала «Тесла». — Ладно, не ссы, шучу, п#здуй уже поп#зди, только голову давай включай, телепузик, бл#дь.

Зеленский козырнул, сел на велосипед, выкатился на середину съемочной площадки и упал. На его белой рубашке то появлялся, то исчезал ремень безопасности. Гриценко снова посмотрел на Смешко. Смешко не сводил глаз с президента и делал руками колдовские жесты.

— Да он его сейчас до смерти сглазит! — воскликнул полковник и быстро набрал на сотовом номер Баканова. — Алло, Баканов, я тут насчет одного черта… Кто арестован, я арестован? За что?!

— Збазибо, збазибо, дорогие друзйаа! — захрипел Зеленский в микрофон. — Прежде всего хочу вам сказааать, хрр, что после купания на этом пляааже кто-то, кхааа, украаал мои красные труселяаа, воткнул в них три иголки с черной ниииткой и выбросил в море, кха-ха-ха!

Смешко многозначительно ухмыльнулся.

— Скоро я опять позвоньуу Пууутину Владим Владимычу и сахраню ему лицооо, — продолжал Зеленский под восторженные крики собравшихся. — Мне, конечно, наши друзйааа на Заападе говорят не звонииить, но пашли они в жоопу, какой Украине от них тооолк!

— Вот еще один жизненный пример, который подтверждается словами Аристотеля, — сказал Смешко: — «В большом теле заключена красота, а маленькие могут быть изящными и пропорционально сложенными, но не прекрасными».

— Шо? — вскинулся Зеленский. — Кто тут обидел мое прекрасное тело?

— Та Мосейчук ваша, кто ж еще, — коварно выкрикнул Смешко. — Пока вас не было, она называла вас малороссом.

Участники ток-шоу онемели от столь неожиданной наглости, но возможно, что все дело было в кознях нечистой силы, которую источали вспыхивающие там и сям Шары Бытия.

— Ну вот так вот, был малоросс, стал немалоросс! — кривляясь, сказал Зеленский и блатной походочкой подошел к ведущей вплотную. — Уж как-то придется вам меня, малоросса, потерпеть. Ха-ха, шучу, уволена. Пашла вон, разбойница.

— Что? — со слезой переспросила Мосейчук, не веря собственным ушам.

— Шо, са слухам плоха? — сделал ей козу Зеленский. — Давай, иди уже, хоспаде, давайте другого ведущего. Есть тут вообще нармальный парень, успешный менеджер, шоб типа поднял на этом бизнес?

Мосейчук убежала на сто метров по набережной, заказала в ларьке разливное «Черниговское» и принялась надираться в одиночку. Вместо нее под свет прожекторов вышел успешный журналист Александр Дубинский. Сфоткавшись с Зеленским на предвыборный плакат и дождавшись, пока утихнут восторженные аплодисменты толпы, Дубинский вышел на середину студии и объявил:

— Дамы и господа, Дубинский зашкваривает!

С этими словами он бросился зашкваривать пуфик. Во все стороны полетели тряпки и клочья ваты. Зрелище было столь ужасным и отвратительным, что зрители начали уводить детей и стариков, Ляшко исподтишка отвесил Вакарчуку чем-то под зад, а из моря вышел Мосийчук и завыл по-волчьи.

Когда Дубинский пустил пуфик по закоулочкам и перебрался шкварить диван, Гриценко понял, что время пришло, выхватил осиновый кол и бросился к Смешко, наблюдавшему за происходящим со смехом, от которого в жилах стыла кровь.

— Вот я сейчас тебе рога обломаю! — заорал он. — Изыди, чорт проклятый, без охраны!

С этими словами он пронзил колом бесовскую грудь. Однако тот, не выказав ни малейших признаков умирания, вынул кол обратно и стукнул им Гриценко по лбу.

— Учитесь проигрывать, полковник, — сказал Смешко. — Хотя, конечно, не стоит ожидать величественных поступков от мелких людей.

Гриценко молча развернулся к Вакарчуку и дал ему в челюсть, лягнул Ляшко каблуком под дых, кинул в Тимошенко табуретку, а в глаза Мосийчуку — горсть песку, после чего врезался головой в живот Смешко и покатился с ним по подиуму, краем глаза следя, чтобы его не зашкварил Дубинский.

Борьба была долгой и неравной. На стороне чорта выступали силы зла, а других сил в стране уже не было. Полковник чувствовал, что выдыхается, но тут из кармана Смешко выпал Изначальный Шар Бытия. Собрав волю в кулак, Гриценко из последних сил протянул руку, схватил его и разбил о бетон.

Смешко исчез в облаке серы. Откуда-то издалека раздалось жужжание — то на «Тесле» Богдана смывался Зеленский.

Гриценко, шатаясь, поднялся на ноги и огляделся вокруг. Все разбежались, мебель и техника были перешкварены в лоскуты, велосипеды украдены, и только выброшенные прибоем красные труселя валялись на берегу, словно позабытая народом совесть. Полковник хищно улыбнулся, поднял с земли осиновый кол и нетвердой походкой двинулся к ним.

На море начинался шторм, какого в этих краях еще не видели.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров